Отличный секс

Отличный секс

Я спокойно стояла на кухне и готовила для своих любимых ребят, скоторыми делила огромную пятикомнатную квартиру на протяжении вот ужедевяти лет, хороший, полноценный обед. Все они были моими оченьхорошими друзьями, а на деле являлись участниками двух музыкальныхгрупп. Один из них был моим братом, а один - человеком, единственным изэтой оравы плотоядных животных, имеющим право меня трахать. Когда исколько захочется. Наверное, это любовь. Щёлкнул замок. Яркое тёплое солнце заливало кухню, и я уже хотеласорваться и побежать встречать моих дорогуш, поочерёдно вися у них нашее и целуя в подставленные аленькие губки.

Но гул и шум от скидываемыходновременно многочисленных пар обуви не сопроводил закрывание двери состороны квартиры. Это меня насторожило - обычно такое случалось редко иявлялось следствием прихода максимум двух жителей этой квартиры. Яобернулась и увидела в проходе кухни Диму. Его вид меня огорчил - онбыл пьян. Держась за косяки, он весь сиял и его вожделение доходило доменя вместе с запахом выпитого им спиртного. Он прошёл в недра нашей огромной кухни, поочерёдно смотря то мне вглаза, то на мои шорты, больше похожие на куски ленточки, обтягивающейягодицы.

Я пожурила себя за столько откровенный выбор, но далее моимысли прервали Димкины руки, крепко захватившие меня и его пламенныеречи, перемежавшиеся с протяжными стонами и полу вздохами отнепреодолимой похоти, охватившей его. - А ты почему один, прелесть моя? - Ребята остались, я ушёл - сказал, что хочу побыть с тобой. - Малыш, я обед готовлю, видишь? Ребята придут, кушать захотят. - Я... Я сам всё приготовлю... Сам, слышишь? ... Далее последовало изложение его сексуальных взглядов на меня. В моихпланах было мило его отшить под объективным предлогом приготовленияобеда на нашу большую и дружную семью, по-матерински заботливо раздетьего и уложить спать. Но он прервал моё составление плана, подхватив меня на руки. Дальнейшийпуть я уже знала - длиннющий коридор, затем крайняя комната налево, илинаправо. В первом случае всё произойдёт в моей комнате, во втором - вкомнате ребят, среди нескольких неубранных кроватей с раскиданнымипростынями и валяющимися дисками и журналами на них, среди накиданныххаотично джинсов, ремней и нестиранных футболок с ярлычками иликричащими надписями скейтбордических фирм. - Дима, ты же пьяный, как бобёр! Я не хочу... - Я умираю... Хочу тебя... Пожалуйста. Я люблю тебя. Люблю... Больше жизни... Все свои доводы он подкреплял умелыми отточенными годами действиями. Вармии он был бы самым быстрым - за время сгорания спички он успевал быне только раздеться сам, но раздеть и весь батальон вместе с егокомандиром. Нет, обычно бывает очень даже заводящая прелюдия, но сегодня дозавыпитого алкоголя была прямо пропорциональна величине его животногожелания. Дыша мне в лицо парами его обожаемых мартини и коньяка, онбыстро закинул мои ноги себе на плечи. "Самые красивые ноги те, чтолежат у меня на плечах" - поговаривал он. Проникновения его были ужасны. Глубоко и слишком быстро. Временами онвысовывал свой язык из моего рта, чтобы жутко простонать и сказатьчто-то нечленораздельное, но судя по блаженному выражению его глаз, что-то очень хорошее. Мои стоны выходили грубыми и отрывистыми - я пыталась сказать ему, чтомне всё это не нравится, но из-за совершенно бешеных толчков согласныезвуки не издавались. Иногда Димка поправлял мои ноги у себя на плечах. Я вцепилась трёхсантиметровыми тип сами ему в спину, чувствуя сдирающуюся кожу. Наего левой лопатке следов наших любовных утех видно не было - оно былополностью покрыто татуировкой, а вот правое его плечо всегда несло насебе четыре длинные царапины. Он задыхался и что-то шептал мне, его Принц Альберт создавал неприятныеощущения в неподготовленном влагалище - без прелюдий смазки практическине было. - Дима. Дима, мне больно. Он не слышал. Из просто животного превратился в какую-то трахающую секс-машину. Мне стало обидно. Я лежала и ждала, пока всё это кончится, и я смогупойти на кухню и продолжить готовить супчик для моих мальчиков. А потомтеатрально строить обиженную принцессу, когда будем сидеть за столом иэтот оболтус будет влюбленно смотреть на меня своим затуманенным идовольным взглядом. И после этого следующий секс будет снабжён простопоражающей воображение прелюдией. А сейчас я лежу с высоко закинутыми вверх ногами и чувствую Димкинстальной член внутри себя, его Принца Альберта, задевающего за стенки итяжёлое сопящее дыхание у себя перед лицом. Темп остался неизменным. Откуда столько силы? И без того раскиданныепростыни превратились в скомканную гору. Я с удовлетворением заметила, что начинаю увлажняться и получать удовольствие. Я закрыла глаза иотдалась ощущениям. Правда про рот мой Димочка уже забыл - он уткнулся лицом в постельмежду моей шеей и плечом, и в мой рот попадали только его длинныепотные волосы. Я сразу же вспомнила анекдот, в котором корова жалобными глазамисмотрит на зоотехника-осеменителя, после своей миссии выходящего изкоровника, и спрашивает: "А поцеловать?". Помню, как хохотала до слёзнад этим анекдотом, рассказала ребятам, и на довольно продолжительноевремя эта фраза стала в нашем большом семействе родной и доводящей доколиков в животе. Дима продолжал сопеть и вталкивал в меня свой член так, как будто отглубины проникновения зависит его жизнь. Лицо он теперь уже поднял надомной, и его волосы плотной ширмой закрывали моё лицо. Наконец онвспомнил о беспричинно забытом рте, что немного завело меня. Стонать онстал просто нестерпимо, и я подумала, закрыты ли окна в комнате. Теперь удовольствие я получала практически полноценное. Его совершенноживотные вопли сводили меня с ума - женщина ведь любит ушами. Ритм сталпросто запредельным, и, зная все его повадки несколько лет, я поняла, что скоро он кончит. И тут же вспомнила о том, что ничего не глотала, да и этот оболтус не надевал резинового друга всех влюблённых. Толькопосоветовать кончить мне хотя бы на живот я не успела, а почувствоваларазливающееся внутри меня сперматогенное тепло. Дима моментально обмяк и навалился сверху. Я обрадовалась, когдапредположила, что он наконец заснул, но когда стала выбираться из-поднего, он обхватил мои виски ладонями и стал жадно целовать, успеваяговорить что-то полу членораздельное. - Отпусти меня и ложись спать! - разозлилась я и оттолкнула его. Его пьяный похотливый мозг это распалило и он стал облизывать меня, оставляя свою липкую, но такую родную мне слюну на моих щеках, шее, руках. И я поняла, что это ещё не всё. Смешивая всё со своим рассказом о том, как он меня любит, параллельноон уговаривал меня позволить ему прелесть анального удовлетворения. Я, как человек с нетрадиционным взглядами на жизнь и на секс в частности, предпочитала этот вид секса любому другому, но в данной ситуациипосчитала это неприемлемым и попыталась выбраться из-под Димки и пойтинаконец готовить ребятам обед. Но в его руках всё-таки оказалась баночка со смазкой, которая всегдастояла на самом удобном месте, откуда её можно было достать простымдвижением руки. Её даже для приличия никогда не прятали в тумбочку - чтобы в любой момент она могла придти на помощь моей прямой кишке. Этоомрачило меня. Подставлять свой зад под здоровенный член пьяногопотного, пусть и любимого, мужчины, сейчас мне было не приоритет но. Я строго сказала "Нет", и в очередной раз попыталась выбраться из на 80% покрытого татуировками, тела. Поток уговоров посыпался на меня как жёлуди на кабанчика, и тут же яоказалась в коленно-локтевой позе. Умению Димы делать всё быстро иоперативно я всегда поражалась. Я покорно свесила голову вниз, ощущая знакомые движения скользкого пальца в заднице. - Дима, не надо. Я не хочу, - поделилась я с ним своими переживаниями, повернув голову вбок и глядя на его восставший член. В ответ на это он размазал остатки смазки по моим ягодицам и обхватилбёдра двумя руками, примериваясь. Затем отпустил одну руку, проводяребром ладони между ягодиц, останавливаясь и проталкивая палец внутрь. Я издала стон. Он набрал ещё смазки и ввёл два пальца. Для моегоразработанного ануса это было смехотворно. Недавно мы с Димочкойпосетили магазин сексуальных игрушек - мне очень хотелось найтичто-нибудь интересное для анального секса - я этот вид секса люблюнастолько, что одного члена мне мало. Поэтому Дима подарил мнездоровенный ребристый дилдо, по форме разработанный специально дляженского ректума. Ничто не делает его член таким каменным как зрелищеэтой розовой прозрачной игрушки в моём задике. Я наклонилась ещё ниже, приготовясь принять его член сразу и целиком. По алкогольной ... координации одной рукой он попасть не мог, а две применить не всостоянии - надо было раздвигать ягодицы. Я пожалела его и пришла напомощь - раздвинула всё сама. В момент проникновения наш дикие стоныслились и мне показалось, что мы на этом и кончим. Но сначала он смогпротолкнуть только головку, потом у него что-то сорвалось и членвыскользнул. Дима нетерпеливо стал всовывать его снова, но руки егослушались плохо. Я разозлилась и встала с четверенек на корточки, взялаего за плечи и мягко уложила на кровать. - Пьянь ты моя, - продолжив долгим поцелуем свою мысль, я дала емупонять, что беру ситуацию в свои руки, несмотря на первоначальноенежелание сношения с ним. Серебряное кольцо мягко сияло на конце его прелестного члена. Я парусекунд уделила на созерцание оного, затем повернулась задом к нему, взяла член и спокойно на него села. Вошёл мягко и плавно - техникубезболезненного проникновения члена в прямую кишку я знала, можносказать, синтезировала её из собственных проб и ошибок, поэтому сейчасДима просто задыхался от наслаждения. Я руками упёрлась в кровать между его широко раскинутых волосатыхпротатуированных ног и начала свои "насаживания на шампурик" - какласково называла я это действо. Но моего управления этому обалдуюоказалось мало - он взял меня за талию и стал насаживать меня сам. Япочувствовала, что заливаю своими выделениями и его, и кровать. Волосымои раскидались и закрыли лицо, я наклонилась и издавала протяжныевизжащие звуки. Член двигался превосходно, Дима уже знал, насколькоглубоко надо вводить смазку, поэтому болевых ощущений я не испытывалапочти никогда. Его пальцы крепко вцепились в мои бока, просто вминаяськ тело. Он стонал так, что от одних этих звуков я готова была кончатьчасами. Пот сделал тело блестящим и скользким, Димкины руки скользили, но он упорно продолжал насаживать меня на свой член. Когда по его совершенно неконтролируемым движениям и воющим стонам японяла, что он почти готов, он перевернул меня на четвереньки и задалтакой темп, что я боялась вылететь с кровати и шлёпнуться об стенкунапротив. Стоны перешли в рёв, земная скорость в космическую и, о чудо!, мы кончили практически одновременно - я сразу же после того, какощутила внутри себя густую теплую массу. За мгновение до этого яуслышала слабый из-за приличного расстояния щелчок дверного замка иупала на кровать. Дима выдохся настолько, что, упав на меня, былнеспособен больше подняться, поэтому мне пришлось быстро вылезатьиз-под его потного липкого тела, и хватать первые попавшиеся вещи. Накинув Димкину футболку, скрывая залитые спермой бёдра, я, мило ипо-детски скрестя ручки, большими синими глазами смотрела на вошедшегов комнату брата. - Привет, малыш, - сказала я, и из чисто эстетических соображений не полезла целоваться. Он улыбнулся и немного виновато спросил: - Помешал? На минутку бы позже, да, крошка? Я только засмеялась и бегом рванула в ванную. Остановившись у её двери, я виновато сказала: - Обед я вам ещё не закончила.

Поделиться:

Еще интересные материалы: