Сладость

Сладость

- Тьфу ты, я раз десять наверное кончить успела, пока доехала, - сказала моя сестра Олечка, сидя на переднем сиденье моей машины. Я вез ее с вокзала домой, Олечка приехала ко мне из Питера, где жила снашей мамой. Она была яркой и запоминающейся девушкой шестнадцати лет, правда, немного худоватой на мой вкус. Ее рыжие волосы были стянуты побокам двумя разноцветными резинками, небольшие груди прикрывал красныйтопик, бедра закрывала такого же цвета юбочка. Более на моей сестренкеничего не было надето, кроме кроссовок, конечно.

Онаоглянулась по сторонам и закатала юбку до пояса и спустила белыетрусики на пол машины, а потом осторожно вытянула из влагалища связкуметаллических шариков. - Это особая штуковина, - сказала она мне, держа шарики перед моимлицом, так, что я мог уловить запах ее пизды, - их сначала надо нагретьв воде, а только потом вставлять внутрь. Я от них торчу - говорю тебе, всю дорогу они внутри шевелились, я аж соком изошла! Как тебе моявыбритая киска? Нравится? Надо сказать, что у нас с сестренкой с самого детства довольносвоеобразные отношения. Мы с седьмого класса время от времени позволяемсебе оторваться и заняться тем, чем брату и сестре ну никак нельзязаниматься - любить друг друга в самых разных позах в самых различныхместах. Это вносило в нашу половую жизнь невероятный стимул, да ипросто было здорово.

- Как твой мальчик? Скучал без моей киски?, - продолжила сестренка и неожиданно положила мне руку на член. Я вел машину и должен был быть внимательным на дороге, но противитьсятакому искушению я не мог. Оля умело достала его из штанов, нагнулась иее сладкий шестнадцатилетний ротик заглотил мой хуй. Она так и этакперекатывала его внутри, ласкала головку языком, перемещала из-за однойщеки за другую, а то вдруг засасывала по самый корень, так, что головкаупиралась в горло. Она была превосходной макетчицей. - Сладкая, ты когда последний раз трахалась?, - спросил я. - Когда?, - Олечка наморщила лобик и выпустила мой член, - неделюназад. Одноклассница в женском туалете вылизала мой клитор. Мымарихуаны накурились, а ты же знаешь, меня под ней на еблю простонеудержимо тянет! - В таком случае тебе понравится мой подарок. Вчера, специально длятебя я купил стакан отличной травы. Так что сегодня..., - я улыбнулся инеожиданно для себя кончил ей прямо на личико. Оля принялась размазывать сперму по коже - она объяснила, что так получается очень питательная маска. Я был не против. Мы доехали без приключений, сестренка одернула юбку и первой вышла измашины. А последовал за ней и похлопал сестру по попке ладонью, но онане обратила внимания. Мы зашли в квартиру и я предложил ей отдохнутьпосле дороги, поспать немного на диване. - Ты что, с ума сошел? Я вся истекаю соком, какое там спать! Давай лучше покурим травки, а? И мы забили косячок с марихуаной. Раскуривая его, сестренка мечтательнонаблюдала за поднимающимися к потолку кольцами дыма. Затушив сигарету, она ушла в комнату разбирать свои вещи, и я уже подумал, что на сегоднябольше ничего не предвидится, как вдруг дверь комнаты распахнулась ипередо мной предстала Оля. Она была одета в белые туфельки накаблучках, белые чулки чуть выше колен и свадебный наряд невесты сфатой. Больше ничего на ней не было. Коралловые соски просвечиваличерез дымку белой кружевной ткани, и это заставило мой пенис подняться. Она медленно подошла к креслу, на котором я сидел, поставила ножку втуфельке между моих колен и сказала: - Я твоя сладкая невеста, а скоро мы станем мужем и женой. Но дляэтого, - она дотронулась носком туфли до моего мальчика, - нам придетсянемного попотеть... Она встала коленями на широкие подлокотники и приблизила бедра к моемулицу, а затем царственным жестом подняла полупрозрахную кружевнуюткань. Я догадался, что от меня требуется и принялся быстро-быстро битьязыком по ее клитору. Оля и вправду была вся мокренькая... Она стоналаи извивалась надо мной, ее личико покраснело - она с детства обладалаочень чувствительным клитором. - А как ты со школьной подружкой лизалась? Оля посмотрела на меня и начала рассказывать. - Я положила ей руку на коленку на уроке, просто так, по приколу, тогдая еще не завелась. А она не отстранилась, и мне пришлось пальцемдотронуться до ее клитора, и тут она как подскочит! Короче, нас выгналис урока, и мы, не сговариваясь, пошли в туалет. Дальше - все какположено, целовались взасос, гладили друг дружку, лизали... Сейчас она, наверное, без меня скучает, вряд ли кто ей так письку будет облизывать, как я. Нуладно, я вообще-то кончила уже, давай раздевайся и ложись на кровать, что-то меня сегодня на члены тянет... Я сделал все как сказала сестренка, и вскоре вновь мой хуй встретился сее ласковым язычком. Она - настоящий виртуоз по части орального секса, и заводится от этого не меньше партнера. У нее в Питере естьлюбовник-спонсор, она много мне о нем рассказовала по телефону. Ондарит ей цветы, водит в ночные клубы и рестораны, гуляет с ней, преподносит дорогие подарки и просто дает деньги, а она за эторазыгрывает с ним полную шлюху, свободную от любых предрассудков, и емуэто нравится, как понравилось бы любому мужчине... - Ну как, у твоего спонсора член больше моего?, - спросил я, пока она колдовала над моим мальчиком. - Уууум!, - ответила она, потом, опомнившись, вынула его из ротика идобавила, - твой член, мой сладенький братик, гораздо больше его, но, знаешь ли, нам, девочкам, любого члена мало. У меня такое глубокоевлагалище, что я, наверное, обкончалась бы от пениса вдвое длиннеетвоего, только, пожалуй, не толще - а то как, по твоему, ты бы запихнултакое сокровище в мою попочку? Ты же любишь секс в задний проход, нетак ли, дорогой? Любишь? - Люблю, конечно. Правда, меня немного обидело твое высказывание поповоду моего хуя. Тебе что, красотка, семнадцати сантиметров мало? - Мало, дорогой, мало, - сказала она с усмешкой и продолжила ласки. И тут я почувствовал странное жжение во всем моем члене и испугался, что она его прикусила и оттуда идет кровь. - Вынимай быстрее, похоже, ты его травмировала своими острыми зубами! Она в тот момент показывала свой коронный номер - "глубокое горло",когда пенис весь уходит в рот и трется головкой о горлышко, и ейпотребовалось некоторое время, чтобы полностью вынуть его обратно. - Тьфу ты, что это на меня нашло - вроде бы все в порядке!, - сказал яоблегченно, - давай, сестренка, я знаю, что ты уже мокренькая, прыгайна мой член! И она запрыгнула. Олечка сидела на нем лицом ко мне, и я ласкал иперекатывал в руках ее небольшой бюст по этим ужасно сексуальнымсвадебным нарядом. Она не захотела раздеваться, сказав, что это еевозбуждает, и я был с ней в тайне согласен - меня это возбуждало в стократ сильней, но почему-то я стеснялся ей в этом признаться. Итак, мы еблись, именно еблись, иного слова я не нахожу, белись с животнымнетерпением и похотью. Мысли о том, что я сношаю в пизду своюсестренку, а она двигает своими шестнадцатилетними худенькими бедрами, сидя на моем мальчике невыносимо возбуждала меня. Мне хотелосьразорвать ее своим членом, вывернуть наизнанку ее девичью пизденку изатем вернуть обратно. В конце концов я схватил ее за ягодицы, поднялсяи стал трахать ее стоя, а Олечка в ответ обхватила меня своими тонкиминожками. Я чувствовал, как из ее киски стекают на попку вагинальныевыделения, и вдруг снова почувствовал странное жжение в своем пенисе. Что такое? Внезапно Оля закричала и попыталась освободиться, но якрепко прижимал ее руками и без остановки двигал туда-сюда колом в еемаленькой Олечке. - Что ты делаешь, отпусти, отпусти, ты же меня разорвешь!! Подумав, что это ее детские капризы, усиленные действием недавновыкуренной марихуаны я не остановился, но она стала царапать мою спинусвоими острыми ноготками и истошно кричать. Я и сам почуял неладное - мои фрикции почему-то стали гораздо длиннее, а при каждом вбиваниичлена я упирался во что-то мягкое, но неподатливое. Со вздохом яосторожно положил ее на спину на кровать и осторожно вытянул пенис изее лона. И тут я просто ужаснулся! Вместо моего старого доброго семнадцатисантиметрового пениса моемувзору предстал член почти вдвое длиннее, но, к счастью, того жедиаметра. Он был весь красный, с прожилками, и стоял под углом примернов сто десять градусов, то есть был недалеко от моего пупка. Я чуть неупал в обморок! Олечка, лежащая на диване с широко раскрытыми ножками изовущей в себя влажной киской оторопело наблюдала эту картину. Некоторое время мы молчали. - Какой... хи-хи... большой! - Это ты во всем виновата! Ты загадала желание, чтобы Он увеличилсявдвое, и это желание сработало! Ну и что, по твоему, мне теперь с нимделать? - Хи-хи... Да... Ну не вдвое же! Давай я померю? И она принесла пластмассовую линейку. Приложила к стоящему ... члену, и оказалось, что все это хозяйство размером в сорок сантиметров! - Даже больше, чем в два. Ну и что теперь делать?, - простонал я. Оля молчала... При помощи денег ее питерского спонсора я попал в больницу. Не в туужасную больницу, где лежат обычные люди, а в специальную клинику загородом, где персонал запотлив и расторопен, а врачи умеют лечитьпо-настоящему. В моей палате было две койки, и одна из них пустовала. Рядом на тумбочке стояла пепельница, на столике в углу лежаливсеразличные фрукты, утром, в обед и вечером медсестры в коротенькихбелых халатиках приносили мне довольно вкусную еду, а я, не встретивсопротивления, хлопал их ладонью по тугим попкам. Но на самом делележать мне было довольно тоскливо, телевизора не было, говорить было нес кем, хоть сестренка навещала меня каждый день. Трахаться она со мнойнаотрез отказалась, как я не просил - сказала, что я ее просто разорвуЭтим чудовищем, таранящим ее матку. Правда, она изредка занималась сомной оральным сексом, но заглотить Его, конечно, даже и не пыталась. Иеще одна неприятность случилась со мной, как мы выяснили позже - мойпенис не хотел ложиться. То есть, даже после очень откровенных ласк состороны Олечки он хоть и извергал потоки семени, но не опадал. Он все время стоял! Я стеснялся куда-нибудь выйти, и поведал о своейпроблеме врачихе, женщине лет сорока, но довольно хорошо сохранившейся. Она носила под халатиком черные чулочки, в отличие от медсестричек, одетых во все белое. Позже я узнал, что это такой знак отличия. Леля, так звали моего врача, распросила меня о том - об этом, и явыложил все без утайки - и как мы курили марихуану, и как моя сестраделала мне минет в машине, и как я сношал ее в сводебном платье. И проее желание, чтоб мой член стал больше, тоже рассказал. Она помолчала немного, услышав все это, про весь этот разврат без утайки. Потом пальчиком поправила очки на носу и сказала: - Мальчик, это еще не так страшно, что ты трахался с сестренкой, хотьэто и называется инцест и запрещено во всем мире. Но мы, медики, ковсему привычные, и раскрепощенные в сексуальной сфере. Но одно плохо - что твоя Олечка в неподходящий момент загадала свое желание, и онокак-то вступило в контакт с твоим пенисом и увеличило его. А то что тыне можешь его положить в штанишки - это уже другая проблема. Покажи-камне его, я хочу посмотреть! Я в этот момент лежал под одеялом совершенно обнаженный, так какпытался до прихода врачихи "уложить" своего мальчика при помощионанизма, без особого успеха, к сожалению... И я просто откинул одеяло, и этой женщине предстало зрелище, которое, по-моему, запомнится ей навсю жизнь: огромный фаллос здорового, готового к сексу парня! Леля протерла очки и долгим пристальным взглядом стала оценимать его размеры. - Тут, похоже, не меньше тридцати сантиметров! - Да нет. Всего сорок!, - пошутил я и пригляделся к Леле. Ее дыханиестало прерывистым, прядка кудрявых волос упала на ее лобик, но она дажеэтого не заметила. Я подумал, что вот он тот шанс, который нельзяупускать! - А ты, Вадим, не пробовал... это... сделать самостоятельно? - Как это? - Ну... Рукой? - Пробовал. Не помогает. Думаю, мне нужно женское внимание... - Ну ладно, хорошо, у нас особая клиника и услуги тоже особые. Я думаю, что смогу попробовать... Во всяком случае, на моего мужа это действует! - Что - действует?, - поинтересовался я и тут же почувствовал, как еерука обхватывает мой хуй и начинает легонько подрачивать. Я откинулголову на подушку.... - Да вам, Леля Петровна, неудобно так - вы садитесь на кровать! - А как я там умещусь - у меня ноги видишь какие длинные? - А вы их по бокам положите, а сами на колени встаньте надо мной!, - сказал я. Разумеется, я был возбужден морально, не говоря уже о моемчлене, который просто бился в ее ласковых ладонях. - Наглец! Ну ладно, чего не сделаешь ради медицинской карьеры! Надеюсь, мне удастся описать этот феномен! И она сделала так, как я предложил, и вскоре я уже мял ее сиськи, вылезшие из халата, тискал их по-всякому, но она ничуть не возражала итолько ее руки выдавали предоргазменную дрожь... Внезапно до меня долетели какие-то странные и неуместные здесь звуки, ачерез мгновение они повторились. Я посмотрел на входную дверь и увидел, что она приоткрыта и оттуда виден краешек белого халата. Эти звуки - это было приглушенное прижатой рту ладонью девичье хихиканье! Услышав, врачиха быстро спрыгнула сменя, одернула халатик, укрыла меня одеялом и грозно посмотрела надверь. - Входите!, - сказала она командирским тоном. Дверь распахнулась, и вошла вся красная и, видимимо, жутко смущеннаямедсестричка. Я видел ее раньше - в свою смену она приносила мне еду иуходила совершенно пунцовая при виде моего торчащегосорокасантиметрового хозяйства, но частенько оборачивалась изадерживала свой взгляд на нем... Я онанировал и на нее тоже вбесплотные часы попыток усмирить свой хуй. Она была полнойпротивоположностью моей сестренке - ее пышный бюст так и выпирал изхалатика, ножки были немного пухленькими и толстоватыми, а бедраширокими, личико округлым, но непонятно почему она привлекала меня. Кажется, я помню ее имя - ее звали Настя. - Анастасия, войдите! Что вы себе позволяете?! Я осматриваю больного, разговариваю с ним, а вы нам мешаете? Как это понимать? - Да видела я, как вы его осматриваете!, - хихикнула Настя, ноуткнувшись на суровый взгляд врачихи, продолжила уже обычным тоном: - Я процедуру пришла ему делать, клизму ставить, а потом Сева ему зонд будет вводить, вы же сами нам приказали? - Выполняйте!, - сказала Леля и, отстранив пухленькую медсестричку в белых чулках выхла из палаты. Когда шаги за деверью стихли, она рассмеялась. - Больной, поворачивайтесь на спину, я вам сделаю клизму! - Зачем еще клизму? - Потом вам введут в анус зонд и врач посмотрит, что там у вас с...этим..., - она указала пальчиком на мой пенис и снова захихикала. - Ты же никому ничего не расскажешь, девочка?, - неожиданно для нее яприжал ее пухленькое тело к себе, когда она подошла с баночкой вазелинаи прынцовкой. - О чем - расскажу?, - она сморщила личико, будто бы не понимая. - Ах так? Тогда мне придется закончить с тобой то, что ты не дала намзакончить с Лелей!, - сказал я и откинул одеяло в сторону, а затемпопытался повалить Настю на кровать. Вся пунцовая, она поднялась ипосравила волосы. - Больной, если вы дадите мне сделать вам клизму, я, возможно, обследую ваше хозяйство... Обрадованный тем, что так быстро склонил эту пухленькую девочку кнескольким приятным минутам, я встал на четвереньки и подставил ейпопу. Настенька смазала мне анус вазеливом, потом, вероятно, неудовлетворенная этим, смазала им указательный пальчик и просунула мнеего в задний проход. - Вот тебе, противный, за то что обижаешь замужних девушек! - Так я же еще тебя не обидл? - Ну так обидишь своим пенисом после клизмы, не так ли?, - и она повертела пальцем внутри. - Видишь ли, я признаю всякий секс и моя попка частенько бывает наполнена мсеми теми вещами, которые вы, девушки, так любите... - Фуу... Ты совсем как мой муж, он тоже любит, чтобы ему вставили что-нибудь Туда... И она вставила мне Туда прынцовку и медленно ее содержимое - теплаявода - перетекло в мой задний проход. Я стоял на четвереньках и ждал, авода все текла и текла. Скоро надуля живот, и только после этого напорослаб. - А теперь, Вадим, ложись на бочок! - Зачем, разве я не должен идти в туалет? - Нет. Ложись!, - сказала она, и, после того, как я лег на левый бокзалезла на койку и правой рукой обхватила мой хуй. Ее движения былимягки и неторопливы, и я понял, что пухленькие девушки, в отличие оттех, кто похож на мою сестренку, более медленны в своих ласках, и ихпохоть разгорается тоже медленней. Некоторое время она онанировала мойчлен, а я чувствовал, как в животе и кишечнике переливается теплаявода. Ощущения были новыми, неожиданными, но, как не странно, довольноприятными. - Ты говоришь, что не кончаешь?, - спросила томным голосом Настенька, - даже сейчас ты не можешь кончить? - Нет. Не кончаю. Мой член стоит, как дубовый! - Это мне и надо! Я не выдержал и отправился излить содержимое кишечника в туалет, благо, толчок стоял прямо в моей палатедля удобства, за ширмой. Настенька, приоткрыв рукой занавеску, синтересом наблюдала за моими действиями. Закончив, я вернулся накровать, предварительно облапав медсестру за пышную попку. Настяпоследовала за мной и без предупреждения начала делать мне минет. Вотличие от сестренки, она не брала пенис глубоко в горло, асосредоточилась на одной лишь головке. Она неистово лизала ее, посасывала, била по ней языком, втягивала между губ. Я расстегнул еебелый халатик и моему взору предстали две замечательные и довольноприличных размеров сиськи. - Ну как, милый, ты готов? Ах, что ...

Поделиться:

Еще интересные материалы: