Заключенный Часть1

Заключенный Часть1

Тяжелая дверь захлопнулась с гулким стуком, оставив прибывшего один на один со своей горечью. Оглядевшись по сторонам тесной камеры и заметив железную койку, Дэйвид сел и задумался. Только теперь он начинал понимать, что все произошедшее самая настоящая реальность, и теперь он никто иной, как заключенный одной из тюрем. Это нелепость, совершенная нелепость, чушь какая , - он все еще отказывался верить. Он решил, что если немного подождать, то все исчезнет, как галлюцинация. Но проходили минуты, а потом часы, а серые стены не испарялись, и тусклый свет лампы все также беспокойно дрожал. Дэйвид понял, что нужно пошевелится, чтобы избавиться от резкого озноба. В этот момент дверь заскрипела и в камеру вошли двое охранников: - На выход, быстро, - сковав ему руки за спиной наручниками, его повели к начальнику тюрьмы. С тобой, как и со всеми новенькими желают лично познакомиться. Белоснежные стены и солнечный свет, бьющий в огромные окна, ослепили на мгновение. Его усадили в кресло посредине комнаты и только тогда он почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Дэйвид поднял глаза и увидел молодую женщину, сидевшую напротив в кресле, положив ногу на ногу. Вид у неё был довольно добродушный, да и выглядела она как ухоженная секретарша. Черные волосы до плеч, черная кожаная юбка, белая рубашка и туфли на шпильке. И ко всему широкая, слегка ехидная улыбка. Хм... ну не соскучишься тут это точно , - Дэйвид поймал себя на том, что нагло рассматривает женщину. - Ну что, друг мой, как самочувствие? - Уже гораздо лучше, ты этому поспособствовала, - парень смущаться не привык... Наверное, начальник занят и поэтому попросил свою секретаршу поразвлечь посетителя. - Даже так? Ну, это мы быстро исправим, - в ее голосе проскользнули странные нотки, - Ты попал сюда за изнасилование, поэтому... - Я ничего не делал, это... , - тут же он замолчал от громкого окрика: - Молчать, тварь! Говорить будешь только когда я тебе это позволю!, - Дэйвид с изумлением смотрел на изменившуюся за секунду собеседницу, чье лицо буквально пылало от гнева. - Я вас ненавижу, таких подонков, как ты. Вы пользуетесь тем, что женщина слабее, чтобы делать с нею то, что заблагорассудится. И вам совершенно безразличны ее чувства... вам просто наплевать. А теперь слушай, животное. Я начальник тюрьмы, и здесь мои законы. Такие как ты здесь не выживают. Каждый их день превращается в ад. Потому что я плачу вам той же монетой. И мне тоже наплевать. И ты это почувствуешь на собственной шкуре. А теперь уведите его и подготовьте. Он не успел опомниться, как очутился в довольно просторном помещении. Только через минуту он понял его странность отсутствие мебели и многочисленные крюки, вкрученные в стены, какие-то тросы и перекладины. К одной из них его и привязали. Двое из находившихся в помещении конвоиров подошли к заключенному и... Дейвиду давно не было так больно, разве что когда он сломал сразу три ребра... Его били долго и профессионально, сильный удар чередовался с более слабым, давая мгновение для передышки, чтобы затем снова ощутить боль в полной мере. Когда все прекратилось, он почувствовал себя совершенно измученным... - Ну что, размялся, котик?, - знакомый нежный голос промурлыкал над самым ухом. Боже... она... неужели за всем наблюдала? ... Но что-то про ручки мы совсем забыли, айяйяй..., - она сокрушенно покачала головой и кивнула конвоирам. В ту же секунду руки были отцеплены и снова скованы уже за спиной. Веревка прошла через цепь на наручниках, была перекинута через перекладину и зафиксирована на мини-катушке с рычагом. Один поворот и руки взлетели вверх, выворачиваясь из суставов... Дэйвид не смог сдержать крик. Веревка продолжала натягиваться, и боль становилась все более невыносимой, превращая крик в протяжный стон. Что, больно? - Пошла ты... - сумел прошептать Дэйвид. - Можешь называть меня Госпожа. Госпожа Мия. - Сука... Похоже, женщину трудно было вывести из себя и к подобным ласковым словам она уже привыкла. В ее руках что-то блеснуло, и пленник едва успел разглядеть несколько тонких длинных игл. Надзирательница коснулась пальцами его груди и, остановившись на соске, поднесла к нему иглу. Дэйвид инстинктивно дернулся и застонал от новой волны резкой боли в плечах. В ту же секунду сначала правый, а потом и левый сосок пронзила острая режущая боль, - две иглы прошли насквозь горизонтально полу. Узник закусил губу и с ужасом посмотрел на мучительницу. Но она была увлечена процессом, и уже через мгновение еще две иглы были воткнуты уже вертикально. - А теперь можно и поиграть, - с этими словами женщина взяла протянутую ей длинную плеть и замахнувшись, ударила что есть мочи. Первый удар пришелся на живот, второй прочертил тонкую бордовую полосу на шее и плече. Когда же плеть задела иглы, у несчастного потемнело в глазах. Он перестал видеть и слышать, он чувствовал только боль... ужасную, жестокую боль... замах... сердце сжимается и замирает... в ожидании... воздух разрезается со свистом... удар... плеть снова опускается на грудь... невозможно вдохнуть от этой сокрушающей агонии... стон теряется где-то внутри, а глаза уже видят как рука снова поднимается, чтобы ударить. - Ладно, отдохни, друг мой, а то что-то совсем раскис, - женщина прищурившись посмотрела на окровавленного парня и, повернувшись, вышла...*Дэйвид очнулся от кошмара, который приснился так четко, словно был реальностью... Какой ужас... надо же... , - он хотел вытереть пот со лба, но руки почему-то не слушались. Что за черт... Он попытался еще раз и закашлялся от внезапно ожившей боли в плечах и груди. Дэйвид понял, что кошмар был явью. Он висит на дыбе, беспомощный и униженный. А сердце бешено стучит, разрывая виски... Зажегся свет и Дэйвид зажмурился. - Отдохнул, маленький?, - Мия потрепала его по щеке и улыбнулась. Должно быть прошел не один час, а возможно и целая ночь, поскольку она изменила прическу ( волосы были собраны на затылке) и переоделась ( на этот раз на ней был брючный костюм). Дэйв хотел было спросить что происходит, почему его не оставят в покое, но внезапно онемел. В руках женщины что-то блеснуло. Дрожащий огонек зажигалки двинулся в направлении его груди. - Что ты делаешь, не надаааааааа... Дейвид не успел договорить, как буквально взвыл от горячей боли, разрывающей грудь. Мия подносила зажигалку к игле, и когда та начинала краснеть, переносила ее на другую. Жертве казалось, что огонь проник внутрь, волна пульсировала и перекатывалась, сначала на груди, потом стала медленно заполнять все тело. Пленник прерывисто дышал, пытаясь удержать готовый вырваться крик. Минут через 15 эта забава мучительнице явно наскучила, да и реакция подопечного была довольно сдержанной. Тоже мне, герой. Сейчас посмотрим, как он запоет, тварь . Едва успев полноценно вдохнуть и слегка расслабить напряженные до предела мышцы, узник с ужасом заметил какой-то прибор в руках женщины. В ту же секунду будто сотни иголок пронзили его живот и зашевелились внутри. Электрический разряд был достаточно сильным, так что у Дэйвида судорогой свело шею и руки. Его начало трясти, тело перестало слушаться. Пленник непроизвольно застонал, издав долгий затихающий звук между ннн и ммм .. Слезы сами навернулись на глаза, и Дэйвид учащенно заморгал: он никогда не плакал. И не заплачет. Особенно перед женщиной. Эта дрянь подобного не добьется. Он едва успел закусить губы от нового витка резкой боли. Боже... когда это кончится... - Что тебе нужно от меня, сука, - он почти сорвался на крик. Мия щелкнула выключателем электрошока и удивленно посмотрела на дерзкую жертву. - Ты так и не понял, скотина? Я тебя ненавижу за то, что ты сделал больно женщине. Возможно она не могла постоять за себя. Зато я могу. И я отомщу. Тебе. И буду мучить, пока ты не станешь умолять о смерти. - Послушай... я... ничего с ней не делал... меня подставили... понимаешь? Понимаешь ты?.., - Дэйв с отчаяньем посмотрел на мучительницу. В это трудно поверить... конечно... но... я ничего не делал! Мия истерично расхохоталась: - Боже, как ты неоригинален. Все вы невиновны. Святые... Запомни, скотина, - прошептала она в самое лицо пленника, - ни за что сюда не попадают!, - она снова включила электрошок и стала медленно вести его от шеи вниз. Дэйвид загнулся от нестерпимой боли, но ему удалось не закричать. Чувствуя, что вот-вот потеряет сознание, он еще отчаянней стиснул зубы. Он не помнил, сколько продолжалась пытка, он перестал ориентироваться по времени. Теперь существовали только он и боль. И лишь изредка сквозь пелену страдания проявлялся образ той, что так безжалостно истязала его. Как сквозь сон он услышал: - Ты будешь работать, как и все остальные. Но за тобой будут следить в сто раз усиленней. Одно неверное движение, один неправильный взгляд, и ты будешь жестоко наказан. ..Пошатываясь от слабости, Дэйв стоял и пытался понять, что ему нужно делать. Огромная подземная шахта, или что-то вроде того, была полна заключенных. Охранников было не намного меньше. Кто стоял у стен, кто-то прохаживался между заключенными и подгонял их быстрее двигаться . Дышать было довольно трудно из-за пыли. Дейвида подвели к большой куче булыжников и указали на какой-то двигающийся агрегат, - Туда будешь таскать и складывать эти камни , - объяснили ему. Дейвид кивнул и секунду замешкался, указав на скованные руки Вы не собираетесь снять наручники? Вместо ответа он получил прикладом автомата в живот и едва удержался на ногах. Будешь плохо работать, - пожалеешь, что родился . Преодолевая сильнейшую усталость и пытаясь не обращать внимания на боль во всем теле, Дэйвид работал несколько часов. Всё это время он чувствовал на себе пристальные взгляды конвоиров. Вскоре он понял, что если сейчас ему не позволят отдохнуть, то он упадет замертво. Хотя бы минуту отдыха... Его мучила жажда, кроме того, он вспомнил, что уже двое суток ничего не ел. Поднимать и нести булыжники со скованными руками было крайне неудобно, запястья кровоточили, причиняя дополнительные мучения. Голова раскалывалась и спина невыносимо ныла. От усталости Дэйвид споткнулся и упал, уронив свою ношу. В тот же миг его грубо дернули вверх, заставив подняться: - Ты что ж делаешь, тварь, отлыниваешь? Щас мы тебя оживим. Его потащили куда-то в сторону и толкнули в маленькую комнатку, - примерно метр на метр. Стеклянная дверь захлопнулась и Дэйвид застыл в ожидании, прислонившись к гладкой блестящей стене. Один из конвоиров, поглядывая на пленника через стекло, повернул какой-то рычаг вправо. Узник начал ощущать сначала какое-то странное покалывание в носу и ушах, потом стало больно глазам. Все небольшое пространство камеры начало давить на него со всех сторон. Он догадался, что его поместили в барокамеру. Давление увеличивалось, дышать становилось все труднее и труднее, воздух будто стал невидимым куполом, который неудержимо сжимался, грозя задавить своей массой невольного узника. Ноги подкосились сами собой и Дэйвид сполз по стене на пол. В какой-то момент он почувствовал, что из носа пошла кровь. Он тщетно пытался вдохнуть, легкие отказывались принять воздух. Парень понял, что начинает задыхаться. Рычаг резко дернулся влево и Дэйвид судорожно глотнул воздух. Голова буквально разрывалась на части, кровь стучала в висках резко до тошноты. Пленника выволокли из камеры и толкнули к куче камней, которая уже успела увеличиться. Узника трясло так, будто был мороз. Несчастный вытер дрожащей рукой кровь на губах и попытался взять себя в руки. Боже... помоги мне это выдержать... Мия наблюдала за новеньким уже часа полтора и никак не могла оторваться. В какой-то момент она даже с удовольствием отметила его спортивную фигуру и... - Да и вообще он ничего... скотина, от этого ему будет только хуже. Привык, наверное, что девки на него вешаются... Я ему устрою... будет в ногах ползать, умолять о пощаде . Мия внезапно рассвирепела и направилась к ничего не подозревавшему узнику. - Стоять, смотреть на меня!, - Мия ударила со всей дури тростью по лицу заключенного, развиб ему скулу. Он застыл на месте и посмотрел на нее полными отчаяния глазами. На секунду она смутилась от его взгляда, отчего разозлилась еще сильнее. - Не сметь так смотреть!, - взвизгнула она, и снова замахнулась. От боли Дэйвид пошатнулся и на мгновение отвел взгляд. Он инстинктивно сжал кулаки, но края наручников впились в израненные запястья. Он поднял глаза и встретился с полным ненависти взглядом. Ему стало жутко. - Вытяни руки вперед, - скомандовала она, и держи так, пока я не прикажу тебе их опустить. Дэйвид подчинился. - Разожми кулаки, мне нужны твои пальцы! Посмотрим, как ты умеешь кричать, - Женщина отцепила от пояса булавку и повертела ее перед носом напряженного парня. Она поднесла булавку к его указательному пальцу на правой руке и резко воткнула её под ноготь. Боль была настолько сильной, что Дэйвид дернулся назад и опустил руки, за что получил сразу несколько ударов прикладом от стоящих за спиной охранников. - Вытянуть руки, животное, - в голосе Госпожи чувствовались металлические нотки, - Еще раз повторишь подобное, я просто тебя разорву. Совершенно измученный и едва стоящий на ногах пленник вынужден был подчиниться. Глядя на приближающуюся к его пальцам иглу, он весь сжался и стиснул зубы. Только бы вынести это... Он решил терпеть до последнего.

Дэйвид не кричал. И даже когда по истерзанным пальцам Мия начала бить тростью, он задерживал дыхание, чтоб громко не стонать. Чем дольше его мучила эта красивая, но не человечески жестокая женщина, тем сильнее росло его упрямство. Он отчаянно хотел доказать ей, что он обладает волей, которую она не сможет сломить. Но казалось, чем более стоически он выносит все издевательства, тем злее и изощренней становится Мия. Он уже не чувствовал рук болевые рецепторы на пальцах и предплечьях перешагнули отметку, за которой начинался шок. Мия в замешательстве смотрела на этого ненормального: она знала, что причиняет ему невероятные страдания, но он даже не закричал, и не опустил рук. Неожиданно для самой себя она спросила: - Ты ее изнасиловал, так ведь? Дэйвид не расслышал вопроса, он интуитивно прочитал его по губам. Нет..., - едва слышно прошептал он. Мия вздрогнула, но тут же совладала с собой: Опусти руки. Я отучу тебя лгать. Этой ночью ты спать не будешь.*.. Больше всего он хотел только одного: чтобы ему дали воды. Хотя бы один глоток. Ночь тянулась бесконечно долго. Несмотря на смертельную усталость, он не мог заснуть в подвешенном состоянии. Руки онемели и затекли, и когда он уже готов был отключиться, из темноты появлялись двое солдат и били его... Казалось, что время замерло, и так будет продолжаться целую вечность. Дэйвид уже не помнил, где он, что с ним... ..Удивительно, но он как-то сразу почувствовал ее присутствие. Его рок, его палач стояла и молча наблюдала за ним. Он хотел сказать ей, что готов делать все, что она прикажет, что она конечно победила, лишь бы ему дали воды. Но язык не слушался и отказывался говорить. Мия подошла к нему и открутила зажим. Дэйвид рухнул на пол. На колени!, - раздался тихий, но четкий приказ. Мия снова поймала себя на том, что ее знобит. Это измученное животное - такое выносливое, такое мужественное... и у ее ног. У нее странно потеплело внизу живота, и она уже не могла скрывать самой себе, что чертовски возбуждается от одного только взгляда на этого парня. Ей вдруг захотелось нежно приподнять его подбородок, погладить по волосам и прошептать, что все хорошо, больно больше не будет. - А сейчас ты будешь целовать мои ноги, да побыстрее! Госпожа приподняла его подбородок острым носком черной туфельки и дернула вверх. Пленник застыл в нерешительности. Ты не понял? она повысила голос. Дэйвид понимал, что нужно делать то, что велят, но не мог пошевелиться. Что-то глубоко внутри противилось этому приказу. Он тысячу раз готов был целовать эти стройные ноги, если бы... был свободен или хотя бы не со связанными руками. Возможно, он бы подчинился этой необыкновенной женщине сразу же, без размышлений, будь она просто знакомой...Но так?.. Мия заметила его нерешительность. Она осторожно прикоснулась к его груди правой ногой и начала медленно вести носком туфельки по животу. Дэйв напрягся в ожидании новой боли, но ее не последовало. Он слегка вздрогнул, когда носок дошел до молнии на штанах и остановился. Похоже, Мия раздумывала над дальнейшими действиями. Нога скользнула чуть ниже, и шпилька уперлась пленнику между ног. Он не смел пошевелиться и лишь чувствовал, что давление каблучка все усиливается. Боль начала нарастать и Дэйв уже не мог сдерживать стоны. Вдобавок ко всем мучения еще и это? Откуда столько жестокости? Боль стала такой невыносимой, что несчастный стал задыхаться. Мия убрала ногу: - Ты знаешь, что делать. Дэйвид согнулся и прикоснулся к туфельке губами, - его дыхание было горячим. Он тут же получил носком по губам: - Поактивнее!, - удар пришелся на рассеченную губу, из раны потекла кровь. - Ты заляпал мне туфли, идиот! Вытри! - Мия снова ударила острым носком под подбородок, после чего, поставив, ему ногу на голову, нагнула его к полу. Он стал медленно целовать ее ноги, прерывисто дыша и морщась от боли - рана на губе кровоточила и пачкала только что вылизанное языком место. - Если ты сейчас же не сделаешь все, как надо, отправишься на дыбу! Понял? Парень в испуге застыл на секунду и попытался вытереть кровь о плечо, приподняв его, и тут же застонал от боли в травмированных суставах. Он стиснул зубы и снова нагнулся к полу. Уже давно Мия не испытывала такого возбуждения. Она пыталась сдерживаться и не дышать громко, чтоб это можно было заметить. Но у нее это слабо получалось. Похоже, что она на что-то решалась. - Так, пошли все вон!, - крикнула она охранникам. Но прежде подайте мне электрошок! При этом слове пленник непроизвольно вздрогнул, и Мия улыбнулась. Она отошла на несколько шагов, приподняла юбку, стянула трусики и уселась в кресло, раздвинув ноги, позволяя пленнику молча наблюдать за ее действиями. Она положила руки на подлокотники, при этом держа в одной руке электрошок, а в другой ошейник и выразительно посмотрела на парня. Дэйвид был слишком измучен, чтоб чему-то удивляться. Только бы не было снова больно. Без единого звука он на коленях подошел к палачу и прикоснулся пересохшими губами у нее между ног. В этот момент она обвила его шею руками и застегнула ошейник. Железный поводок она намотала вокруг ладони, оставив рабу мало возможности для движения, и дернула. Дейвиду не надо было объяснять. Пытки научили его понимать без слов. Ему было тяжело дышать, - ошейник оказался тугим, и Мия постоянно дергала за него. Он сбивался с ритма и приподнимал голову, чтоб восстановить дыхание, и тогда электрический разряд сотрясал все его тело. Едва сдерживая слезы, Дэйвид готов был кричать, что он старается, что он действительно старается, но ему больно, он устал, он не спал трое суток и умирает от жажды... Но в последний момент крик замирал в горле и он снова продолжал работать языком. (Продолжение следует ...)

Поделиться:

Еще интересные материалы: