Немного прошлого

Немного прошлого

Было это все летом 1998 года. Я довольно не плохо окончил девятый класс, я собирался на каникулы в деревню с моимдругом Пашкой. Мы с ним были неразлучные друзья и дружили с детства. Яхорошо знал его родителей, а они мою мать, ибо отец мой умер, когда ябыл в пятом классе. Маму Пашки звали Татьяной, ей было 38 в тот момент. Я заглядывался на неё ещё с пятого класса. Это была полненькая, но нетолстая женщина, с грудью пятого размера, среднего роста и выраженнойталией. Она всегда ходила дома в футболке и юбке, только изредка выходяиз ванны в банном халате, под которым, я замечал, ничего не было.

Но…Давайте всё по порядку. Когда в шестом весь наш класс шел надемонстрацию, я забежал по пути за Пашкой. Меня встретила тетя Таня вхалате и, пригласив домой, закрыла дверь и зашла в ванную. Пашка ещеодевался и я стоял ждал в коридоре.

Внезапно из ванной раздалось: «Пашане заходи в ванную, а то мама голая!». При этих словах мой член в мигприбило к животу. Через пару минут Павел был готов, и мы с ним ушли. Послеэтого дня я буквально «заболел» тетей Таней. Она мне снилась по ночам ия просыпался с мокрыми штанами от спермы. Я часто наблюдал за ней водворе, когда она в очередной раз возвращалась из магазина и неслапродукты. Я наблюдал, как подрагивают при ходьбе её сиськи, а обтянутаяюбкой жопа виляет в такт движениям и вырисовывает контуры её трусиков.

Яподбегал к ней и предлагал помочь донести сумки до квартиры. Она сблагодарностью принимала предложение, нежно потрепав меня по голове. Яподнимался за ней в квартиру и млел от восторга, созерцая её зад, поднимающийся впереди меня по лестнице в каких-нибудь полуметрах. Зайдяв квартиру, она скидывала туфли, брала сумки и несла их на кухню, аменя всегда звала пить чай. Была середина декабря. Я шел послешколы домой и встретил на улице тетю Таню. Я вновь напросился помочь ейдонести сумки домой. Дальше было всё как обычно. Мы поднимались полестнице, мои глаза пожирали её виляющий зад. Потом мы вошли, онапригласила меня на кухню попить чай. Я, как завороженный, пошел накухню и уселся за стол. Она налила чай, села напротив меня, закинувнога на ногу, и предоставив, сама того не подозревая, мне лицезреть еётрусики и ляжки. Тетя Таня смотрела на меня и по-доброму улыбалась. Мойчлен предательски встал в тот момент, и я покраснел. - Ну, как дела в школе? – спрашивала она. - Да нормально, - отвечал я и опускал глаза. - Как там мой разгильдяй? У него вроде с математикой не все хорошо? - Были, но сейчас все в порядке. -Да знаю я про этот порядок! – махнула рукой Татьяна. – Ты ему всепомогаешь и решаешь, вот и выплывает он. Ты пей чай, а то остынет. - Спасибо, тетя Таня, я еще чуточку и пойду. -Да сиди! Куда торопиться, Миша? Пашка на тренировке, муж на работе. Сижу вот тут одна, скучаю. Хоть с тобой поболтать могу. Сейчас отдохнучасок и буду ужин готовить моим мужчинам. Я сидел и понемногуначал привыкать к общению с ней. Застенчивость постепенно сменяласьлюбопытством. Допив чай и сказав спасибо, я встал из-за стола. - Напился? – спросила она. - Да, спасибо, тетя Таня! - На здоровье! Иди посиди в комнате на диване, а я сейчас протру здесь пол и тоже присяду. Яуселся на диван и включил телевизор. Татьяна пошла в ванную и черезминуту вышла с мокрой тряпкой. Далее, о Боже, она нагнулась и сталапротирать полы, но юбка её задралась, и я увидел беленькие трусики иширокое лоно, которое так манило меня. Мой член безжалостно встал, аона продолжала мыть пол, без стыда виляя своим задом и вызывая у менявозбуждение до удушья в горле. Это действо длилось не болеетрех минут, но мне показалось это была вечность. Она ушла в ванную ипоявившись через секунду сказала мне: «Мишуня, я пойду помоюсь, ты незаходи. Хорошо?». Господи! Зачем она мне это сказала! Ну, зачем! Ведь яи так весь был на взводе. Я услышал, как полилась вода, как она сталалиться с прерывистым шумом. Я представил, как Танюша моется, и по еёобнаженному телу стекают струйки воды, «обнимая её»… Через пять минутона вышла в халате. - С легким паром! – сказал я. - Спасибо, Мишуня! И она уселась со мной на диван, расчесывая волосы. – Что показывают? – деловито спросила она, расчесываясь. - Да всякую ер-рунду, - ответил я, заикаясь от волнения. В это время по телеку показывали сериал «Жизнь Клима Самгина» и сцену соблазнения служанкой Клима. - А у тебя уже есть девочка? – неожиданно спросила она, окончательно обезоружив меня. - Н-нет. – ответил я скорее машинально, чем обдумано. -Странно, - проговорила она, подсаживаясь ко мне вплотную. – У такогопарня девчонок, по-моему, должно быть море. Правда, они сейчас всетакие глупые и недалекие…- она положила свою руку мне на колено. - Тетя Таня, я пойду домой! – сказал я, пытаясь привстать. -Ну посиди, милый ты мой. – удержала она меня. – Неужели я такаянеинтересная? – спросила она, лукаво гладя мне в глаза. – Посмотрикакая у меня грудь, какие бедра…- с этими словами она скинула с себяхалат и смотрела на меня жарким женским взглядом. Я опешил, глядя на неё и пораженный увиденным. Мне в тот момент казалось, чтотысячи мартеновских печей раскалились у меня внутри и грозили в любоймомент взорваться. Член прибило так, что я думал он взорвет ширинку вштанах. Так я смотрел на неё минуты три. Мы оба молчали. Я смотрел нанеё как ошарашенный котенок, а она лукаво улыбалась, глядя на мойиспуг. - Ну что? Пришел в себя, Миш? – нарушила она тишину изасмеялась. – Красивая я? Можно такую ебать? Ну, не красней, некрасней. Поди все руки уже стер в мозоли на меня. Я же вижу как ты наменя смотришь. – она подошла ко мне, обняла и притянула к себе. – Но знаешь, что главное? Главное, что и я на тебя запала и уже не отпущу. Cэтими словами она притянула меня к себе и принялась целовать, ласкаярукой у меня между ног. Я некоторое время ещё сдерживался, но черезминуту уже также горячо начал её целовать, гладя её бедра и роскошныйзад. - Мммм, ты мой сладенький! – приговаривала она ипродолжала меня целовать. – Поди баб ещё не приходилось целовать, а? – радостно спрашивала она и, начиная расстегивать мою рубашку. – Вон какчлен напрягся. Давай освободим его. – и она принялась расстегивать мнеширинку. - Может не нужно, тетя Таня. – невнятно проговорил я. -Ну, ну же, миленький. Не нужно противится похоти, Мишутка. Знай, тетяТаня сделает тебе приятно и научит всему. Тебе ведь уже простонеобходимо сливать сперму, чтобы быть спокойным и радоваться жизни. А ятебе помогу в этом. Я помогу тебе стать настоящим мужчиной, которыйбудет являться потом грозой всех баб. – она рассмеялась. – У тебя дляэтого есть все задатки. Смотри, какой он у тебя большой, твердый и такгордо и деловито стоит! Красавец! – с этими словами она сняла с менябрюки и рубашку. Всё это время я гладил её ягодицы ипостепенно после поцелуев, похотливых разговоров и ласк стал приходитьв себя и успокаиваться. Потные ладони постепенно высыхали, учащенноедыхание пришло в норму, кровь отхлынула от лица. Во мне просыпалосьмужское начало, просыпался самец, который хотел отыметь эту самку, которая, в свою очередь хотела, чтобы её трахнул молодой самец. - Ну, как тебе мои сиськи? – спросила она немного отстранившись. - Они бесподобны, тетя Таня! – ответил я и взявшись двумя руками за них. - Вот это по-нашему! – радостно сказала Татьяна. – Чувствуются руки самца. - Да вы не представляете насколько. – сказал я и, сжав сиськи руками, притянул её к себе и начал целовать. -Ой, как это здорово! – обрадовалась она. – Тебе нравится повелеватьсамкой! Я всегда об этом мечтала! Ещё с детства! Помню хотела большуюсемью, сильного и надежного мужа и безумного безбашенного секса. - Ну и что, получилось? – спросил я перестав целоваться. - К сожалению…нет. – вздохнула она. – Большой семьи не получилось. ОдногоПашку родила. Сильного и надежного мужа нет, есть невысокий инеказистый муженек, который ничего из себя не представляет в постели. Ая нормальная баба! Мне секса хочется! Безумного, жесткого, безбашенного! И она набросилась на меня с поцелуями с удвоенной силой. Я снял с себя оставшуюся одежду. - Так давай воплотим твои мечты в жизнь, хотя бы частично! – произнес я. -Давай, родной! Давай! – радостно воскликнула она. – А с чего начнем? Можешь рассмотреть меня, исследовать. Делай со мной, что тебе хочется! А я буду подстраиваться под тебя. Нужно, чтоб ты без стеснения знал всюженскую анатомию. Сначала ты сам посмотри, а потом я тебя научу и всёрасскажу и покажу. А то вы с мальчишками это постигаете в рассказах, сидя на скамейках, или в подворотнях на молодых ссыкухах. А я тебя самавсему научу, без них! После этих слов мы с ней подошли к дивану. Она легла на спину и широко раздвинула ноги. -Смотри, дорогой мой! Изучай бабскую сущность. Смотри, какая у менябольшая пизда. Это пизда не девчонки какой-то, это пизда взрослойрожавшей бабы. – с этими словами она раздвинула половые губы и моемувзору предстала большущая розовая дырень, сантиметра два в диаметре. - Ого! – воскликнул я. – Не хилая дырка! - А это моё влагалище. Оно такое большое у всех баб, которые рожали, или ебутся часто. Нравится? - Очччень… - стал заводиться я. - Ну, потрогай, потрогай, раздвинь его! Оно же не укусит! – рассмеялась она. - Я уже хочу туда залезть! – возбужденно сказал я и начал осторожно раздвигать дырку. Моипальцы почувствовали слизскую жидкость, появившуюся изнутри дырки. Намое удивление пизда растягивалась с легкостью и вскоре моему взорупредстала розовая пещера Аладдина, со всеми своими сокровищами. - Не больно, тетя Таня? – спросил я с волнением. -Нет, конечно, Мишка! Смелее! Сильнее раздвигай её! Даже, если будетбольно, я потерплю! Просто мне очень хочется настоящего мужика, а пиздаподатлива только под мужской рукой! Я хочу твоей мужской силы! – начиная чаще дышать, сказала она. Я уже более смело началрастягивать дырень. Я просто лишился дара речи, когда увидел на сколькоя смог растянуть ЭТО! Сейчас дырень была уже примерно пять сантиметровв диаметре, а эта моя шлюха, которая Татьяна, лежала, закрыв глаза, тяжело и часто дыша и просила ещё сильнее! О, женщины! О, бляди! Как жевы загадочно устроены! - Ну, что, сладенький мой, видишь какая она у меня большая и мокренькая! – томно спрашивала она. - Да уж, тетя Таня! Пизда у вас что надо! Я бы сказал огромная! И что у всех баб такая огромная, как у вас? – спросил я. -Нет, не у всех! – улыбнулась она. – Только у тех кто рожал, у когослабые мышцы влагалища и кто засовывает в пизду всякую большуюдребедень! - А зачем? – поинтересовался я. - Зачем? – удивилась она. – А разве тебе, как и многим мужикам не хотелось бы, чтобы твоя жена засовывала в себя, скажем бутылку из под пива? А потомвы вместе её вытаскивали. Или она тужилась, как в родах, а бутылкавылезала бы под действием потуг? - Да я как-то об этом не думал. – ответил я, другой рукой сжимая поочередно её сиськи. -Ну, это потому, что ты ещё молод! Вот подрастешь немного, женишься, и утебя возникнут подобные желания. Может даже более жесткие. Но всяпрелесть в том, что нам бабам по большому счету нравятся все этиизвращения! Просто многие об этом умалчивают, чтобы мужья не сочли ихза развратных шлюх! Ну как? Насколько растянул мою дырку? – деловитоспросила она. - Да, думаю сантиметров на пять-шесть! – радостно ответил я. - Ух ты! А мой муженек едва до трех умудрялся! Вот видишь, какая она у меня податливая! Вся в свою хозяйку! - А вам не больно было, тетя Таня? – спросил я. - Нет! Было немного, когда ты только начинал. – Ну, а теперь дай мне твою руку. Ты у нас правша? - Правша. – ответил я. - Тогда давай правую руку. Так тебе сподручней будет. Япротянул ей свою правую руку. Она взяла с тумбочки какой-то флакон инанесла мне на руку масляный гель. Затем она растерла этот гель по всейладони. - А теперь давай эту ладонь засовывай ко мне во влагалище, а я полностью расслаблю его, чтобы вход был мягче. Давай, дорогой! Ну!– она взяла мою руку и ладонью направила прямо в свою дырень. Я, завороженный этим действом, начал вводить руку в пизду! Боже, какой это непередаваемый кайф! Моя рука входила внутрь практически безсопротивления. Лишь позже, когда вошли пальцы, я почувствовалсжимающиеся стенки влагалища. А через несколько мгновений, когдараскрытая ладонь полностью вошла, рука уперлась в мягкую плоть, котораяслегка пульсировала и была вся в слизи. Я ощутил достаточно большойскользкий и твердый бугорок, посредине у него была щель. Мойуказательный палец слегка вошел в неё. Мне показалось на величину ногтя. Судя по всему тете это доставляло неподдельный кайф, потому что пизда так и лилась соками. - Ааааййййй! Уумммм! Ммааааааййййй! – раздалось вдруг из её уст. - Что случилось, тетя Таня? Вам больно? – испуганно спросил я. -Нннееетттт! Ааааййййййй! Хххооооррошшоооооййййййййй! Делай так ещё, миленький мой! Вот так! Пальчиком! Дддааааа! Аааааййййй! Господи, какхорошоооо! – и она, закрыв глаза, откинула голову назад. Её рукискомкали накидку на диване. Соски напряглись. Я продолжал тыкатьсяпальцем в её внутреннюю ложбинку и мне показалось, что она стала мягчеи немного глубже. Живот тети Тани стал немного содрогаться от судорог. Её учащенное дыхание говорило об её напряжении и возбуждении. - Ну, как вам, тетя Таня? – спросил я, продолжая действовать. -Ооочень хорошо! Ты мой хороший! – ласково ответила она с улыбкой. - Нувот, Мишутка! Поздравляю! Теперь ты получил боевое крещение. Ты вошелвсей рукой в святая святых во влагалище и уперся в мою матку. Чувствуешь мякоть? А бугорок с ложбинкою? Ааааахххх! Это у насназывается шейка матки. - Дддаааа! Тетя Таня! Это непередаваемо классно! – сказал я учащенно дыша. - Ааааахххх! Оооойййй! Кккаааккк ккклааааассснооооо! – простонала она и её лицо скривила гримаса боли и радости. Я начал ритмично вгонять и почти высовывать свою руку из пизды, благо амплитуда позволяла. -Ещё, ещё! – кричала она каждый раз, когда моя ладонь погружалась вовлагалище. – Ещё! Да! Мишка, ты суууппеееррр! Аааммммммннн! Ооойййй! Мамочкаааааа! – кричала она в истерике. От такой картины явесь взмок, член уже давно истекал смазкой, дыхание участилось иглавное, что меня это заводило, что я - молодой пацан делаю это сженщиной старше меня и к тому же это мать моего друга. Пизда уже давнохлюпала под натиском моих деяний и тетиных хотений. На диванной накидкепод пиздой было уже очень даже большое мокрое пятно, котороепредательски поблескивало. А нам было все равно. Татьяна, запрокинувголову и учащенно дыша, лежала и судорожно дергалась на моей руке. Яуже просто с силой вгонял свой кулак, который я сжал внутри, имассировал её матку. Внезапный очередной её крик придал мне толчок и я, повинуясь инстинкту, не вынимая руку из пизды вогнал свой членодновременно ей во влагалище. Я был так возбужден, что буквально черезпять или десять толчков бурно кончил прямо внутрь. Я чувствовал, каксперма ударила мне в ладонь и тутже эта ладонь размазала её по всейвнутренней поверхности. Чувствовал, как у Татьяны ходуном заходиламатка, сокращаясь с невероятной силой и амплитудой. Чувствовал, какслегка раскрывшаяся шейка целовала мою руку и немножко подсасывала. Намв этот момент было так хорошо, что мы не обращали на сделанноевнимания. - Мишенька, Умничка ты моя! – радостно говорилаТаня. – Спасибо тебе, родной! Никогда я так не кончала! Уууухххххх… Сэтими словами я вытащил свой член и руку из пизды. Спустя минут пять, Татьяна уже поднялась и, слегка пошатываясь, пошла в ванную. Мы сневероятным кайфом помылись и поласкались после бурного акта! Потом япошел домой, а через три месяца (в марте) я узнал, что Татьянабеременна и аборт делать не собирается. Я был вне себя от этой новости.

Поделиться:

Еще интересные материалы: