Интервью

Интервью

Нина прошла всех врачей и сдала все анализы. Теперь осталось самое трудное - пройти интервью с сотрудниками консульства. Ничего страшного уже как бы не оставалось, но именно это интервью девушки почему-то считали самой неприятной частью медосмотра. Ведь там приходится стоять совершенно голой перед сотрудником или сотрудницей офиса и отвечать на разные иногда даже провокационные вопросы. Нина сдала диск с результатами осмотра консультанту и та отнесла их через служебную дверь в офис. Теперь приходится просто ждать.

Ждёт также и Валентина. А вот Алёна немного отстала на приёме в лора. Комната для интервью оборудована в бывшем штабном кабинете военкомата и состоит из коридора, где помещаются два человека для интервью и перегородки из стекла, за которой находятся офицеры консульства. Валентина уже побывала в предыдущий раз на таком интервью, очень переживала и хотела попасть всё-таки к сотруднику мужского пола.. Все девушки считают, что именно мужчины более благосклонно относятся к женщинам, и задают меньше вопросов, и главное, не издеваются. Нина даже толком не знала, кого она предпочитает: мужчину в качестве интервьюера или женщину.

Как она будет стоять в голом виде один на один с мужчиной - от этой мысли ей было немного не по себе. Но девчата успокаивали. Так это ж всего десять минут. Пока он там просмотрит результаты на компьютере, пока разберётся во всём и время пролетит.

А подольше они не могут задерживать, ведь глянь уже не так много времени до закрытия, а они всё еще запускают женщин. Как раз в это время в главный зал вошли сразу несколько голых студенток, почти что прижавшись от срама друг к дружке, сразу же подались к стойке получать персональный диск. Это как-то даже успокоило Нину. Не я одна. Тут столько народу проходит каждый день, да ещё сегодня тут им работать и работать. На весь холл раздался звук из громкоговорителя: позвали Ирину Ковалёву. Это студентка из Житомира. Девушки успели с ней познакомится. Она собирается на стажировку в колледж, и очень переживает по поводу состояния здоровья.

Кажется, она уже потеряла надежду на удачный исход этой комиссии, но уже деваться некуда - деньги заплачены, нужно всё пройти до конца. Тем более тут фактически никому не отказывают, просто заносят информацию на диск и передают в посольство. "Ну ни пуха не пера тебе,- пожелала Валентина уже как старшая подруга и по опыту и по возрасту. И вот Ирина закрыла за собой дверь. "Да, бедная девочка,- сказала Валя,- так бы хотелось ей помочь?

но что тут поделаешь. Мало того что здесь деньги потратила, так ещё в посольстве с неё сдерут.. А толку-то" Пока Нина раздумывала о нелёгкой ситуации Ирины, как тут услышала из микрофона свою фамилию. "Ну, пуха тебе тоже", - произнесла Валя, и Нина открыла дверь кабинета. Коридор кабинета был узок, без окон, освещён лампами дневного света. На полу мягкое ковровое покрытие. Чисто, светло и тепло. Впереди за стеклом офис. Справа в секторе под № 2 стоит Ирина и разговаривает с сотрудницей. Нина подошла к сектору №1. Ужас, а стекло оказывается до самого пола и во весь рост - как аквариум. От этого открытия Нина как бы потеряла внимание вообще. Она только и смогла посмотреть в глубину офиса. Тут же к окну подошёл сотрудник, мужчина, лет сорока, с виду американец, открыл компьютер и начал рассматривать файлы, наверное с данными медосмотра Нины. Нина сообразила сразу же закрыть руками, грудь, и низ живота. Ей стало очень неприятно вот так стоять во весь рост голой. Но тут Нина вспомнила, что ей всё-таки попался мужчина, и это как бы сулило некоторую удачу. - Нина, возьмите пожалуйста микрофон и наушник. Американец разговаривал по-русски, с небольшим акцентом. Голос его прозвучал из громкоговорителя в комнате. За стеклом его совершенно не было слышно, и вообще помещение офиса оказалось полностью изолировано этим сплошным стеклом. - Что? - Нина сначала не поняла о чём её просят, и обернулась вправо. Ирина, студентка, держала возле уха маленький круглый телефончик, а в другой руке - микрофон. - Возьмите микрофон и слухавку в руки,- проговорил с украинским акцентом американец.. Нина наконец то поняла, что она уже не сможет прикрываться и взяла в левую руку наушник, а в правую микрофон. Приложив слушатель к уху, Нина чётко расслышала голос американца, который звучал уже в наушнике. Теперь его голос она слышала только одна. - Вам удобно,- спросил сотрудник. - Что? - переспросила Нина. - Вам слышно хорошо. - Да, - сказала Нина. - Хорошо,- продолжал американец и заглянул снова в компьютер. В это время девушка слева уже заканчивала интервью - она повесила микрофоны на стенку, бросила последний взгляд на Нину и вышла. Нина осталась одна. - Вы чувствуете себя плохо? - спросил офисный офицер. - Нет, - сказала Нина и покраснела ещё больше прежнего. - У вас проблемы с давлением? - неожиданно спросил американец. - Нет, не замечала... просто переживаю... - Да, но у вас низкое давление.. Вы действительно хорошо себя чувствуете? Может вам нужно выйти? Вы можете пройти интервью через час. - Нет. Уверенно произнесла Нина. Я могу сейчас. Всё в порядке; просто я стесняюсь - мне стыдно. - Почему стыдно? - спросил американец. - Здесь никого нет, вы одни. Только что вы несколько часов подряд проходили разных врачей, голая и... - он сделал паузу. Это слово "голая" звучало вызывающе. Нина возмутилась. Ей хотелось протестовать. "Голая я то по вашим, мол, порядкам". Но американец продолжал. - Разве вы не ходите в сауну, на пляж? Сегодня быть голышом уже не так стеснительно. - Да, - только и произнесла Нина и замолчала. - Хорошо, продолжал офицер,- анализы и показатели у вас не плохие и вы можете продолжать учиться в нашей стране. Кстати, у вас есть хобби? - Я... люблю плавать, - негромко проговорила Нина, и ей стало немного легче. Тут в комнату вошла голая Валентина. Видно её позвали по внешнему громкоговорителю, и вот она сейчас подойдёт ко второй секции, где её уже ждет женщина-сотрудник. Вале не повезло опять. Она хотела попасть к мужчине. Тем временем Нине стало уже совсем легко - она не одна; вот и Валя здесь - берет в руки микрофон и ведёт себя совершенно непринуждённо. Второй раз приходить на интервью уже наверное не так жутко. Американец просматривал врачебные заметки в компьютере, и сказал: "У нас, в Америке, много бассейнов, пляжей - вам будет в нашей стране очень хорошо. Мы любим плавать. У меня дома тоже есть бассейн во дворе, и мы с детьми всё лето купаемся вместе". Нина успокоилась. Она уже уверенно держала слушатель возле уха и старалась улавливать все звуки за стеклом. - Вам уже лучше,- снова спросил американец? Не надо так стыдится, ведь я вам ничего плохого не сделаю. Я ведь даже за стеклом. - Да... - проговорила Нина,- конечно, я понимаю. Но знаете всё-таки не очень привычно вот так стоять голышом... - Вы не раздеваетесь перед вашим парнем? - удивился американец, - у вас есть бой френд? Нина не ожидала этого вопроса, замялась как-то, но американец не ждал ответа и продолжал разговор. - Поймите, Нина, это порядок. Высоко развитое общество требует неуклонной дисциплины. Понимаете? Нина кивнула головой. - Вы ведь хотите учиться в нашей стране? Так вот, вы должны привыкать к порядку и дисциплине. - Да, я уважаю порядок, но мне стыдно вот так... голой... здесь перед вами... Нина умолкла. - Стыдно - это когда врут, а когда всё честно - стыдно не бывает, - поучительно произнёс американец. - Да,- снова согласилась Нина.. Американец ещё раз прошёлся по файлам, что-то отметил, что-то напечатал. И вот вдруг говорит: - Нина, положите микрофон и наушник на место, расставьте ноги на ширине плеч, руки подымите за голову и присядьте пять раз. - Что?... - недоуменно спросила Нина... - Вам хорошо слышно... расставьте ноги, руки за голову и приседайте. - Приседать? - переспросила почему-то сама себя Нина, - зачем?.. - Ну, вы же уважаете дисциплину, - нагло сказал американец.. - Да,- Нина начала вешать микрофоны, отступила несколько назад, подняла руки и начала приседать. При этом уже совершенно потеряв чувство присутствия, Нина сбилась с толку и со счёта, приседая... три четыре, пять, шесть... Американец что-то говорил за стеклом, но его совершенно не было слышно. Наконец, он указал жестами, что надо вставать. - Возьмите микрофон,- проговорил он через громкоговоритель. Нина взяла микрофоны и посмотрела в лево, Валя уставилась на неё с выражением ужаса. Нина приложила слушатель к уху. - Извините, - сказал американец, - я пробовал вам объяснить, что вы можете не приседать.. У вас есть право не приседать. Это не обязательно. Ну, ладно, дисциплина - это хорошо. Тут американец, словно ничего и не было, сменил тему разговора. - Я занёс все ваши данные о медосмотре в компьютер, и теперь вы спокойно можете обращаться за визой. Но помните, что эти данные действительны только три месяца. Если вы не воспользуетесь данными в этот период, то вам придется снова проходить комиссию. Нина слушала, как бы через пелену - ей страшно хотелось выйти, ей не хватало воздуха, она чувствовала, что вся горит на лице. Так ужасно она ещё себя никогда не чувствовала. - Хорошо, хорошо, я понимаю,- говорила Нина. - На выходе вы получите справку об прохождение медкомиссии и пожалуйста не потеряйте её - это ваш документ. Он вам нужен для посольства. - Да, я знаю,- вторила Нина. В это время она услышала, как Валя заплакала. Она разговаривала с сотрудницей и, видимо, у неё снова возникли какие-то проблемы. Но тут американец приказал, не сказал, а именно приказал Нине: "Интервью окончено, покинете помещение.. До свидания!" Нина быстро ретировалась, глянула на Валю и вышла в холл. Валя продолжала интервью...

Поделиться:

Еще интересные материалы: