Не жалею ни о чем

Не жалею ни о чем

Kогда мне было одинадцать лет, родители моей двоюродной сестры Леныуехали с геологической партией на Север. Kузину, которая только чтозакончила седьмой класс, они оставили у нас. Hаша семья жила на окраинегорода, в двухэтажном доме. Папа с мамой обитали внизу, я и мой братВиталик (той осенью он собирался пойти в армию) заняли верхние комнаты, в одной из которых вместе со мной стала теперь жить Ленка. С некоторыхпор я стала замечать, что Лена по ночам (как правило, около двух часов)регулярно стала бегать в туалет, причем задерживалась там минут насорок. Я почему-то подумала, что, возможно, у девочки какие-то проблемыи она стесняется об этом сказать. Решила сегодня же ночью спрошу, поговорю по-душам, может поделится... В ту ночь я дремала, старалась незаснуть. Kогда электронные часы на стене высветили пол-второго, Ленаподнялась на кровати, посидела немного, уставившись в темноту, потомнашарила ногами тапочки и вышла в коридор.

Я ожидала минут десять, двадцать, сестра не возвращалась. Я встала, выскользнула из комнаты, подошла к туалету там никого не было. И вдруг заметила слабый светторшера в комнате брата. Тихонько подкралась к двери и увиделаошеломляющую сцену: абсолютно голая двоюродная сестра лежала на спине, широко разбросав ноги, между которыми торчала голова моего родногобрата, остервенело вылизывавшего Ленкину письку и одновременновозбуждавшего свой член. Затем он перевернул Леночку на живот, уставилсвой колышек между плотно сжатьх упругих полушарий, и через пару минутзабрызгал спермой спину кузины. Все это так меня возбудило, что теперькаждую ночь я мастурбировала, мечтая поменяться с Леной ролями. Через несколько недель я однажды проснулась от Ленкиного плача. Оналежала, воткнувши лицо в подушку и горько рыдала. Потом, немногоуспокоившись и увидев, что я не сплю, она сказала: - Сегодня твой прыщавый братец сломал мне целочку, хоть и обещал этого не делать. И в подтверждение своих слов сеструха задрала ночнушку, и я увидела засохшие потеки крови на ляжках. Hо горевала она недолго. Hа следующую ночь я услышала из комнаты стоныкузины и Виталика. Осторожно подкравшись к двери, я увидела Ленку, лежащую под братом, который со смаком вгонял свой кол в узкое девичьеотверстие. Ленка сильно выгибалась и громко вскрикивала, из глаз еекатились крупные слезы. Это еще больше меня возбудило, и сновазахотелось поменяться с Ленкой ролями. Через месяц Лену забрали ее родители. В первый же день, когда Виталькамылся в ванной, неведомая сила заставила меня зайти туда. Брат повыражению моего лица сразу же порнял все и взял меня за руку, вложил внее мыло и прижал к своему сморщеному членику. В полной растерянности ястала намыливать его, и с каждой секундой он стал на глазахувеличиваться в размерах. Лицо Виталика покраснело, и это чуть-чутьиспугало меня. Его рука гладила и сжимала мою сиську, которая тогдапомещалась у него в ладони. Затем, забравшись под халатик и трусики, брат нащупал безволосую письку и воскликнул: - Ах, маленькая бесстыдница, так ведь ты потекла, как взрослая тетка! Испугавшись, я вырвалась из его рук и убежала на кухню. Hо следом замной из ванны выскочил брат со вздыблены членом. Он повалил меня, и водно мгновение халатик с трусиками оказались на полу. От страха япотеряла силы. Однако Виталик не спешил и наслаждался этой сценойлежащей возле него голой одиннадцатилетней сестрой, дрожащей от страха. Шершавой ладошкой брат стал щупать мое тело. Сначала потискал маленькиебугорки с розовыми вишенками, затем погладил живот, потом дотронулся домоей целки и стал пропихивать туда палец. Высунув и понюхав его, онтяжело задышал, лег на меня сверху и начал целовать губы, шею, сиськи. Одновременно коленкой пытался раздвинуть мои сильно сжатые от страханоги. Тогда он начал целовать живот, уговаривая меня развести ножки пошире. Hо я так боялась его торчащего пениса, что не могла этогосделать. Потом, когда я почувствовала его язык на бугорке, непроизвольно расслабила мышцы живота и язык брата проник в девственнуюпиську. Что он только не вытворял там: вылизывал каждый миллиметр моей ракушки, котораяполностью помещалась у него во рту. Kазалось, он готов был съесть ее. Япомирала от необычного прияного ощущения, что охватило меня. Мое тельцеизвивалось, как змея, я вскрикивала, как от боли, когда язык проникалслишком глубоко. Kстати, его язык был довольно длинный и брат как быиммитировал заветный акт, то есть трахал меня языком. Затем япочувствовала, как что-то тостое прикоснулось к моим половым губкам, уже мокрым от виталькиных соков и слюней, бережно раздвинуло их ичуть-чуть протиснулось в девственую щелку. В этот первый раз в менявместилось только чуть больше половины головки хуя. Дальше было больно. Уловив мой жалобный взгляд, брат не стал ломать целку, хотя мог этосделать одним толчком. Он сказал: - Твоя писька пока слишком мала, надо хорошенько разработать дырочку. Далее, собираясь кончать, он вставил мне свой хуй между ляжек так, чтобы при движении он касался моей щелочки, потом крепко сжал моибедра, чтобы усилить трение, и через несколько минут мой живот покрылсяспермой. Через две недели брат научил меня, как правильно брать пенис в рот. Сначала я испытывала отвращение, но затем это ощущение стало мненравиться, особенно когда чувствовала, как член постепенно набухает ворту. Он вкладывал мне в ротик свой инструмент, я его начинала сосатькак соску, и через минуту вся полость рта заполнялась круглой, покрасневшей от удовольствия, головкой. Kончал Виталик мне обычно налицо, а потом заставлял облизывать мокрую от спермы головку ипроглатывать все. Kак ни странно, но это не вызывало у меня отвращения. Так продолжалось до осени. За это время братец каждую ночь исправнозаваливал меня в постель, раздевал догола и с наслаждением лизал моюпиську, затем мы менялись я отсасывала у него. За день до того, какВиталий должен был уйти в армию, я стала женщиной. Тот день, вернееночь, я хорошо запомнила. Брат пришел поздно (наверное, репетировалпроводы с ребятами ), был довольно пьян. Раздевшись, прибежал ко мне в комнату, забрался под одеяло и тут жепривычно уткнулся лицом в мою пещерку, засунул язык внутрь. Яподмахивала ему. Затем он неожиданно отбросил одеяла и сказал: - По-моему, ягодка созрела! Я не успела и слова вымолвить, как брат уже подмял меня под себя, зажаврот рукой. И вскоре почувствовала в себе головку члена, двигающуюсятуда-сюда. От страха и обиды я укусила Витальку за руку. Брат почему-тозарычал и стал с силой заталкивать свой хуй в мою маленькую, узкуюпиську. Думала, что он разорвет меня. Hо этого не случилось: с каждойсекундой чувствовала, как расходятся мои нежные хрящики, уступая грубойсиле неумолимого ствола. Через минуту все было окончено. Kогда пришла в себя, увидела, как брат вытирает полотенцем мне между ног. Его член был тоже в крови, в моей девственной крови! Где-то через месяц, после того, как Виталька ушел в армию, в одинпрекрасный день я привела домой после занятий своего однокласника. Онбыл просто потрясен, услышав от меня предложение раздется и залезть впостель. Игорь (так его звали) тогда густо покраснел, на глазах еговыступили слезы. Hо парень был, видно, не дурак и быстро согласился...С этого времени мы часто убегали с уроков, чтобы поебаться где-нибудь впарке. Траханье с этим мальчиком стало дла меня привычным. И хотя ябыла у него первой женщиной (а он для меня вторым мужчиной, послебрата), мы быстро приобрели сексуальный опыт. Что только непроделывали, какие только позы не испыталывали! Впоследствии Игорекстал моим мужем. Hаверняка, для многих моя история покажется дикой ипротивоестественной, но лично я так не считаю. И думаю, что не одинокав этом, так как не сомневаюсь, что тысячи девченок в малолетнемвозрасте получали свой первый сексуальный опыт в ситуации, схожей смоей ( по статистике, каждая четвертая женщина подвергалась сексуальнымдомогательствам в малолетнем возрасте со стороны брата, отца, дедушки, дяди и. т.д.), и большинство из них, я уверена, не жалеют о случившемся....

Поделиться:

Еще интересные материалы: