Первая любовь

Первая любовь

Скорый поезд набирал скорость. За окном мелькали убегающие перроны. Пассажиры оживленно устраивались по своим местам. Одни доставали газетыи журналы, обеспечивая приятное путешествие. Другие вытаскивалибутерброды и плотно подкреплялись перед дорогой. Напротив меня, удобно устроившись на полке, с подогнутыми ногамисидела миленькая девчушка. Ее симпатичное личико так гармонировало ксветло-рыжим кудряшкам, что улыбка умиления появлялась на лице каждого, кто смотрел на нее. Я невольно стала рассматривать ее черты. Она такудобно устроилась на своей полке и так была увлечена каким-то своимделом, не замечая окружающую суету!

Эта милая девчушка невольнозаставила меня вспомнить свое собственное детство. Она чем-то напомниламеня саму. Как это было давно… …Светлые Питерские ночи подолгу не давали заснуть.

Луна огромнымдиском светила прямо ко мне в окно. Будучи еще маленькой девочкой, ядолго наблюдала за луной, любуясь ее ярким ликом. И не знаю, что наменя находило, но мои руки сами собой каждый раз лезли в трусики и. нащупав там самое чувствительное место, начинали шалить ибезобразничать. Возможно, в детстве многие или все дети через этопроходят? Видно так идет познание мира и себя? Эти ощущения былинастолько приятны, настолько тянуло опять и опять почувствоватьщекочущие приятные мурашки, которые бегали внутри тела, что я не моглаустоять, и хотела чувствовать их снова и снова. И, возможно, мой первыйсексуальный детский опыт проходил бы именно так, но волей случая или, возможно, судьбой было представлено иначе. Обычным, воскресным апрельским утром, мама отправила меня в магазинза продуктами, а сама ушла в смену на работу. Она работала медсестрой вбольнице.

Папы тоже не было дома, он работал машинистом электровоза ибыл в поездке. Отстояв большую очередь и купив все, что надо, я уженаправилась домой. Но возле прилавка одна женщина, вдруг, позвала меняи попросила помочь ей донести продукты. Она много набрала, и самой былотрудно донести.

Я с охотой отозвалась помочь. Что мне это стоило? Я взяла небольшой пакетик, и мы пошли. Дорогой мы познакомились. Женщина была, на мой взгляд, не молода, но очень приятнойвнешности.

Мне нравились ее глаза и то, как она одевается. Идя рядом, яукрадкой разглядывала ее шикарный костюм и модную шляпку. Мы шли и разговаривали. Она тактично и ласково расспрашивала меняобо всем.

А я с удовольствием рассказывала. В свою очередь я тожезадавала свои наивные вопросы, и она рассказывала подробно срасстановкой. - «Вот мы и пришли! Зайдешь? Я напою тебя чаем с чудесным вишневым вареньем! Пойдем!

», - она дружески протянула мне руку. Я взглянула в ее лучистые, смеющиеся глаза и, почему-то сразупрониклась доверием к этой незнакомой женщине. Она казалась мне такойхорошей и приятной, такой проникновенной, что я пошла. Мы долго поднимались по ступеням нового, недавно построенного домана верхние этажи, так как лифт не работал, Я не считала, какой этаж – мы все время разговаривали.

Наконец, остановились возле одной измногочисленных дверей. Обивка, было видно, дорогая и красивая. Она покопалась в сумочке и вытащила ключ. Два поворота в замке и… незнакомая комната с чужим запахом поглотила нас. - «Раздевайся!», - мягко сказала она и кивком головы указала на стоящую возле стены вешалку. Я сняла пальто и сапожки, но стеснительно осталась стоять в коридоре. - «Ну, что же ты – проходи!» Я несмело прошла за ней. Моему взору открылась красивая комната с богатой мебелью. (У насдома было гораздо скромнее). Я с интересом разглядывала чудесныекартины на стенах, разные интересные, мелкие безделушки и все убранствокомнаты. - «Вот это да!», - радовалась я внезапному «счастливому билету». Вскоре в комнату вошла хозяйка. Вся сияющая, она несла закипевший самовар. - «Садись Лиза, будем чай пить!»,- приветливо пригласили меня к столу. Я быстро уселась за стол, а хозяйка подошла и ласково погладила меня по голове. Я, честно говоря, не понимала, откуда и почему, вдруг, ко мне такая нежность. Хозяйка улыбалась и наливала чай. Пошел тихий разговор. Она долгопытливо выспрашивала меня о разном. Но больше всего ее интересовала ясама. И я, конечно, с радостью, не видя в том что-то особенное, выкладывала малознакомой, но уже почти родной женщине всю своюподноготную. Внезапно в двери послышался поворот ключа. Хозяйка многозначительно посмотрела на меня и вышла в коридор. Они о чем-то горячо спорили какое-то время, но, в конце концов, оба вошли в комнату. Я немного смутилась приходу нового человека, но она ласково и сулыбкой успокоила меня, погладив по голове. Затем нас представили другдругу. Вошедший мужчина оказался ее мужем. Его звали Юлий Борисович. Крупный мужчина, с небольшой бородкой, мило улыбающийся, он вызывал ксебе доверие. Он так же подошел и погладил меня по голове. Затем мы все вместе пили чай и разговаривали. О них я узнала, что они оба работают преподавателями в ВУЗЕ. Имеютнаграды и степени (правда я тогда еще не понимала, что это значит). Вобщем, уважаемые люди. Детей своих у них нет. Мужчина сказал: «У меня очень интересная библиотека. Хочешь посмотреть?» Я не сильно интересовалась книгами, но от предложения не могла отказаться. Пока Нелли Константиновна убирала со стола, мы прошли в отдельнуюкомнату, где была библиотека. По стенам комнаты стояли большие шкафы скнигами. Посередине расположился большой, черный, кожаный диван и двакресла. Меня усадили на диван. - «Что ты любишь читать?», - его вопрос не был внезапным. - «Ну, сказки всякие там с картинками…», - я замялась, не зная, как объяснить. Было немало интересных, красочных книг. Он сначала показал мне красивую книгу с красочными картинками. Я была в восторге! Рисунки были, действительно, красивыми. Показывая книгу, Юлий Борисович присел близко, почти вплотную рядом со мной. Я кожей ощущала тепло его тела. Он активно с интересом рассказывал мне сюжеты сказок. Я слушала его в восторге, затаив дыхание. …Сейчас по прошествии многих лет, вспоминая все в подробностях, мнебыло понятно, что, рассказывая о сказках, он незаметно для детскогоума, делал небольшие акценты на взаимоотношениях персонажей, когда делокасалось любви, брака и детей. Описывал он это как неимоверное счастьеот того, что делают поженившиеся персонажи, почему они так ждут этогодня!... Рассказывая, он легонько поглаживал мои волосики и гладил меня поплечу. Мне было щекотно, но приятно. Поэтому я не отстранялась. Так постепенно, заинтересовав меня тем, что делают после свадьбы, он предложил посмотреть это в книге. Он достал толстую, странную книгу, где на обложке были изображены голые мужчина и женщина, тесносплетенные друг с другом. Когда он открыл эту книгу – краска залила мнелицо. Я хоть и была маленькой, но писи девочки и мальчика узнала сразу. - «Лизонька, ты знаешь, что это такое?», - тихо спросил Юлий Борисович. Мне было стыдно отвечать, и я покраснела. - «Лизонька, - продолжил он ласково, - «В этом нет ничего плохого! Это есть у всех! У твоей мамы и папы это тоже есть! У всех! А, еслиесть у всех, значит это так и надо, это хорошо». Я не могла оторвать взгляд от красочной картинки, на которой были изображены половые органы мужские и женские. И тут Юлий Борисович спросил меня о том, о чем я боялась говорить. - «Лиза, а ты видела когда-нибудь как твои мама и папа занимаются любовью? Подглядывала за ними?» Вопрос прозвучал неожиданно. Я сильно смутилась и, спрятав глаза, тихо ответила: «Да» Один раз я точно нечаянно увидела это и была поражена, но не убежала, а стояла, как завороженная и наблюдала. В это время в комнату вошла Нелли Константиновна. Она ужепереоделась в красивый, расписной халат. Заглянув в книгу, которую мырассматривали, она улыбнулась и потрогала мои косички. - «Изучаете анатомию?», - спросила она, «А ты знаешь, как это работает?» Тут Юлий Борисович, я заметила, как-то странно посмотрел на нее. Затем опять обратился ко мне. - «Лизонька, ты хочешь знать, как происходит великое таинство любви? Как зарождаются дети?» У меня загорелись глаза от любопытства. Я молча кивнула головой. - «Тогда давай договоримся, что то, что ты сейчас увидишь, будетнашей великой тайной! Поклянемся никогда, никому и нигде нерассказывать, что ты здесь узнала и увидела! Хорошо?!» - «Хорошо!», - с утвердительной решимостью кивнула я. - «Тогда тебе предстоит познать нечто очень интересное и великолепное! Ты познаешь самую большую тайну в мире!» Я заворожено вглядывалась в глаза этих привлекательных людей. Мне было очень интересно узнать эту самую главную тайну мира! Тогда Юлий Борисович раскрыл передо мной другую книгу, взглянув в которую, я покраснела, как рак. Это теперь я знаю, что книга та называлась «Камасутра». А тогда – это был шок! Красивые, извитые в странных позах тела. Невозможно было оторватьвзгляд. Мне листали страница за страницей. И везде было то, что ябоялась даже вслух как-то назвать. Я краснела и смущалась. Но вместе стем, чувствовала, как приятный теплый комок опустился вниз живота. Отпросмотра подобных картинок я возбудилась. И, если бы я сейчас быладома, то непременно засунула бы руку в трусики, чтобы почувствоватьприятные ощущения и получить разрядку. В этот момент Нелли Константиновна встала и медленным движениемскинула с себя халат, обнажив весьма привлекательное тело. Ей большевсего подходило понятие – «статная». Красивая, хотя, крупноватая фигурас высокой грудью тонкой талией и широкими, но стройными бедрами, длинными ногами, и чисто выбритым лобком. Я оторопела и смутилась, опустив глаза. Но Юлий Борисович подошел к ней и, обняв, крепко поцеловал в губы. Затем сам снял всю свою одежду. У него была сильная мускулистая фигура, без выпирающего живота. Перед моими глазами впервые встал обнаженный мужской член. Он был довольно приличных размеров, и торчал вызывающе вверх. Я и без того была очень сильно ошарашена. Но когда они на моихглазах занялись любовью, вообще сильно возбудилась. Я увидела между ееразведенных ног розовую, продолговатую щель с двумя пухлыми валиками. Видела, как он мягко ввел в нее свой член и стал вводить его туда-сюда. Она обхватила его ногами за поясницу, стонала и выгибалась отудовольствия. Они были так напряжены и так поглощены собой! Эта картиназавораживала. Я не могла оторвать взгляд и жадно рассматривала их позы, повороты, их действия. Движения члена, то погружавшегося во влагалище, товыходящего оттуда, завораживало! Мне, вдруг, стало так неуютно. Сильновозбудившись, я уже жаждала разрядки. И сама того не заметила, как моярука оказалась в трусиках и уже вовсю там мастурбировала. Я заметила, как что-то изменилось в их поведении. Они напряженнодвигались и убыстряли свои движения, тяжело дыша и постанывая. Затем, Нелли Константиновна заколотила пятками по его спине, потом, снаслаждением застонала, и они замерли с выражением удовольствия налице. Я догадалась, что они оба кончили. Тогда они встали и, подойдя ко мне, начали меня раздевать. Ястеснялась. Но Юлий Борисович, прерывисто дыша, сказал, что так надо, что без этого я не познаю самую большую тайну в мире. Раздевая, они обаприятно поглаживали меня по груди, животику, ягодицам. Их прикосновениявызывали у меня новое желание мастурбировать. Тут Юлий Борисович неожиданно и легонько потрогал мою писю. Осторожно поглаживая ее своими большими пальцами. Было неловко, ноприятно. Он положил меня на диван и, раздвинув ножки, припал губами кпромежности. От неожиданности я ойкнула и замерла. Припав губами к промежности, он языком делал так, что сталоневыносимо. Еще никто так не делал. Его упругий язык вызывал во мнецелую бурю различных приятных ощущений. Я сходила с ума от восторга! Сразу вспомнила, как было приятно этойженщине, когда его член проник внутрь нее. И так сильно захотелапопробовать то, что ощущала она, что невольно прижала его голову ксвоей промежности. Это понравилось ему. Он поднял на меня смеющиеся, довольные глаза. Подумав несколько секунд, он стал вводить палец в мой анус. Сначала этобыло немного неприятно, но потом я, вдруг, ощутила надвигающуюся наменя теплую волну удовольствия. Закрыв глаза, я прислушивалась к новым, незнакомым, но очень приятным ощущениям. Но внезапно он прекратил это и вытащил палец. Я открыла глаза и заметила, как он кивнул своей супруге, и тапринесла какую-то маленькую баночку. Он смазал анус чем-то скользким и, вводя пальцы, старался расширить его. Внезапно я ощутила, как что-тобольшое и теплое лезет ко мне в попку. Было больно. Я стараласьотстраниться. Но его крепкие пальцы удерживали меня в таком положении. Одной рукой он держал меня, чтобы лежала спокойно, а другой нежнопоглаживал по попке, ягодицам, бедру. Мужские прикосновения былиприятны, и я расслабилась. В этот момент почувствовала, как что-тобольшое глубоко проникло в меня. Несильными движениями он начал толчки. Сначала боль притупила все ощущения. Было неловко. Но скоро возбуждениевновь вернулось и возросло с новой силой, заглушив боль. Стало такхорошо и сладко, как еще никогда в жизни не было! Энергия пульсировалапо телу, вызывая все более сильную страсть. Я уже не принадлежала себе. Хотелось только одного - чтобы он не прекращал! В порыве чувств, явцепилась руками в его бедра и старалась вогнать его глубже. Ячувствовала приближение таких сильных ощущений, каких еще не ведала. И, вдруг, «удар» оглушительного оргазма затряс мое еще юное, не окрепшеетело. Я изо всех сил вцепилась руками в него, стараясь задержатьоргазм, продлить его волнующие ноты. В этот момент глаза мои былизакрыты. Но когда, оправившись от первого оргазма, я открыла глаза, тоувидела его улыбающееся лицо. Глаза его сверкали. Он что-то говорил, но я не разбирала слов. Вследующее мгновение он приподнял мои ноги и сильно стал толкать член вменя. Резкие движения были грубоваты, но приятны. Он двигался резко, сильно и напряженно и вскоре кончил, вздрагивая всем телом. Я почувствовала, как его член задергался во мне, теплая, мягкаяструя вылилась в меня потоком. Это тоже было приятно. Новая приятнаяволна оргазма прокатилась по моему телу. Это потрясающе! Теперь японяла, почему взрослые так любят этим заниматься. Не прекращая гладить меня, Юлий Борисович вытащил член и удалился в ванную. Тут только я заметила, что его жена все это время, глядя на нас, мастурбировала в кресле. Ее оргазмы пришлись как раз после того, как онушел, и я могла с интересом наблюдать, как сама с собой кончаетвзрослая дама. Ее раскрасневшееся от страсти и натуги лицо с закрытыми глазами изакушенной губой, выражало невозможное блаженство. Ее тело топриподнималось и выгибалось, то оседало. Ее большие, упругие грудинерожавшей женщины, с большими коричневыми сосками, подпрыгивали. Ивот, ее рука на клиторе, задвигалась быстрее, она сильно выгнулась, мучительный стон вырвался из ее губ, застыла в таком положении и черезнекоторое время устало опустилась, и замерла. Сквозь ее прикрытыересницы проступали мелкие капельки слез. Я была немало удивлена увиденным. Очень хорошо понимая эту женщину, я сама желала и жаждала, чтобы Юлий Борисович снова сделал со мной это. Мне очень понравилось то, что он делал со мной. Я не чувствовалаоблегчения от разрядки. Наоборот, возбуждение во мне, по-моему, нарастало. Вновь стало некомфортно. Промежность тянула, звала, манила. Я ждала. Засмотревшись на отдыхающую женщину, я невольно потянуласьрукой к промежности и потрогала набухшие, чувствительные губки. Мнебыло интересно, что и как делала Нелли Константиновна, что принесло ейстолько удовольствия. Я осторожно пощупала пальчиком клитор. Оннапоминал твердую горошину и был сейчас очень чувствительным. Прикосновения к нему были очень приятны. Не отрывая рук, я началамастурбировать сильней и сильней. И вскоре меня поглотил яркий, впечатляющий оргазм. Я была очень довольна! В комнату вернулся Юлий Борисович и, присев на диван, посадил меняк себе на колени. Он начал гладить меня по внутренней стороне бедра, приближаясь к промежности. Его руки творили волшебство! От его приятныхласк я сильно возбудилась и невольно сама прижалась к нему, стараясьощутить бедром его тугой, поднятый член. Это было так волнительно! Мужской запах, его руки, которые творили со мной что-то невероятное, иего красивый, чарующий член! Я не могла оторвать от него глаз! Яощущала себя уже большой, и так хотелось прикоснуться к его члену, чтоэто желание стало нестерпимым! И я несмело потрогала его. Тогда Юлий Борисович взял мою руку и плотно обхватил ею ствол. Ладошкой я ощущала, какой он толстый и твердый! Это волновало! Уменя сильно участилось дыхание, и сердце заколотилось сильно-сильно! Тогда он, плотно обхватив мою ладонь, стал водить по члену вверх-вниз. - «Делай так!», - попросил он и снова показал, как надо. Я охотно, но, еще смущаясь, начала ему мастурбировать и скоро такувлеклась, что позабыла, где нахожусь. Меня интересовал только он! Ястаралась и заводилась сама при этом, возбуждаясь все сильнее. Потомстало совсем нестерпимо! Я опять хотела кончить! Но он, опять схватилмою ладонь и показал, что надо делать быстрее, еще быстрее! У меня так ныло и кололо в паху от нетерпения, но я не могла поканичего поделать. Волосы на лбу вспотели, и очень хотелось пить. Но я немогла оторвать руки. Неожиданно он дернулся – и вверх полетел быстрый, беленький фонтанчик, обмочив мне руку и бедро. - «Хочешь попробовать, какой он вкусный?», - спросил ЮлийБорисович, - «Лизни его! Ну, давай, полижи его!», - тихо добавил он, ив нетерпении быстро опустил меня вниз, прямо носом перед его ещестоящим членом. Я приблизилась и лизнула. Вкус был очень странный. Еще лизнула. Такинтересно! Головка, словно шляпка гриба, упруго вздымалась вверх. Язаметила сверху щелочку, которая, словно маленький ротик, смешнораскрывала зев. Языком я постаралась залезть туда. Юлий Борисович застонал и, схватив мою голову, опустил ее так, чтоего член вошел глубоко в мой рот. Обхватив мою голову с двух сторонладонями, он двигал ее на члене, глубоко опуская вниз. Я закашлялась. В горле постоянно першило. Но было интересно. Он начал дергаться всем телом. Его член сильно запульсировал и выплеснул упругую, теплую, терпкую струю прямо мне в рот. - «Проглоти это, деточка!», - задыхающимся шепотом сказал Юлий Борисович и, расслабившись, откинулся на диване. Меня, впрочем, он поднял сильными своими руками за плечи и, усадив на колени, прижал к себе. Он отдыхал. Но я, сильно возбудившись, уже не могла успокоиться. Стало очень некомфортно. Сначала я попыталась пальчиками мастурбироватьсебе клитор и губки, но это не дало сколько-нибудь облегчения, потому, что я почувствовала, что мне этого мало! Тогда я схватилась за его члени, не в силах отпустить, стала опять мастурбировать его. Меня манилэтот орган со страшной силой! И он быстро поднялся. И, когда он встал, Юлий Борисович резко схватил меня и, бросив надиван, резко вошел в меня, вогнав свою дубину целиком, и усилил напор. Было видно: от сильного возбуждения он с трудом контролировал себя! Онстонал и вгонял член целиком, вбивая его, как кувалду! Я так была возбуждена и жаждала его, что сразу не поняла, чточто-то не так! Ощущения были иными. Сильными, но другими. Но это ужебыло не важно. Это было очень приятно, потрясающе! Я вся дрожала отнетерпения, стонала и даже кричала, крепко вцепившись в него руками! Помню, что старалась прижать его к своей промежности и не отпускать! Еще продлить эти ощущения! ....Оргазм был тягучим и очень сильным. Ондолго держал высокую ноту ощущений и не скоро начал угасать, даваявозможность насладиться сполна его могучей, нежной силой! Такихощущений я еще не испытывала! Крепко обхватив Юлия Борисовича руками иногами, я таяла в его объятиях, расплывалась, наслаждалась…. Прикрывглаза, я чувствовала, как ласкают меня его руки и еще не опал внутричлен. Это было так приятно! Я хотела еще и еще, и готова была для негосделать все, что он захочет, лишь бы не оставлял меня сейчас! Я поняла – я стала женщиной! Он потихоньку вытащил обмякающий член. Но тут же руки НеллиКонстантиновны завладели им. Она принялась мять и ласкать его. Затем, присев на корточки, взяла его глубоко в рот и увлеченно проделаламинет, прикрыв глаза и тихонько постанывая. Она общалась с ним, словнос отдельным мужчиной, как мне тогда показалось. Но движения ее былизавораживающими! Она была так красива в этом своем порыве! Ее высокаягрудь, пышноватые, округлые бедра, красивая кожа! Я невольнозалюбовалась ею. Одной рукой она держалась за член, а другоймассировала клитор. Внезапно Юлий Борисович схватил ее и, поставив на коленки на кресло, вошел в нее, лаская при этом грудь и живот. Кресло стояло близко прямо перед моими глазами. И мне было хорошовидно, как вздрагивают от сильных толчков ее ягодицы, и толстым поршнемвходит и выходит его тугой, обвитый венами член. Она кричала и выла, аон долбил ее и долбил. Я не могла отвести глаз.

Поделиться:

Еще интересные материалы: