Ах, Наташка

Ах, Наташка

Я понял, что надо делать. Я хотел этосделать. Уже очень давно хотел. Я наклонился и коснулся губамиНаташкиных губ. Это был ещё не поцелуй. Просто прикосновение. Но еёгубы раскрылись навстречу и тогда я нежно обхватил их своими.

Мягкиетёплые, они то послушно отдавались нежной ласке, то вырывались и самистрастно ласкали. Я уже отпустил Наташкины локти и взяв ладонями еёлицо упивался сладостными поцелуями. И она не оставалась в долгу, икаждый её ответный поцелуй подхлёстывал меня и я никак не могостановиться. Её руки коснулись моей талии. Сначаланеуверенно, но по мере того, как поцелуи становились всё жарче, девушкасмелела. Вот её ладошки пробрались под майку, коснулись моей кожи, поползли вверх по спине. Наташка плотнее прижалась ко мне. Сквозьтонкую ткань я почувствовал нежную упругую грудь. Я скользнул руками пообнажённым плечам, осторожно опустил ладони на тугую попку.

Прижал ксебе, давая почувствовать девушке насколько сильно моё желание. Она намиг оторвалась от моих губ, обвила руками мою шею и снова залепила мойрот поцелуем. Я плотнее обхватил упругие ягодички и подхватил девушкуна руки. Наташка не растерялась, плотно обхватив меня своими крепкимибёдрами.

Она была девушкой миниатюрной и совсем не тяжёлой, кроме тогомоя страсть придавала мне дополнительные силы. Я шагнул кнезастеленному дивану и сел на него опуская девушку себе на колени. Неговоря ни слова Наташка стянула с меня рубашку и майку. Прикосновенияеё рук к моему обнажённому торсу были невыразимо приятны. Сладкая дрожьпробегала по всему телу, когда тонкие пальчики прикасались к моимсоскам, мяли грудь. Мои руки переместились с тугих ягодиц наталию. Я потянул вверх лёгкую маечку. Дома Наташка почти никогда неносила лифчика и её небольшие молодые грудки так соблазнительнопокачивались под тонкой одеждой, и мне порой было трудно отвести взглядот торчащих сквозь одежду сосков. Сейчас я видел эти небольшие розовыенавершия крепких молодых грудей и не мог поверить, что это, наконец, свершилось.

Но Наташка не дала мне налюбоваться ими. Она опрокинуламеня на спину и вновь её губы завладели моими. Девушка, видимо, любилацеловаться, но я и не возражал. К тому же к страсти её поцелуевдобавилось пьянящее ощущение от соприкосновения её обнажённых крепкихгрудок с моей грудью и плотный контакт девичьего лобка с моим налитымсилой рвущемуся наружу естеством. По видимому девушке тоже было приятноощущать эту упругую выпуклость на моих штанах, потому что япочувствовал, как она тихонечко начала тереться о неё своейпромежностью. Я ласкал нежную кожу её спины всё ещё не решаясьпробраться под её спортивные штанишки, но Наташка сама всёпредопределила. Она вдруг оторвалась от моих губ и подавшись вперёднависла грудями над моим лицом.

Теперь я вволю мог насладиться этимиочаровательными холмиками. Я целовал, лизал, покусывал нежнейшую кожу ствёрдыми навершиями сосков. Я видел, чувствовал, как от моих ласк онистановились ещё больше и плотнее. Девушка тихонько покачивалась изстороны в сторону давая мне возможность уделить одинаковое вниманиекаждой из своих восхитительных округлостей. Одновременно, уже нестесняясь, я пробрался под Наташкины "треники" и вовсю наслаждалсяупругими ягодичками то и дело проскальзывая пальцами по ложбинке междуними прикрытой тонкой полоской трусиков. Это, как бы случайное, поглаживание, видимо нравилось девушке, потому что каждый раз когда мойпалец оказывался во впадинке она непроизвольно приподнимала попку даваявозможность моему пальцу проникнуть ещё ниже, к самой заветной цели, ноя отступал и всё начинал заново.

Пора было брать инициативу всвои руки и я одним движением перевернулся подминая под себя хрупкоедевичье тело. Наташка не сопротивлялась. Ей уже совсем захорошело и онаполностью отдалась на милость своим чувствам. Я завёл её руки ей заголову и продолжил нежное истязание её груди. Повидимому это была еёэрогенная зона, потому что завелась она не на шутку и вскоре я услышалеё первый стон, а сосочки стали просто каменными.

Но я не собиралсяограничиваться этим. Мои губы стали спускаться ниже уступая место моимрукам. Я оглаживал тугие холмики изредка как бы случайно касаясьнапряжённых вершин и в этот момент девушка выгибала грудь вверх итихонечко стонала. А я стремился всё ниже. Теперь, вволю наигравшись снежными грудками, я с таким же вожделением стремился добраться досамого сокровенного. Уделив немного внимания нежному пупку иподрагивающему от моих ласк животику я медленно, но решительно потянулмешавшие мне "треники" вниз, по дороге освобождая Наташку и оттоненьких и совсем теперь уже ненужных трусиков. В нос ударил терпкий, но такой манящий аромат распалённой женской плоти. Я увидел узкую щёлкус розовым входом в обрамлении коротких тёмно-русых волосков.

Недолгодумая, я склонился и медленно провёл языком, снизу вверх, по влажнойщели на миг задержавшись у самой вершины. Я осторожно раздвинулпальцами нежнейшие створки и обхватил губами вершину там, гдеукрывалась за нежными складочками чувствительная горошина. Повидимому ядостиг цели: Наташка охнула и ухватив мою голову своими руками двинулатаз вверх. Я нежно обсасывал чувствительные складочки, языком тонадавливая, то кружа вокруг упругого клитора. Два пальца я осторожно, не глубоко погрузил во влажное лоно: девушка вовсю текла.

Наконец, не в силах совладать с нахлынувшим желанием, Наташка потянула моюголову вверх и залепила влажные губы страстным поцелуем. Япочувствовал, как неторопливо она стягивает с меня остатки одеждывысвобождая мою застоявшуюся плоть. Это было здорово чувствовать, какприспустив мои штаны она скользнула тёплыми пальчиками по напряжённомучлену, как бы проверяя, готов ли он к работе. Видимо удовлетворённаяего состоянием, она скользнула руками на ягодицы и подала бёдранавстречу моему стояку. Конечно я бы мог войти в неё сразу, ноприученный за многие годы семейной жизни сдерживать себя, я не спешил. Сначала я лишь легонько касался головкой входа в девичье святилище, скользил стволом вдоль него прижимаясь мошонкой к лону. Наташканетерпеливо старалась поймать его, сильнее сдавливая мои ягодицы.

Взявшись за спинку дивана я навис над девушкой соприкасаясь с ней лишьтам, внизу, и с удовольствием наблюдал, как извивается её тело пытаясьскорее слиться с моим. Да я и сам был возбуждён не меньше, но не могсебе позволить, что бы наше с ней первое соитие закончилось моимпоражением. Я твёрдо решил, что доведу её до оргазма. Тем более, что завремя супружеской жизни я научился сдерживать свои порывы и продлеватьсладкие минуты до наступления взрыва. Мать Наташки была хоть истрастоной женщиной, но чтобы разжечь её, а уж тем более привести кфинишу, требовались некоторые усилия. Я осторожно ввёл головку в истекающее лоно и замер. Наташка двинулась навстречу, но я отстранился.

- Не спеши, родная, не спеши... Вот так... По чуть-чуть... и ещё чуть-чуть. Медленно, не спеша я проникал в неё, сдерживая как мог её порывы. Наполовинувойдя в неё я стал осторожно двигаться иногда целиком выходя изгорячего лона. Когда она уже привыкла к таким неглубоким погружениям, явдруг одним движением вошёл в неё до конца, целиком, и замер.

Неожидаяэтого Наташка протяжно застонала выгибаясь всем телом мне навстречу. Теперь я не спешил выходить. Находясь в её тесном упругом влагалище язнал, чувствовал, что если сейчас выйду, то не смогу сдержаться икончу. Поэтому я лишь легонько покачивал бёдрами, то напрягая , торасслабляя свой инструмент, как бы привыкая к обволакивающему еговлажно-горячему кольцу.

Прийдя в себя от первой волныблаженства я стал двигаться. Медленно, не спеша, я вышел из Наташки ивновь вошёл до упора. Чередуя глубокие и мелкие проникновения ячувствовал, что теперь могу продержаться долго. Я как бы "перехотел"свой взрыв и теперь просто наслаждался. А Наташка уже не сдерживаласебя. Её движения стали резче и иногда я даже совсем не двигался, а онасама буквально насаживала себя на мой кол. Я знал, что никакие уговорысейчас не помогут и просто ждал, когда девушка взорвётся. И этот моментнастал.

Наташка вдруг напряглась, подавшись вверх, несколько разсудорожно всхлипнула по детски перебирая руками как бы желая поудобнеевзяться за меня, и потом протяжно застонала. Я почувствовал, какнесколько раз её разгорячённое влагалище сжало мой фаллос и его обдалогорячей волной. Не передать то ощущение восторга, победы иневыразимой нежности, когда доводишь женщину до экстаза и понимаешь, что можешь ещё. Наташка как-то сразу обмякла, я склонился к ней, сталосыпать её лицо лёгкими поцелуями осторожно, по чуть-чуть двигаясь вней. От этих движений она несколько раз вздрогнула всем телом. Теперьеё руки не сжимали меня крепко, страстно, а легонько поглаживалидоставляя этим ещё большее наслаждение. Я осторожно вышел изнеё и лёг рядом.

Моё возбуждение не прошло, но я ни за что не стал бысейчас продолжать акт девочке надо было дать отдохнуть. Наташкаположила мне голову на плечо и молчала. Её рука нежно поглаживала моюгрудь. Я знал куда она смотрит и не пытался прикрыться. Постепенно еёрука спустилась вниз и вскоре я почувствовал лёгкое прикосновениетонких пальчиков к своему члену.

От этого он вздрогнул и казалосьувеличился ещё больше. Я глубоко вздохнул от переполнявшего меняблаженства. А ловкие пальчики вовсю начали исследовать доставшееся имбогатство. Они поглаживали ствол, легонько сжимали мошонку, спускаясьещё ниже, подбирались к самому анусу и тогда я непроизвольноприподнимал таз, напрягая ягодицы, чувствуя как сводит мышцы отудовольствия.

Обхватив фаллос в кольцо пальчики несколько разскользнули вверх-вниз по нему. И тут Наташка опустила голову ниже, мнена грудь. У меня даже перехватило дыхание от осознания того, чтоона собирается мне подарить. Я ещё сомневался пока её губы терзали моисоски, но когда они спустились к пупку, я замер боясь вспугнутьнеожиданное счастье. Наконец я почувствовал, как мягкие губы коснулисьнабухшей головки, потом отпрянули и опять прильнули. Тугой язычокоблизнул багровое навершие моего копья и оно исчезло во влажной глубинеНаташкиного ротика. Короткие русые волосы не могли скрыть от меня то, что девушка вытворяла с моим членом. Она легонько обсасывала головку, скользила шустрым язычком вдоль упругого ствола, теребила им навершие всамом чувствительном месте, а то вдруг накрывала его мягкими губами ипогружала в свой чудесный ротик.

Я не мог долго терпеть этивосхитительные пытки. Мои бёдра легонько двигались навстречу нежнымласкам и вскоре я почувствовал приближение оргазма. Мои руки сами леглина голову Наташки ощутив шелковистую мягкость её русых волос, янесильно двинул член в неё и взорвался! Это было что-то! Такоеблаженство я испытывал раза три, четыре за всю жизнь. Все чувстваобострились до предела, всё моё тело превратилось в один сплошной нерв, в ушах стоял звон, а сперма мощными, как мне казалось, толчкамивырывалась из окаменевшего фаллоса и наполняла ротик девушки.

НоНаташка и не думала вырываться. Повидимому она именно этого идобивалась, и я вдруг почувствовал, как она стала сглатыватьисторгаемую мной влагу и осознание этого наполнило меня ещё большимвосторгом. - Это тебе в благодарность за то, что ты для менясделал, - сказала Наташка, после того как моя эйфория закончилась и онатщательно облизала слабеющий член. - Я ещё ни с кем так не кончала какс тобой. Тёплые припухшие губы обхватили мой рот и я ответил наэтот благодарный поцелуй вкладывая в ответ всю нежность на которую былспособен. Прислушиваясь к своим ощущениям я чувствовал, что неиспытываю никаких угрызений совести, даже наоборот счастье буквальнонакрыло меня. А с чего мне было мучиться. Хоть это и цинично звучит, ноНаташка, по сути, не была мне кровной родственницей.

Дочь жены отпервого брака, да к тому же совершеннолетняя по всем стандартам, онабыла просто женщиной, а я мужчиной.

Поделиться:

Еще интересные материалы: