В походе

В походе

Она сидела на рюкзаке, вытянув ноги и слегка запрокинув голову. Заметив меня, она вытащила из кармана штормовки пачку "Явы" затем, прикурив сигарету, глубоко затянулась, выпустила струйку дыма и, улыбнувшись, протянула мне – "Будешь ?". "Не курю" – ответил я, складывая притащенный хворост в кострище. "Ого, некурящий мужчина – да ты может еще и не пьешь ?" "Ну, вообще-то редко…

" "Не курит, не пьет, на тур слеты ходит, да еще такой красавчик… гора достоинств, а не мужчина! " она сощурила глаза, затянулась еще пару раз, кинула сигарету в только что разведенный мной костер и, откинувшись назад, продолжала с любопытством рассматривать меня, полулежа на моем же "Ермаке". "А меня Наташа зовут!" – представилась она. "Мы тут с девчонками метров сто правее стали прямо у озера, на соседней поляне. Сегодня с утра приехали. А ты что, один ? Да ну, не верю - к хорошему мужику в походе всегда баба прибьется, хороший мужик нынче – в дефиците. А ты чего молчишь…?

" Признаюсь, я был немного смущен таким напором. Вообще, не люблю, когда девушки делают мне комплименты, да еще в такой явной форме. Да и – что за девушка! – девчонка лет восемнадцать, наверняка еще школу не окончила, и в походе в первый раз, а строит из себя такую крутую… Однако, надо было продолжать разговор, хотя бы из вежливости. "Ну, меня Саша зовут.

Мой народ завтра подъедет, у них сессия позже кончается А я заранее выбрался, чтобы место хорошее для палаток выбрать. А то завтра народу понаедет – развернуться негде будет". Подкинув в костер пару больших поленьев, я занялся изготовлением обеда. За котелком и тушенкой пришлось лезть в палатку, для чего я был вынужден дважды перешагивать через Наташу, которая лежала фактически у входа, и даже не подумала подвинуться, хотя отлично видела, что мешается. "Тебе помочь ?" – спросила она. "Если хочешь мне помочь – отойди и не мешай" – немного резко ответил я словами известного барда. "А то пошли к нам! – Маринка рассольник делает, угостим. Ты ведь сам тут ничего поумнее макарон с тушенкой не сообразишь". Вот чего меня всегда поражало в девушках, так это их отчаянная любовь проявлять кулинарные способности во время походов.

Дома – на кухню пряником не заманишь, а в лесу начинают изгаляться. Мало того, что приходиться таскать с собой сковородки, терки и прочую утварь, да еще почти всегда получается отрава (если в духовке у них подгорает, то на костре – тем более). Нет, лучше не рисковать : макароны + тушенка – проверенно и съедобно. "Спасибо, как нибудь зайду, но пока все же хочется повозиться над котелком самому".

Наташа встала и, отряхнув ноги (на ней были плотно облегающие джинсы, и я невольно несколько секунд любовался её попкой), повернулась ко мне. "Ну давай, вечерком зайдешь – вином угостим, а если дров нарубишь – придумаем, как тебя еще наградить…", и , рассмеявшись, скрылась в кустах. После обеда я, передохнув, сходил еще за хворостом, разложил в палатке свои шмотки и решил пройтись по окрестностям – по дороге сюда в кустах я уже замечал палатки, и мне захотелось посмотреть, не приехал ли уже кто из знакомых, а заодно послушать песен, без которых не обходится ни одна туристическая вечеринка. Заходить к Наташе у меня особого желания не было, ну, если только случайно набреду на их палатку. Увы, меня ждало разочарование – народа почти не было (основной заезд намечался на завтра), знакомых я не встретил вообще, а на гитарах играли в двух местах, но – очень погано, даже хуже чем я сам, так что слушать было нечего, и я отправился к себе. Тропинка, по которой я возвращался, шла прямо по берегу.

Вдруг, впереди себя я услышал всплески. Кто – то выходил из воды. Уже собравшись окликнуть пловца, я на секунду замешкался – и правильно сделал! Это была Наташа. К сожалению, солнце почти село, да и кусты несколько мешали, и я не видел всей картины, но посмотреть было на что! Наташа плавала обнаженной, и теперь моему взору открылись её груди, не очень большие, но от этого не менее привлекательные, Её попка (да, джинсы действительно прикрывали очень симпатичную попку), весьма стройные ноги… но, увы, их обладательница оделась очень быстро и, выжимая свои длинные черные волосы, скрылась из моего взора. Признаюсь, Наташа несколько возбудила мое воображение, и вернувшись к себе, я всерьез задумался, а не прогуляться ли мне до их вина и рассольника.

Но на этот раз мораль победила – "Я же её лет на пять старше, она еще наверняка девушка, да и не намекала она ни на что, просто это я в силу своей испорченности не так все понял." К тому же начался мелкий противный дождик, и вылезать из палатки мне совершенно расхотелось. Погрузившись в спальник, я приготовился отойти ко сну. В палатку, спасаясь от дождя, забились комары вдалеке гнусавили "Милая моя", а дождь усиливался и барабанил о крышу. Не спалось.

Скорее, я находился в приятной полудреме. Неожиданно послышались шаги… "…где, в каких краях, встретишься со мною…" напевал нетрезвый женский голос. Молния моей палатки распахнулась, и кто – то бесцеремонно влез в неё. "Девчонки, вы спите… а то я тут совсем… промокла…" – голос принадлежал Наташе. Ну и что мне делать?

Фраза "Извините, вы ошиблись номером " прозвучала бы здесь достаточно дико. Я молчал. Наташа проползла чуть подальше, задев мою гитару, остановилась, явно удивленная, и начала шарить в темноте руками, пока не уткнулась в мой спальник. Полапав его (что было мне достаточно приятно), рассмеялась : "Вау, Шурик, так это я к тебе заползла! А ты спишь уже… А нас там самогоном угощали, чего ж ты не приходил… А это твоя гитара ?

А сыграй че - нибудь…" Она наклонилась ко мне так, что её влажные от дождя волосы упали на мое лицо. Нельзя сказать, чтобы это было неприятно, однако я расстегнул спальник и, приподнявшись на локтях, слегка отодвинулся от девчонки - "Поздно, спать пора…" Наташа взялась за кончик спальника - "Ну, чего ты такой, блин, не романтичный…

" Я от такой наглости даже дар речи потерял – вваливается ко мне, понимаешь, посреди ночи… "Тут девушка заблудилась в лесу, промокла, а ты лежишь как бревно… у тебя есть, чем согреться ? " "Хватит на тебя уже сегодня", буркнул я, "Впрочем, предлагаю вариант" – Наташа снова приблизилась ко мне, и зашептала почти на ухо (от её губ пахло табаком и перегаром, что несколько уменьшало романтику сложившейся ситуации) – "Я ночую здесь. А что ? у нас там не чуть не лучше, а тащиться куда-то под дождем меня не очень – то прет". "Ладно, оставайся", ответил я, снова влезая с головой в свой спальный мешок. "А у тебя еще спальник есть ?" – спросила Наташка (При этом она уже лежала около меня, положив голову на грудь). Мысленно выругавшись, я расстегнул свой - "Лезь сюда, а у меня еще одеяло и два свитера, так что не замерзну. "Ну нет, что ж это я , получается, тебя среди ночи из твоего же спальника вытряхиваю! Не вылезай, мы в нем вдвоем поместимся!", и расстегнув до конца молнию, не дав мне вылезти, залезла в спальник, при этом полностью разлегшись на мне. "Застегни, а то холодно", потребовала она. Вытащив правую руку, я, ( вынужденно полуобняв Наташку), дотянулся до молнии, но объем спальника все же был не такой большой, и закрыть её оказалось делом не простым. "Сейчас получиться!" – прошептала девушка, привставая и сдергивая с себя куртку и свитер – " И без них тепло будет" (что касается меня, то на мне вообще были только майка и трусы – никогда не сплю в спальниках в одежде.) Снова загромоздившись на меня, Наташа прижалась ко мне – "попробуй теперь". Молния, с трудом, но закрылась. Моим ногам было несколько неприятно – они терлись о мокрые после дождя Наташкины джинсы, но, с другой стороны, в этом было что – то особенное. Правая рука оказалась зажатой между Наташкиной спиной и верхом спальника, левая – плотно прижата к туловищу. Наташкины руки лежали на моих плечах, а её голова расположилась на моей груди. Было так тесно, что я не мог пошевелить ничем, только лишь ногами, да и то слегка. Под спиной, сквозь брезент, коврик и спальник остро чувствовалась какая – то качка (не досмотрел, когда ставил палатку). "Тебе удобно?" – спросила меня моя гостья. Ну что тут можно было ответить ? "Давай немного сдвинемся, а то тут кочка", предложил я. "Ну, давай". И мы стали пытаться ползти и переместить наш спальник, работая при этом только ногами и изгибаясь спинами. В итоге мои ноги окончательно запутались в её, а мой член поднялся так, что вот-вот должен был выпрыгнуть из трусов ("И без тебя, родной здесь тесно", подумал я). "Нет, ничего не получается. Давай раскачаемся и перекатимся правее", предложила Наташа. Я перенес свой центр тяжести направо, и, чуть – чуть помогая левой рукой, опрокинул наш мешок набок. Наташка оттолкнулась ногой, и мы перевернулись. Теперь она оказалась снизу, а я сверху. "Давай еще раз кувырнемся, а то тебе снизу сложно – я вешу не так уж мало" – предложил я. "Да ну, ерунда. Так нормально. Меня устраивает". Это привело мои мозги в полный ступор. Надо было что-то делать, но теперь обе мои руки были плотно прижаты между Наташкиной спиной и землей (я как бы обнимал её), она же сомкнула руки у меня на шее. Молния мешка была теперь снизу, и достать до нее, чтобы приоткрыть спальник и получить возможность свободно шевелиться, я не мог. (Короче, сейчас описать эту ситуацию очень сложно, так что мой Вам совет – залезьте как нибудь со своей девушкой в один спальник, застегнитесь, и вы поймете всю комичность ситуации – вы плотно прижаты друг к другу, но пошевелиться для дальнейших действий просто невозможно). Так мы пролежали минуты три. Наташа даже делала вид, что спит. Наконец… Признаюсь, я достаточно робок при общении с противоположным полом. Меня всегда смущал момент, когда надо было переходить к решительным действиям. Обычно я боялся, что еще не время, или же что вообще не правильно понял, чего хочет от меня девушка. Вот и сейчас, надо было действовать, а я совершенно растерялся – блин, даже руки зажаты, так что ими не полазишь по её прелестям. К тому же приходилось держать часть своего веса на локтях (хоть я и не очень тяжелый, навряд ли Наташе было бы очень удобно, если бы я разлегся на ней полностью), а это было достаточно трудно, так как руки понемногу стали уставать. Мое возбуждение даже слегка спало, что я связываю с полнейшим ступором, наступившим в моих мозгах. Наташа открыла глаза : "Что, так и будем лежать ?" – спросила она. "А что ты предлагаешь ?" – более достойного ответа я, в ту минуту полный идиот, не придумал, хотя мой член снова напрягся до предела и даже, выскочив каким-то чудом из трусов, уперся в её живот. "Я - ничего" – Наташа снова закрыла глаза. Но здесь я уже не выдержал. Моя голова, в общем, и так лежала на её плече, и наши губы разделяло сантиметров десять. Я приподнял голову и поцеловал её в висок, закрытый глаз, нос, и, наконец, губы. Наташа сжала мою шею еще крепче и поймала мой язык своим. Наши ноги терлись друг о дружку, правда, на ней по прежнему были джинсы. К сожалению, поцелуи с Наташкой имели тот недостаток, что из её рта чувствовался запах табака (вот вам лишний аргумент в пользу того, чтобы бросить курить). Поэтому я освободил свой язык и принялся целовать её шею, а потом и груди (сокрытые от меня майкой, снять которую в наших стесненных условиях было невозможно). Чтобы мне было более удобно, я пролез вглубь спальника, слегка присягнув ноги. Мои руки теперь обнимали Наташи зад, а голова лежала на её груди. Наташа попыталась просунуть руки и дотянуться до молнии на своих джинсах, но, увы, меду моей грудью и её животом было настолько тесно, что её руки просто застряли на пол пути. "Сними джинсы… быстрее…" – прошептала она. Своими руками я обхватил её колени и , насколько это позволяли размеры спальника, развел их в стороны, а мой язык творил что – то не поддающееся описанию между её ног, целуя и покусывая то, что все еще скрывали от меня её влажные трусы. Девушка попыталась закинуть ноги мне на шею, но, в такой тесноте, это, конечно, было не возможно, и она лишь сжала мою голову между своих колен, в то время как мои руки снизу ласкали – да что уж там – мяли и терли её ягодицы. Было очень жарко и душно. Воздуха не было вовсе, только лишь запах наших вспотевших тел. Вдруг я почувствовал, что бока спальника уже не сдерживают мои движения, а сверху идет прилив свежести и прохлады. Это Наташка, умница, после того, как я уполз на "нижний ярус" сумела освободить руки и дернуть за молнию спальника. С трудом оторвавшись от её зада, я правой рукой дотянулся до молнии и довел её до низа – теперь спальник превратился в простое одеяло, и ничто уже не сдерживало наших движений. Тем временем Наташка сдернула с себя майку (когда я снял свою – я не заметил), а я своей левой рукой сдернул её уже совершенно мокрые трусы. Я уже собрался войти в неё, но Наташины руки обхватили мой член и стали играть с ним. "Ты что, я сейчас кончу…" прохрипел я. "Молчи. Лучше поцелуй груди" - зашептала в ответ моя партнерша. Моя левая рука все еще лежала на её попе, а правой я с силой стиснул одну её грудь, вторую же почти полностью взял в рот и принялся пожевывать… да, это было кайфно. Тут по моему члену прошла судорога, и я понял, что кончаю… Наташа вытерла руки о спальник (после этой ночи мне его пришлось очень долго чистить), поцеловала мои губы и спросила : "Продолжим ?" Долго упрашивать меня не пришлось. Но на этот раз я все же решил обязательно войти в неё. Да, конечно, она оказалась далеко не девочкой…

Поделиться:

Еще интересные материалы: