Солнечный зайчик

Солнечный зайчик

Вот инастала долгожданная суббота, как я ее ждал, наконец-то я могу себепозволить ничего не делать, не бежать на работу, не планировать своидела. Хотя, наверное, второе не совсем так, я решил, еще в понедельник, сходить в бассейн, понежиться в водичке, погреться на солнышке. Протерев свое лицо водой в ванной, я стал собираться. Ой, как мне нехотелось идти, но, утешая себя тем, что после бассейна, я займусьничего не деланием, отправился на улицу. Погода была отличная, а до единственного в нашем городе открытогобассейна было достаточно близко. Я специально не стал брать сегоднямашину, чтобы не ограничивать себя, в случае чего.

Прогуливаясь доместа назначения, я смотрел на проходящих мимо меня людей, на их лицахиграли довольные улыбки, я улыбался им в ответ. Вот такое былопрекрасное утро. Когда я заплатил за вход в бассейн, мое настроение было оченьхорошим, и быстро оставив все свои вещи в раздевалке, пошел в душ, аоттуда вышел к бассейну. Окинув взглядом всех немногочисленных в этотранний час, посетителей, я, не раздумывая, бросился в воду.

Она приняламеня в ласковые свои объятья, казалось, что все мои проблемы, которыенакопились за прошедшую неделю, исчезли и растворились в воде. Когда мое первое желание было удовлетворено, я выбрался из воды иустроился на стоящий, на солнышке шезлонг, погреться на солнце, согромным удовольствием отдавая свое тело солнечным лучам. Посетителейбыло еще не много, и я с нескрываемым любопытством разглядывал парочкумолодых мам, которые играли со своими детьми в отдельно стоящем детскомбассейне, но тут мое внимание привлекла ОНА! Она вышла из дверей и затмила солнечный свет. Небольшого роста, взеленом бикини, который подчеркивал ее хорошо сложенную фигурку, на ееголове была повязана светлая косынка, а на глазах были надеты большиесолнцезащитные очки розового цвета. Ее движения были настолькограциозны, что я залюбовался ей, без зазрения совести. Остановившисьоколо края бассейна, она потянулась, вытягиваясь, ее тело, показалосьмне необычайно сильным и красивым. Наверное, я так смотрел на нее, чтоона улыбнулась, обнажая белоснежные ровные зубки. Потом, стала медленноспускаться в воду, а я уже не мог думать ни о чем на этом свете, наблюдая за ее пластичными движениями. Когда она вышла из воды, я уже не лежал, а сидел на своемшезлонге, стараясь угадать, куда она направится. К моему счастью, онанаправилась ко мне. Как я любовался ее плавными движениями, и теперь, когда она подходила, я уже мог рассмотреть ее еще лучше. Стройныеножки, узкие бедра, аппетитная попочка, подтянутый животик, небольшаягрудка с торчащими из-под зеленой ткани купальника. Чистая грудка, высокая шейка, на которой гордо покоилась голова. Она грациозноприближалась ко мне. - Можно я с вами рядом позагораю? - услышал я ее ангельский голосок. - Конечно можно! - улыбнулся я в ответ на ее вопрос. Она улеглась на стоящий рядом шезлонг, в лучах солнца капелькиводы на ее бархатной коже играли множеством ярких огней. Окончательноослепляя меня невиданной красотой. - Как вас зовут? - решившись, спросил я. - Прекрасная незнакомка... - Настя, - ответила она, приподнимая свои розовые очки и посмотрев на меня большими каре-зелеными глазами. - А вас? - Антон, - ответил я, чувствуя как тону в ее взгляде. - Настенька, - я решил не упускать своего шанса. - Может, вы хотите что-нибудь выпить? - Вы угощаете? - улыбнулась она, и, дождавшись, когда я кивну, попросила коктейль. Уже через час, мы были друзьями, мы общались так свободно, что мнеказалось, что мы знакомы друг с другом очень давно. На столике, которыйнам вежливо подкатил к шезлонгам официант, стояло несколько пустыхбокалов из-под коктейля, распечатанная пачка сигарет и пепельница. Мыкупались в прохладной воде бассейна, и казалось, что время вообще несуществует для нас. - Может пойдем куда-нибудь? - предложил я, когда мы в очередной раз вышли из воды. - Куда? - улыбнулась она. - Просто погуляем по городу, - ответил я, первое, что пришло мне в голову. - Пошли, - уверенно ответила она, и, улыбнувшись, продолжила. - Только, как я пойду, у меня купальник мокрый? - Ты сними его вообще, - пошутил я в ответ. - Иди без него. Мы встретились у входа в бассейн, она выпорхнула из дверей какптичка. На ней уже не было косынки, ее рыжие волосы были аккуратнособраны в хвостик, на ней был надет легкий розовый, еле прикрывающий ееколенки, сарафан, который очень красиво смотрелся с ее большими очкамии туфельками на высоком каблуке, которые еще больше подчеркивалистройность ее ножек. В руках она несла маленькую дамскую сумочку, такого же розового цвета. - Я готова, - ослепительно улыбнулась она. - Я тоже, - улыбнулся я, в ответ на ее улыбку, и протянул ей руку. Мы шли по тенистой аллее, держась за руки, и болтали о разныхглупостях. Она была такая необыкновенная, что я старался не отпускатьее руку, сверху глядя на нее с нескрываемым восторгом. Из-за того, чтоона была намного ниже меня, мне иногда удавалось увидеть ее грудку, вразрезе сарафанчика, она была великолепна, упругая, чистая с розовымисосочками. Мне показалось, что она заметила мой жадный взгляд, но непоказала никакого вида, только на ее губах заиграла хитрая улыбка. Неожиданно ее внимание привлекла несуразная, явно выполненная отруки, неизвестного художника-самоучки, афиша около небольшогокинотеатра. - Пошли в кино! - резко предложила она и потянула меня к входу в кинотеатр. - Пошли, - согласился я, хотя этот фильм видел еще много лет назад. Мы вошли в холл, касса уже не работала, фильм шел уже минут сорок, но когда я протянул сотенную купюру бабульке, которая скучала околовхода в фойе, мы беспрепятственно оказались внутри. Бабулька догналанас у входа в зрительный зал и предложила посадить нас в отдельнойлоджии, которая по ее словам была совершенно пуста. Мы последовали заней, по дороге она объяснила, что она не хочет, чтобы нас виделаадминистратор. Открыв нам дверь, она попросила, чтобы мы закрылисьизнутри. Как и во всех старых кинотеатрах, за этой дверью были повешеныбольшие тяжелые черные портьеры, Настенька шагнула в темноту лоджии, ая, поблагодарив бабульку, которая была на седьмом небе от счастья, зашел в дверь и закрыл ее за собой на щеколду. Вокруг меня былакромешная тьма, и, повернувшись, я неожиданно налетел на Настю, котораястояла, просунув свою головку между портьер, и смотрела в зрительныйзал. Мои руки неожиданно, легли на ее талию, я замер, ожидая еереакции. Настенька повернулась ко мне, я почувствовал, как ее дыханиекоснулась моих губ, как трепещет в моих руках ее тело. Наши губысоединились, сколько нежности было в этом безумстве, сколько жадностибыло в нас обоих... Когда ее руки легли на мою шею, и послышался звук падающей на полсумочки, я как обезумевший сжимал ее невесомое тело в своих объятьях, акогда моя рука стала проникать под ее сарафан, я почувствовал, что онабез трусиков. Мой дружок рвался из тесных штанов, она чувствовала это, и ее трясло от возбуждения, она стала посасывать мой язык, который язасунул в ее горячий ротик. Опустив вторую руку на ее попочку, первой япроник в самое заветное место, ощущая, как она оттопырила ее, пропускаяменя глубже. Она была сильно возбуждена, нежные губки ее щелочки былимокрыми, и трепетали под моими пальцами. Она оторвалась от моих губ, немного отстранилась от меня, и япочувствовал, как ее руки стали освобождать из плена моих штанов моегодружка, а когда он вырвался на свободу, она прижалась ко мне ипрошептала: - Прямо здесь! Я поцеловал ее в губы, но она выскользнула из моих объятий иповернулась ко мне спиной, прижимаясь своей попкой к торчащему члену. Яне заставил себя ждать, повернув ее лицом к двери, стал задирать еесарафан, она широко расставила свои ножки и прогнулась. Когда мой членкоснулся лепестков ее трепещущего цветочка и стал погружаться в горячующелочку, она тихонько охнула. Ее дырочка была очень узкой, и для того, чтобы войти в нее, я положил свои руки на ее крутые бедра и надавилсвоим членом. Он стал с трудом входить в нее, раздвигая стеночки, какмне показалось, девственного влагалища. Я чувствовал каждую складочкуее бархатной трубочки, ее трясло от восторга, а когда я был в нейполностью, остановился, и мои руки стали ласкать через тонкую тканьсарафана ее груди. Когда я продолжил движение, из ее груди вырвалсяпротяжный стон, и чтобы не привлекать внимания всего зрительного заламне пришлось одной рукой зажать ей рот, она тут же вцепилась зубками вмою ладонь. Меня это только подтолкнуло к еще более резким движения. Настина попочка ожила, она двигалась навстречу моему, проникающему внее члену, ее дырочка трепетала, стеночки стали хаотично сокращаться, ичерез минуту она больно укусив меня, бурно кончила, ее тело тряслось вэкстазе, но я не останавливался, продолжая насаживать ее на себя. Когда, еще через минуту, она кончала во второй раз, я был уже на грани, она почувствовала это, и, соскочив с моего члена, быстро повернулась иопустилась передо мною на колени. Как только ее жадные губки сомкнулисьна головке моего члена, я стал разряжаться своим семенем. Густые струиспермы хлынули в ее горячий ротик, она сглатывала ее, крепко прижимаяменя к себе, а когда я, закончив наполнять ее рот спермой, поднял ее наноги и поцеловал, очень жадно ответила на мой поцелуй. Еще несколько минут мы стояли в кромешной тьме, прижавшись, друг кдругу. После чего, обнявшись, вошли на лоджию, но фильм уже подходил кконцу, и, поправив одежду, мы вышли и пошли на выход. Молча улыбаясь, мы оказались на улице, неожиданно приступ смеха напал на Настю. - Посмотри на свои штаны, - звонко засмеялась она. На светлой ткани моих брюк расплывалось большое темное мокроепятно, я поднял на нее удивленные глаза, она прижалась ко мне ипрошептала: - Быстро ко мне! - ее глаза блестели огнем. - А то сейчас засохнет! Когда мы повернули в безлюдную подворотню, а затем вошли в темныйпрохладный подъезд, она остановилась и резко повернулась ко мне. - Я хочу еще! - улыбнулась она. - Пошли быстрее! - А где твои трусики? - неожиданно для себя самого спросил я. - А ты хочешь их померить? - засмеялась она, взбегая по высоким ступеням. - Нет, - ответил я. - Я хочу, чтобы ты вообще их не носила, - и, поймав подол ее сарафана, остановил ее движение, задирая ее вверх. Моему взгляду открылась ее упругая попка, присев, я поцеловал ее, Настя поняла меня без слов, выгнулась и широко расставила ножки. Внутренняя сторона ее бедер блестела от ее выделений, мой язычоккоснулся лепесточков ее щелочки, она затряслась и прогнулась ещебольше. Раздвигая руками ее упругие ягодицы, я коснулся пятнышка ееануса, она громко охнула, и я стал вылизывать его. Какая незадача, сверху послышался звук открываемой двери, мы быстро выпрямились и, схватив меня за руку, Настя потащила меня дальше. Когда она закрыла за мной входную дверь, я прижал ее к себе. Она внимательно смотрела мне в глаза. - Ты не забыл, - прошептала она. - На чем ты остановился? - Нет, - ответил я, целуя ее податливые губы. Она стала срывать с меня одежду, а когда я остался стоять передней совершенно голый, она одним движением освободилась от своегосарафана, перешагнула его и, взяв меня за руку, повела в комнату. Подойдя к разложенному дивану, я остановил ее, она остановилась, стояспиной ко мне. Опускаясь перед ней на колени, я стал медленно покрыватьее спину поцелуями, а когда мои губы коснулись ее попки, она нагнуласьи поставила свои колени на край дивана. Ее попочка манила меня к себе, и, проведя своим языком от ее набухшего от возбуждения клитора доануса, я остановился на нем, стараясь вылизать каждый миллиметр этойнежной темно розовой дырочки. Настенька задыхалась от возбуждения, ееполовые губки сочились соком, а спинка все больше и больше прогибалась. - Хочу! - задыхаясь, прокричала она. - Давай же скорее! Выпрямившись, я уткнулся членом в ее сокровище, теперь он проник вее сочащееся влагалище без труда, она громко охнула и опустила своюголову на согнутые в локтях руки. После нескольких глубокихпроникновений, она застонала. - Антошенька! - взмолилась она. - В попочку! Скорее... Я вышел из ее пульсирующего влагалища, и стал давить на анус, вскоре головка скрылась в ней, Настя напряглась, а после того, как я, взяв ее руками за узкую талию и сильно уперся пальцами ей в бока, онавскрикнула, расслабляя ее и напрягаясь в другом месте. Я воспользовалсяэтой ситуацией и вогнал член ей в попку. - Мамочки! - взмолилась она, чувствуя в себе мой член. - Ааааа! Но я уже не мог остановиться, сначала очень осторожно, а потом, более интенсивно всаживая своего друга ей в прямую кишку. Она металась, извивалась, стонала, кричала, но я был неумолим. Когда я был внескольких шагах от оргазма, я отпустил ее многострадальную попочку, иперевернул ее на спину. Быстро взобравшись на диван, я уселся над еелицом, уткнувшись членом в ее губки. Настенька открыла ротик и принялав него всю сперму, которая вырвалась из моего члена. Настенька с трудомуспевала сглатывать, но в ее широко открытых глазах играл победныйогонь, она была в восторге оттого, что с ней происходило. Я улегся рядом с ней, она как кошка облизывала свои губы ищурилась от удовольствия, выражение ее красивого лица было такое милое, что я не выдержал и стал осыпать его поцелуями. Она сжалась, когда яоказался на ней сверху, но когда моя коленка уперлась между ее ног, онапослушно их раздвинула, пропуская меня между них. Чувствуя на ее губахвкус своей спермы, я стал медленно входить в ее щелочку, Настенькаизогнулась и двинула своими бедрами ко мне на встречу, из-за этого яочень резко вошел на всю длину. Ее глаза закрылись, а руки с силойприжали меня к себе. Теперь, в горизонтальном положении, я стал очень сильно и, в то жевремя, очень нежно входить и выходить из ее узкой, трепещущей дырочки. Она оторвалась от моих губ, комнату наполнил протяжный долгий стон, онаметалась подо мною, царапая своими острыми ноготочками, мою спину. Еестоны постепенно перешли в громкий, протяжный крик, она кончала оченьбурно, а оттого, что ее дырочка стала сильно сокращаться, то, обхватывая мой член в своих объятьях, то, позволяя ему еще глубжепроникнуть внутрь, я был уже на грани. Последней каплей послужило то, что, практически вытащив из ее влагалища свой член, я попытался вернутьего обратно, но в тот самый момент, когда моя головка стала входить внее обратно, ее мышцы сжались с такой силой, что у меня помутнело вглазах от восторга. С силой, проталкивая его внутрь, я закричал, ипоток моей спермы ударил из моего члена. Чувствуя, как ее заполняет моесемя, Настенька закричала в унисон со мной, наши крики слились в один, и сознание покинуло нас. Когда я открыл глаза, Настя курила, на ее лице поселилась улыбка, такая же красивая, как в бассейне, но теперь я обнаружил, что на еепухленьких щечках появились очень сексуальные ямочки. - Ты, как? - первым делом спросил я. - Ой! - засмеялась она, выпуская из своего ротика тонкую струйку дыма. - Как я? Да, супер! - Ты так кричала... - Да, не переживай, - прислонившись своей щекой к моей груди, ответила Настенька. - Они уже привыкли, - и немного помолчав, добавила.- Я тут знаешь, как кричу, когда сама себя удовлетворяю... - Как это? - недоуменно спросил я. Настенька затушила свою сигарету в пепельнице и, повернувшись комне, внимательно посмотрела мне в глаза. В ее глазах блеснула досада, она немного помолчала, и нервно схватив пачку, достала еще однусигарету. - Понимаешь, - прикурив, и тут же затушив в пепельнице сигарету, начала она. - Ты, единственный мужчина, которой взял меня по моемужеланию, - в ее глазах стояли слезы. - С тех самых пор, как меня силойвзяли одни подонки... Я поднялся и прижал ее к себе, она тряслась как осиновый лист, по ее щекам покатились слезы. - Ты, - умоляюще посмотрела она в мои глаза. - Ты, останешься со мной? Вместо ответа я нежно поцеловал ее приоткрытые губы, она сготовностью и, как мне показалось, с огромным облегчением, ответила намой поцелуй. Она улыбнулась, по-детски, кулачками вытерла слезы, поцеловала меня в нос и повалила меня на спину. - Теперь я тебя буду мучить, - заигрывающее прошептала она, наклонившись надо мной. - Ты мой! Ты, даже представить себе не можешь, что сейчас я буду с тобой делать... - Я тебя уже боюсь! - засмеялся я. - Ты, наверное, меня изнасилуешь? Вместо ответа, она стала осыпать мое лицо поцелуями, ее телосотрясалось от дикого возбуждения, а когда я попытался перехватитьинициативу в свои руки, она, неожиданно, остановилась и, посмотрев наменя своими огромными каре-зелеными глазищами, сказала: - Я сама! И, с улыбкой, продолжила. Ее нежные губки не оставляли безвнимания ни одного миллиметра моего тела, шея, грудь, особенно ейпонравилось зарываться лицом в мой растительности на груди, потом еепроворный язычок стал играть с моими сосками. Такого удовольствия я ещене разу не испытывал, поэтому, я полностью расслабился, и полностьюотдался в ее власть. Наигравшись с моими сосками, и доведя меня темсамым до полуобморочного состояния, Настенька двинулась дальше. Немногозадержавшись на моем животе, ее губы двинулись дальше. Меня уже тряслоот удовольствия и дикого возбуждения, а когда я почувствовал ее дыханиена своем, уже жаждущем продолжения члене, из моей груди вырвался стон. Да, я громко стонал, не скрывая своих чувств. Я почувствовал, как Настенька улыбнулась, прежде чем, ее губкисомкнулись на моей головке. С каким восторгом, я отреагировал на это, язавыл, мое тело затряслось, а она только подливала масла в огонь. Еегорячий ротик с такой жадностью поглощал мою плоть, язычок с такойскоростью игрался с моим жезлом, что я уже через минуту был готов коргазму, а еще через мгновение, когда она с силой принялась всасывать всебя головку моего члена, я с диким рычанием излился в нее. Настя струдом справлялась с потоком, который извергался из меня, старалась неупустить ни одной драгоценной капли. Когда ко мне вернулась способность мыслить, Настя продолжала своидвижения, не давая моему члену опасть, теперь ее движения были болеенежными и в то же время смелыми, она легонько касалась моей головкисвоими остренькими зубками. Для меня это ощущение было совершенноновым, но оно мне несказанно нравилось. Ее верткий язычок иногдакасался уздечки моего члена, вызывая у меня стоны, но она оторвалась отнего, и ее губы стали возвращаться к моему лицу. Когда они, наконец-то, достигли моих губ, я с жадностью ответил ей, на этот раз она не сталасопротивляться. Ее ножки расположились по бокам моего распластанного надиване тела, а ее мокрые и теплые лепесточки цветочка, коснулись стволамоего члена. Я почувствовал, как она вздрогнула, когда ее напряженныйбугорок клитора, расположенный между двух этих лепесточков, прижался кмоей тверди, Настенька, которую я уже с силой прижимал к себе, сталалегонько двигать своими бедрами, стараясь провести клитором по всей егодлине. Она от удовольствия стала покусывать мой язык, выгнулась и ссилой прижала свою горячую щелочку к моему члену, двинула бедрами икогда ее мокренькая дырочка оказалась на моей головке, еще сильнеенадавила на нее, я напряг свой орган и почувствовал, как он сталпогружаться внутрь. Настенька оторвалась от моих губ и выпрямилась, теперь она имела полную свободу действий, насаживаясь на него. Закативот наслаждения свои глазки, она стонала от каждого моего движения вней, а когда я стал мять ее небольшую упругую грудку, она уже плохосебя контролировала. Ее тело покрылось мурашками, стоны переросли вгромкий крик, ее тело несколько раз дернулось, и она обессиленоповалилась на меня. Успокоившись, она быстро взяла себя в руки, и, заявив мне сулыбкой, что так не честно, стала сползать с моего члена, который так иоставался в ее горячем влагалище. Теперь она присела над ним, и, придерживая его рукой, стала направлять его в свою попочку. Я снаслаждением наблюдал за ее движениями, ее гладко выбритый лобок, набухший бугорок клитора, нежные губки ее щелочки и еще не успевшая доконца закрыться дырочка влагалища, довели меня до безумного состояния, а когда мой член, сантиметр за сантиметром, стал скрываться в ее оченьузкой попочке, я обезумел окончательно. Она громко охнула, когда ееягодицы коснулись меня, а член полностью погрузился в ее прямую кишку, ее руки уперлись в диван, а бедра стали двигаться. Я не смогпродержаться и двух минут, схватив ее за талию, я с силой насадил ее//

Поделиться:

Еще интересные материалы: