Нудисточка

Нудисточка

Эта история хоть и является продолжением моей жизни и встрече с моейлюбимой подругой Танюшкой, но она произошла уже после окончанияинститута и начну я её с того самого момента, как мы расстались. Я ходила по городу в поисках будущей работы, но ничего путнего непопадалось. В школу идти работать не хотелось, а на душе была такаятоска и пустота и я решила себя немного побаловать, да и к работеобновить гардероб. Я всё же надеялась что ни будь найти подходящее, хотя уже полмесяца поисков не дали ни каких результатов. Проходя мимо стоянки, я заметила знакомое лицо.

Это был Никита, Танюшкин муж. Он стоял и о чём-то разговаривал с ребятами. Я хотелапройти мимо, сделав вид, что не заметила его, но он увидел меня иокрикнул. - Марина! Я обернулась и махнула ему приветствие рукой и пошла дальше. Никита догнал меня и сказал. - Ты чего к Танюшке в гости не заходишь? - А я адрес потеряла – попыталась соврать я. - Она тут как то интересовалась, звонила Нине. - Где вы и что у вас нового. - Да так ничем пока порадовать не могу, хожу, ищу работу. - ответила я. - Поедешь к нам? Я сейчас домой, надо вещи завезти и тебя подброшу по пути. Танюшка сегодня дома. – не отставал от меня Никита. - Ну ладно, давно её не видела – согласилась я и пошла к машине, хотя после выпускного прошло всего две недели. Поднявшись на второй этаж, мы вошли в квартиру. Увидев меня, Танюшка обрадовалась, и с визгом бросилась мне на шею. От еёпронзительного и звонкого голоска можно было оглохнуть. Никита поставилвещи и уехал. Таня прибиралась и была в одном халатике похоже на голоетело, он был такой лёгкий и прилипая к телу под ним не просматривалисьлямочки от бюзгалтера и резинка от плавочек. Она была дома и не мне обэтом говорить. Я сама в тот момент была в коротенькой юбочке и безнижнего белья. Таня предложила попить чаю и мы перешли на кухню. Мы дружно сиделии болтали, вспоминали общагу и рассказывали о планах на будущее. Последние полгода мы с Таней практически не виделись и каких товзаимоотношений у нас не было и поэтому как-то об этом говорить инапоминать ей наше прошлое мне не хотелось. Я сослалась на занятость, ичто меня будут ждать и вскоре попрощавшись, ушла. Я шла по улице, асердце продолжало от волнения стучать в бешеном ритме. Я присела наскамейке, чтоб немного успокоиться. Идти в таком состоянии былонебезопасно, а тем более переходить улицы. Приехав домой, я ещё долго не могла забыть нашу встречу. Японимала, что про отношения с Танюшкой можно забыть и не терзать себя. У неё была семейная жизнь, и она была счастлива и имела уже всё, мужа, работу и квартиру, правда пока съёмную, но для них это дело времени. Наутро, я постаралась не вспоминать об этом и занялась домашними делами, пока родители были на работе, я копалась в огороде, полола и поливала. Было жарко, и бахчи просили пить. Прошла ещё неделя, но подходящего объявления в поиске работы мне непопадалось и я уже стала подумывать, что придётся работать в школе. Ивот как то вечером раздался звонок, звонила Танюшка. Я оченьобрадовалась и схватив телефон, выскочила во двор, чтобы можно былоотвечать на её вопросы не оглядываясь по сторонам, слушает кто или нет. Родители были уже дома. Разговор был коротким, Таня пригласила к себе вгости. Никита уезжал в командировку и у неё ко мне было какое то дело. Я прыгала от радости и обещала приехать. Родителям объяснила, чтоТанюшка осталась одна и просила приехать. Они были не против и раноутром я уже тряслась в маршрутке. Вот та самая остановка и скамейка, накоторой я недавно сидела после визита к ней. Я забежала на этаж ипозвонила в дверь. В коридоре раздались шаги и щёлкнул замок. Я вошла вквартиру и увидела, что Танюшка вся была ещё заспанная и голышом. - Проходи, я сейчас – предложила она. Я прошла и села в кресло. Таня бегала то на кухню, то в ванную ивсё голышом. Мне было приятно смотреть на неё и я провожала еёвзглядами, разглядывая, как виляет её попка и покачиваются её пышныегруди и развиваются волосы. Я готова была уже встать и подойти к Тане иобнять её, но что то меня сдерживало и вот она вышла из ванной вхалатике и с милой улыбочкой на лице. Глазки её снова горели огнём иблестели в лучах восходящего солнца. Таня села рядом со мной и мыначали болтать о всяких пустяках. Смеялись и веселились, потом пили чайи снова болтали и тут Таня спросила меня. - Марина, а ты не обиделась на меня тогда в общаге из за подвала? - Да ты что. – ответила я. - Я наоборот была счастлива, что так всё потом произошло. - А ты не хотела бы повторить всё это, а то с Никитой как тоскучно. – скорчив кислую рожицу произнесла Танюшка, чуть ли не шёпотом. На её лице было такое выражение, как будь-то она просила у меняхлебушка. Это было так смешно и прикольно. Таня всегда умела строитьразные гримасы, и это неплохо нас иногда веселило, особенно когданастроение было на нуле. - Да я то всеми руками и ногами за, да кто нас только в общагу пустит – подняв вверх руки и оторвав от полу ноги ответила я. Таня посмотрела на меня и мы рассмеялись. - Никита уехал и мне оставил ключи от работы, целую связку, чтобы яиногда забегала и проверяла почту. Там есть ключ от подвала, но им непользуются после аварии. Там трубы зимой прорвало и затапливало всё. - А как потом, ведь там работают и охрана наверное есть – поинтересовалась я. - Ну вечером там никого нет, а охранники из своего бункера невыходят. Больно им надо. Сидят и смотрят свой телевизор. Чё имзаморачиваться – первый этаж весь в решётках. – так уверенноотрапортовала Танюшка, как будь то на докладе перед начальником. Я не знала, что сказать. Мне очень этого хотелось, но незнакомоездание и что там может случиться, меня сдерживали от принятия решения. - Ну как? Едем смотреть подвал – видя, что я сомневаюсь, уверенным голосом спросила Таня. - Я не знаю. Как то боязно – посмотрев на неё, ответила я. - Значит струсила, а в общаге ты такой трусихой не была. - То в общаге, там всё знакомое и почти родное – пыталась я объяснить свою трусость. - Ну давай просто съездим и посмотрим, что там за подвал. Я согласилась. Посмотреть, это не значит, что я готова была ужеостаться там и мы сев в маршрутку – поехали к офисному зданию, гдеработал Никита и Таня. Приехав на место, я увидела два огромных, четырёхэтажных здания, соединённых между собой тёплы двухэтажным переходом. Здесь находилосьмного офисов разных предприятий и фирм. Мы вошли во внутрь и Таняпровела меня по этажам и показала, где они работают. Здание былорасположено недалеко от окраины, и в просвете соседних строений былвиден водоём, а за ним был огромный пустырь. Кабинет Никиты и Тани находился на первом этаже и его окна выходиливо двор. В нём было два больших окна и встроенная стенка из разныхшкафов. В одном из них был мини лифт. С помощью его в подвал спускалисьи поднимались разные документы. Сейчас он не использовался из заподтопления и все бумаги хранились в трёх кабинетах на четвёртом этаже. Каждый раз приходилось за ними бегать по этажам вверх – вниз. Кабинетбыл просторный и мне очень понравился. Таня проверила компьютер и почтуи мы пошли осматривать подвал. Дверь была железная и довольно тяжёлая. Таня открыла навесной замок и мы вошли во внутрь. В переходе было сухои под ногами был твёрдый бетонный пол. Кругом валялись разные ящики, столы и прочая утварь. - А что подвалы двух зданий соединяются? – спросила я у Тани. - Наверно. Я здесь ни разу не была. – ответила она. В подвале горело дежурное освещение. Стоял полумрак, можно было рассмотреть стены и всё, что валялось под ногами. Дойдя до края перехода, мы остановились. Впереди располагалисьступеньки вниз, а там было видно отблески недавнего подтопления в светевентиляционных окон. - Да? Мрачноватая картина. – вздохнув сказала я как бы с сожалением. - Ну что, не желаешь провести здесь несколько дней ради меня. – уже более откровенно спросила Таня. Здесь было действительно здорово и по моему телу уже пробежалимурашки от того, что я могу согласиться. Я не знала что делать и чтосказать Тане. Мне очень хотелось побыть с Танюшкой в той самойобстановке, как в общаге после подвала, чтоб она помогала меняотмывать. Её удивлённые глаза от шока и потом обнимать её и целовать еёкрасивые губки и попку, а от её киски я просто была без ума. Я стояла врастерянности. Что делать? Не переставала я задавать себе этот вопрос ине находила ответа. - Ну что, не можешь решиться? Тогда пошли, пока нас тут никто не застукал. – сказала Таня и направилась к выходу. Я последовала за ней и уже перед самой дверью, сказала: - Подожди, я согласна. Таня повернулась ко мне и не поверив своим ушам переспросила меня. - Что, что ты сказала? - Я согласна. – снова повторила я. Таня подскочила и обхватив меня за шею, согнула ноги в коленях иповисла на мне. Я чуть не упала и только успела схватиться задеревянную стойку от стеллажа. Таня стала целовать меня и я ответилауже не стесняясь ей взаимностью. Сколько минут мы стояли и целовались, я сказать не могу, но когда она отпустила руки и сползла на пол, я струдом держалась на ногах. Голова кружилась, как у пьяной. На лице уТанюшки светилась счастливая улыбка и это было необыкновенно красиво. Только за одни эти минутки счастья, я готова была бродить по этомуподвалу голышом и знать, что это принесёт счастье и радость моейлюбимой Танюше, моей самой близкой подруге. - Ну и когда начнём – спросила Таня. - Я согласна хоть сейчас – ответила я. - Тогда пойдём и что ни будь купим из еды. Ты же не будешь голодать тут – предложила Таня. Я согласилась и закрыв подвал, мы отправились в магазин. Что бралаТаня, мне было всё равно, я только держала пакет и была сновасчастлива. Я следила за ней, за её движениями и не сходящей с лицарадостной улыбки счастья. Таня снова будет со мной. Пусть даже так иочень редко, но всё же со мной. Мы вышли из магазина и вернулись вофис. Таня взяла ключи и мы спустились в подвал. Оставив пакеты с едойна сухом месте, Таня рассказала мне, где находится лифт и если что, тоона мне даст знать через него и если что будет нужно мне, то я могунегромко говорить прямо в окно небольшой шахты лифта, после того, какона подаст сигнал. Я всё поняла и стала снимать с себя блузку и юбку. Яуже стояла босиком, а Таня складывала мои босоножки в пакет, завернувих в газету. Сверху она положила одежду и показала на резиновые сапоги, которые валялись в разных сторонах друг от друга. - Может пригодятся, не босиком же тебе ходить – спросила она. Я померила и сказала, что немного большеваты, но лучше что то, чемничего и улыбнулась в ответ. Я стояла в оранжевых сапогах до серединыголяшек и совсем голая и смотрела на Таню. Таня смотрела на меня и в еёглазах блестели огоньки счастья, а её красивые губки расплылись вулыбке. Мы обнялись и поцеловались на прощанье. Таня вышла и закрыладверь. Забрякал навесной замок и я услышала щелчок ключа, а потомраздались быстрые шаги. Это была Таня. Она поднималась на верх и потомеё шаги перемешались с остальными служащими и их нельзя было различить. Я вздохнула и пошла осматривать место, где находился микролифт игде мне устроить свой ночлег. Я понимала, что мне здесь придётсяпровести несколько дней и ждать встречи с Танюшкой. Мне хотелось еёснова удивить, как в первый раз и я готова была на всё. Спустившись по двум ступенькам вниз на землю, которой был засыпанвесь подвал, я почувствовала, что мои ноги стали скользить иразъезжаться в стороны. Я стала осторожно передвигаться и повернув заугол, увидела перегородку и стеллажи вдоль стен. Под ногами я сновапочувствовала твёрдый пол и пошла уже уверенно. Вскоре передо мной всвете дежурного освещения показалась шахта в виде шкафа. Внутри её былящик висевший на верёвке или тросе. Рядом было много полок, на которыхлежали когда то папки с бумагами. На одном из таких стеллажей я иобнаружила несколько десятков пластиковых бутылок с водой и коробку, вкоторой лежали консервы и открывалка, как у нас в общаге. По ручке японяла, что это Танюшкина. Рядом была пустая полка, на которой можнобыло спокойно разместиться и спать. На ней валялись старые мешки ипрочие ремки. Как это тут появилось? И только теперь я всё сталапонимать. Таня снова меня заманила в ловушку. Она всё приготовилазаранее и ей оставалось только разыграть передо мной сцену, что оназдесь впервые. Я принесла два пакета с хлебом и другими продуктами исев на полку, стала думать, что она снова затеяла. В голову ничегостоящего не приходило и я решила осмотреться по сторонам. В подвале не было сплошной стены по середине, а весь пол держалсяна толстых балках лежащих на бетонных столбах. На вид это было похожена бетонный лес правильной формы. Столбы были на одинаковом расстояниидруг от друга. Я стала бродить по подвалу и подходить к вентиляционным окнам, выходящим на центральный фасад здания. Перед входом стояли машины имимо проходили люди. Мне стоило только позвать на помощь и сразу бы ктони будь подошёл, но мне не хотелось выставлять себя в таком ракурсе, даи подводить Танюшку. Ведь она не настаивала, а просто предложила мнето, что я очень хочу и она знала меня хорошо за 5 лет учёбы и былауверена, что я соглашусь. Придётся ждать, что она придумала для менядальше и это стало меня возбуждать. Я смотрела в окно и нежно ласкаласебя. Одной рукой я теребила соски груди сначала левой, а потом правой, а вторая рука играла с набухшим клитором. Мимо проходили люди и яприжавшись к стене с ещё большим азартом стала мастурбировать. Меняначала охватывать дрожь и участилось сердцебиение. Левая рука уже былався мокрая от выделявшейся влаги и раздвигая правой рукой половыегубки, я попробовала проникнуть в себя сжатыми вместе пальцами левойруки. От того, что я стояла в напряжении и не могла расслабиться, мнеэто не удалось и я присела на корточки. Это помогло расслабиться и моярука медленно стала проваливаться во внутрь влагалища и тут пришёл он, мой первый и мощный оргазм, следом за ним на волнах наслаждения яиспытала второй и третий и готова была получать всё новые и новыетолчки. Моя рука уже была внутри моего влагалища и лаская изнутридоводила меня до бешенства. Сил уже не оставалось и я не смоглаустоять. Вытащив руку, я попыталась встать, но ноги подкосились и яупала на бок прямо в полужидкую глиняную кашу. Вот и начало, непридётся себя заставлять первый раз упасть в грязь. Я села изасмеялась. Моя попка провалилась в глину сантиметров на десять. Менявсё ещё колотило от недавних оргазмов и по моему телу пробежал озноб, акожа покрылась мелкими пупырышками. Отдохнув и почувствовав себя более уверенно, я встала и пошла кместу своего дальнейшего пребывания. Сколько мне там придётся ждатьТанюшку, я не знала. Вымыв руки и лицо, я перекусила и немного повалявшись на полу, стала дальше лазить по подвалу и проверять, где что и как. Окна вподвал были зарешечены и выбраться через них было невозможно, хотя онибыли приличных размеров и я свободно могла в них пролезть. До вечера яещё несколько раз упала и была перемазана почти по уши жидкой и липкойглиной. Следующие два дня Таня ко мне не появилась ни разу и мне ничего неоставалось, как обойти весь огромный подвал. Грязи было везде полно и внекоторых местах мои ноги проваливались по колено я вылезала и доставснявшийся сапог, снова его одевала но ногу и носить их в дальнейшем ужене было смысла. Они были такие же грязные изнутри, как и снаружи. Ноэто было моё единственное спасение от того, чтоб не поранить ноги и япродолжала из надевать каждый раз, когда их теряла в глине. Устав, япросто садилась и сидела, тяжело дыша, как загнанная лошадь. Иногда мояпопа проваливалась по самую талию и распрямив ноги из глины виднеласьтолько верхняя часть моего туловища. Это было так прикольно и смешно. Втакие минуты я думала и вспоминала про Танюшку. Вот бы при ней такпосидеть. Она бы сильно удивилась. Где то на пятый или шестой день, проходя мимо вентиляционных окон, я заметила Таню. Она шла в сторону здания и несла пакет. Я подумала, что это моё освобождения и так обрадовалась. Я выполнила всё, чтохотела сделать и теперь Таня меня не узнает в таком виде и поможет мнеотмыться, ну а там….. Я подбежала к мини лифту и стала ждать. Вот ящик поднялся и черезминуту спустился снова. Там стоял пакет с едой и две бутылки кока-колы. Затем я услышала условный сигнал и Таня спросила: - Марина, тебе что ни будь нужно. - Нет, спасибо – ответила я и хотела задать ей вопрос, когда она откроет дверь, но не успела. - Прочитай записку, я там всё написала. После этого закрылась дверца шкафа и издавая стук каблучками, Таня вышла в коридор. Разрыв в пакете записку, я начала читать: «Мариночка прости меня, но возникли некоторые проблемы и я пока немогу открыть подвал. Потерпи ещё немного, может неделькуё, а там что нибудь придумаем. Я приду завтра, подумай, что тебе принести. Целую, твояТанюшка» Прочитав это письмо, я была возбуждена до предела, но мои руки ивсё остальное тело было грязным и не было возможности мастурбировать. Ячитала записку раз за разом и навалившись на стену, представляла, какТаня произносит эти слова. От этого меня всю затрясло и по телупробежала сладкая и приятная истома. Я сидела и не могла пошевелиться. Это было нечто иное, как оргазм, который я испытала, даже не прикасаяськ своей киске, значит я могу теперь так делать, только стоит мне сильноэтого захотеть и представить то, что я так хочу для себя. Спустя полчаса, я снова бродила по подвалу и пыталась себя мысленновозбудить, чтоб испытать новый оргазм, но у меня ничего не получалась. На другой день пришла Таня и я снова попросила её принести газ – воды и её фото, чтоб веселей было и не так скучно. Таня пообещала ивскоре удалилась. Часа через два снова скрипнула дверь и опустился внизмини лифт. Я взяла всё и спросила Таню: - Таня, а зачем тебе чтобы я вот так сидела в подвале, а ты бегаешь и всё мне приносишь? Тут я услышала стук и в кабинет кто то вошёл. Я поняла, что это был Никита. Он что то спросил Танюшку и они ушли. Два дня я провела в полном неведении, что и как и вот стоя у окна, я увидела, как к центральному входу в офис подъехала машина Никиты. Вместе с ним и приехала Таня. Они смеялись и улыбались и по их лицамбыло понятно, что они счастливы. Подхватив Никиту под локоток, они вместе вошли в здание и япобежала к лифту. Поскользнувшись, я растянулась в грязи упав грудью. Мне не было больно, так как земля была мягкая и рыхлая и хорошосмягчила удар. Встав я подошла и увидела, что в ящике лежал пакет схлебом и ещё чем то. Посмотреть было нельзя, так как руки были все вглине. Таня тоже молчала и не подавала сигнала. Я осторожно вымыла рукии проверила содержимое пакета. На дне лежала вчетверо свёрнутаязаписка. Я развернула её и начала читать: «Мариночка, извини меня пожалуйста, что так всё получилось. Никитане оставляет меня ни на шаг и я не могу у него взять ключи. Сегоднявечером мы едем к его родителям в Мурманск на Юбилей. Когда вернёмсясказать не могу, но по приезду постараюсь тебя вытащить. Ты спрашивала, зачем мне это надо, чтоб ты сидела голышом вподвале. Во первых я знаю, что прежде всего этого хотела ты но не моглапрямо сказать об этом – я ведь права, не так ли? Во вторых мне нравитсядумать о том, что ты в данную минуту ходишь голышом по грязномуподвалу, и об этом знаю только я и ты. Меня это сильно возбуждает ипосле того, как ты там оказалась по своей воле, мы с Никитой стализаниматься сексом по несколько раз за вечер, и мне всегда этого мало. Я знаю, что тебе самой это приятно и ты не в обиде на меня. Вернусь, постараюсь тебя любым способом вытащить. Твоя Танюшка» Прочитав Танюшкину записку, я поняла, что моё путешествие поподвалу голышом было приятно нам обоим, а не только мне. Раньше ядумала, что Таня соглашается помочь мне, потому что мне это нравится, аоказалось, что и она от этого без ума. Если бы я бродила где ни будь полесу голышом, то она тоже зная об этом чувствовала себя так же. Я поставила её фото на доски и при слабом освещении сталаразглядывать Танюшку. Это была та фотка, которую Таня таскала постояннов паспорте и не хотела отдавать никому и вот она передо мной. Ясмотрела на неё и снова почувствовала, как что то подкатывает такое. Янавалилась на стену и расслабилась и вскоре испытала снова лёгкийоргазм, но очень приятный и неописуемый. За неделю я облазила все углы подвала и проверила все решётки. Онибыли прочно закреплены и не поддавались. Возможность выбраться черезподвальные окна в этом здании отпала полностью. Рядом стояло второе здание, но я там ещё не была и чтобы попастьтуда, нужно было пройти по подвалу под тёплым переходом метровтридцать, но был уже вечер, и я решила это проверить завтра. Начался рабочий день и я проснулась от шагов над головой. Вымывруки и немного перекусив, я поцеловала Танюшкину фото и отправиласьобследовать подвал второго здания. Пройдя тридцать метров подпереходом, я увидела огромное пространство с такими же окнами дляпроветривания подвала, но высота его была почти на метр больше исвободно достать до окон было просто невозможно, и тут я вспомнила, чтоу двери стояла небольшая стремянка. Я раньше такую видела у нас вобщежитии. Я вернулась и нащупав её, пошла к первому окну. Спустившисьпо ступенькам во второй подвал, я провалилась почти по колено. Землябыла так пропитана водой, что представляла собой тестообразную массу. Вытаскивая из глины ногу, я переступала и медленно продвигалась вперёд. Ноги постоянно вязли и я чудом не падала, так как держалась застремянку. Добравшись до окна, я поставила её и стала подниматься. Воти окно, в котором просматривался небольшой участок малолюдногопереулка. Я взялась за решётку и покачала её, но было как и в томздании. Передвигаясь от окна к окну, я смогла проверить только пять илишесть окон, больше не было сил месить это глиняное тесто. Оставивстремянку у окна, я прямиком направилась к тёплому переходу. Теперь мнене за что было держаться и после второго же шага, я растянулась в этойгрязи. Где ползком, где вставая у колон и придерживаясь за них, я всёже смогла добраться до ступенек и подняться на сухое место. На меняналипло столько грязи и глины, что будь-то я поправилась килограмм надвадцать. Так было тяжело передвигаться и я стала удалять с себя всючто можно было. Сразу стало намного легче, когда на полу оказалась кучабольше ведра, ну а я была похожа на лесное чудовище, мимо которогоночью пройдут и никто и не заметит. Мне стало смешно над собой и ясразу подумала про Танюшку. Вот бы она меня увидела в таком затрапезномвиде – ухохоталась бы наверное. На следующий день и последующие четыре дня я прямо сказать, ползалана пузе от окна к окну и проверяла все решётки. Я понимала, что всё этонапрасно, но посмотрев на Танюшкину фото, у меня словно неведомая силапоявлялась. Единственное, что после каждого раза мне всё труднееприходилось отмывать руки и лицо, про все остальные части тела я простоуже не думала. Устав, я спокойно могла сесть или лечь прямо в грязь инаслаждаться её прохладой, так как на улице стояла сильная жара и явидела в окна, как легко одеваются прохожие и изнывают от жары. И вот на шестой день моего лазанья по окнам подвала, я подошла кочередному из оставшихся семи. От сильной усталости мне уже не хотелосьподниматься на стремянку и дёргать решётку, но что то толкало менявперёд и собрав оставшиеся силы, чтоб на завтра осталось меньше, ямедленно поднялась и толкнула оконную решётку. Она скрипнула и немногосдвинулась. Я подумала, что это уже галлюцинации, но повторила и сноваскрип. Я обрадовалась и поднявшись ещё на одну ступеньку, выглянула вокно. Оно выходило во внутренний двор, и решётка на правой его сторонеболталась. Я покачала её сильнее и увидела, как штыри, к которым онабыла приварена, болтались в стене и вот-вот готовы были выпасть. Ястала сильнее её шатать и тут меня как током ударило, а если меня ктоуслышит и я слезла вниз. Я плюхнулась на спину и развалилась наземляном полу. Моё тело медленно проваливалось в глиняном тесте и ярешила оставить окно на завтра. В течении следующего дня я расшатала решётку и готова была квылазке. Оставалось только выбрать момент. В таком виде идти былоневозможно. Ночью на улице полно гуляет молодёжи и меня могут увидеть влюбую минуту. Прошло несколько дней и ближе к вечеру стало темно и пасмурно. Небозатянуло тучами и пошёл дождь, который ждала изнывающая от жары природаи я. Во время дождя, на улицах практически никого не бывает, тем болеев ночное время. Собрав все записки от Тани и её фото, я положила вкулёк и завернула ещё в один, чтоб не промокло. Это была мояединственная память и воспоминание о моём самом прикольном приключении, которое я сделала ради Танюшки и была счастлива, что так всё произошло. Жаль было одного, что она меня не видела и мы не мылись вместе в душе ине ласкали друг друга после. Дождавшись, когда стало темно и по времени было уже за полночь, яподошла к окну и поднявшись по ступенькам стремянки, осторожно, чтоб непораниться, отодвинула в сторону решётку и вылезла во внутренний двор. Шёл проливной и продолжительный дождь, который в данной ситуации былмоей одеждой и защитой от посторонних глаз. Я прошла по двору и оглядевшись, перешагнула через металлическуюоградку, которая возвышалась выше кирпичной кладки на семьдесятсантиметров. Это была скорее всего декоративная ограда, чем забор. Натротуаре никого не было и нырнув в зелень кустарника, разделяющеготротуар от проезжей части, я выглянула на дорогу. Было тихо и лишьвдалеке был виден слабый свет удаляющейся машины. Перебежав на другуюсторону, я оставила после себя ошмётки грязи, которая смывалась с моегообнажённого тела дождём. По узкому проулку, я пробежала к водоёму, который я видела из окна офиса, когда мне Танюшка делала экскурсию. Поберегу пруда рос камыш и мелкий кустарник, а дальше не было видноничего. Мне ничего не оставалось и я проваливаясь в лужах и грязи, пошла подальше от города, а там будет видно, что мне делать. Несколько часов, пока не забрезжил рассвет, я пробиралась повысокой траве и мелкому кустарнику и вот я увидела перед собой опушкулеса. Дождь практически смыл с меня всю грязь и моё тело приобрело свойпервоначальный вид. Добравшись до леса, я осмотрелась и увидела вдалекесосновый бор и трассу, преграждающую мне путь. Машин было немного и ярешила рискнуть. Подобравшись поближе, я спряталась за кустами в десятиметрах от дороги и вот улучшив момент, я выскочила на дорогу иперебежав на другую её сторону, спустилась в кювет и спряталась вкамышах. Рядом было небольшое болотце. Видимость из за дождя быланеважная и удалившись на три-четыре десятка метров от трассы, я ужеперестала прятаться и пошла через поле в полный рост. Я слышала заспиной проезжающие мимо машины и просто не обращала на них внимания. Спустя час я была уже на опушке соснового бора, который я очень хорошознала и могла по нему бродить с закрытыми глазами. Теперь можно былопривести себя в порядок. Я направилась к реке, чтоб вымыться ипосмотреть возможность переправится на другой берег. По мосту былоневозможно, а мой дом находился на другой стороне реки. По времени моиродители были уже на работе и я спокойно переплыв реку в узком месте, пробежала вдоль по берегу с полкилометра и увидела окраину своегопосёлка. Подобравшись поближе, я перелезла через забор и присев, чуть ли незадевая своей попкой землю, стала продвигаться ближе к сараям. Там ябыла в безопасности и уже соседи, которые и так во время дождя невыходили во двор, меня уже бы не увидели. Немного замаравшись инесколько раз сев попой на грязную и промокшую от дождя дорожку, яоказалась дома. На двери висел замок и взяв в бане шампунь и мыло, япрямо из бака стала отмываться холодной водой. Было так здорово илегко, снова ощутить себя свободной и наслаждаться дыханием свежеговоздуха и падающего с неба дождя. Отмывшись и прибрав свои волосы, чтоб не намочить дома пол, яоткрыла дверь и вошла в комнату. На календаре было 3 августа. Яувидела, как от удивления у меня самой раскрылись и округлились глаза. Это что, получается двадцать семь дней я провела в этом подвале и ужепотеряла счёт дням, ведь мне казалось что прошло всего три недели, ноэто было даже здорово, о чём я и мечтать не могла. Я быстропозавтракала, вернее пообедала и нашла себе одежду, но когда вошла всвою комнату, то бросив её на стул, рухнула на кровать и уснула. Проснулась я от того, что кто то меня толкал в плечо. Раскрывглаза, я увидела маму и так ей обрадовалась, что повисла на шее, какмаленькая. - Вставай поешь. Давно приехала! – спросила она. - Около обеда. - Промокла вся наверное, вон какой дождь был? – снова спросила мама. - Как лягуша мокрая вернулась, только одежду у Танюшки в машине забыла – сделала я невинный взгляд. - Как в машине? – переспросила мама. - А они с Никитой меня довезли до леса на другой стороне и машинасломалась, вот я и переплыла домой голышом. С собой одежду тащитьпобоялась. – сделав лукавый взгляд, чтоб мать меня не на ругала, ответила я объясняя тем самым отсутствие своей мокрой одежды. Потом я встала и накинув халат, пошла следом за мамой на кухню. Отец уже сидел там и доедал свой суп. - Привет лягушка путешественница – бросил он насмешливую фразу в мой адрес. Всё что говорила я и мама у меня в комнате, он слышал и тоже отнёсся к этому спокойно. Через неделю приехали Танюшка и Никита и отдали мне пакет с моейодеждой. Я поблагодарила их и отведя меня в сторону, Танюшка выспросилау меня все подробности. Я с удовольствием ей всё рассказала, но фоткуотдать отказалась. Теперь она стоит на моей тумбочке в рамке, и смотритна меня своей искрящейся улыбкой. Я смотрю на неё и всё снова вспоминаюи мне становится приятно от этого. Через неделю после визита Тани, мне предложили работу в библиотекеи я согласилась. Это всё же не школа, а что платят чуть меньше, так нев деньгах счастье, а мне просто хочется чувствовать себя болеесвободной.

Поделиться:

Еще интересные материалы: