Настоящая семья

Настоящая семья

Я уже женился на Оксане и наш скучный супружеский секс иногдаразбавляли её родители, когда вдвоём, когда по одному пробираясь к намв комнату. Мне очень нравилось трахать тещу, стоящую раком, в попу, глядя как папа трахает Оксану, держа её ножки на плечах. Но на этот размы решили устроить настоящую оргию, со всевозможными мыслимыми инемыслимыми извращениями, которые могут только прийти в голову изафиксировать это видеокамерой. Пикантность ситуации ещё была в том, что Оксана была на седьмом месяце беременности. Я любил нежно обниматьи целовать её огромное пузо, крутить её ставшими крупными и потемневшиесоски.

И вот, наконец, мы вчетвером собрались весело провести выходные. Искупавшись, мы с Оксанкой уже находились в гостинной комнате, ожидаяродителей. Тёща копошилась в своей комнате надевая сексуальный прикид икрасясь, а тесть мылся в ванной. Стоит сказать, что мы все былифетишистами и любили когда наши женщины надевали всякие сексуальныечулочки, туфельки, украшения и прочее, и они нам в этом не отказывали. Вот и в этот раз Оксана ждала меня сидя на краю огромной кровати.

На ней были надеты белые тончайшие чулки, оканчивающиеся кружевнымирезиночками, белые свадебные туфли на высоком каблучке-шпильке, белыекружевные трусики-шортики, и тонкие шёлковые перчатки, заканчивающиесячуть выше локтя. Наряд невесты довершали фата и диадема на головеОксаны. Маленькая токая золотая цепочка с крестиком была на её ножке, адлинная с большим кулоном, болтающимся между грудей, висела на шее моеймолодой жены. Несмотря на её огромный животик, она выглядела простовеликолепно. Её невинно-похотливый взгляд завёл бы кого угодно. - Ну, ты идёшь уже? – спросила она. - Сейчас заинька, только камеру поправлю. – ответил я, глядя вобъектив видеокамеры, установленной на штативе и направляя в место, гдекак я предполагал, будет происходить основное действие. - Иди скорее ко мне. – Оксана, хныкая капризным тоном, протянула ко мне руки. – Я уже заждалась. Удостоверившись, что камера держит хороший ракурс, я включил записьи подошёл к Оксане. Я стал прямо перед ней, и мой член теперь болталсяпрямо у её лица. Качнувшись по оси, я заставил дёрнутся член из стороныв сторону и удариться головкой об оба бедра. Оксана подняла глаза вверхи с хитрым взглядом взялась ладошкой за основание члена. Подняв его иприблизив к лицу, она лизнула гладкую поверхность его головки, чутьподрочила, двигая кожицу по стволу. Продолжая смотреть вверх и радуясьтому, как я кайфую, Оксана стала лизать языком по всей длине члена. Онаприжимала член к себе и нежно тёрлась щекой о его головку. Рукой Оксаналаскала мне яйца, поглаживая их и перекатывая в ладони. Она чмокнулачлен прямо в кончик, лизнула кончиком язычка дырочку на головке. Выдавив из него немножко смазки, Оксанка всосала её, сложив губкитрубочкой. Стоя, я тащился от наслаждения и нарастающего возбуждения. Положивлевую руку на макушку жены, правой я упёрся себе в бок. Минет былвеликолепен и я не пытался прервать или управлять этим сказочнымдействием. А Оксана всё продолжала ублажать меня орально. Она ужеобволокла головку члена губками и сильно сося её, так, что на щекахобразовались ямочки, дрочила мне член. Она сильно сдавила мне яйца, доставив мне сладкую боль, отчего я немного порычал сквозь зубы. Вошла тёща. Она тоже прихорошилась. Ярко накрашенной, она былаодета в чёрные гладкие трусики-стринги, чёрные чулки в крупную сетку ичёрные полусапожки. На голове у тёщи была элегантная дамская шляпка сузкими полями, а на плечах накинута мужская рубашка, настолько длинная, что прикрывала её попку. На обеих руках у тёщи были браслеты изблестящих колец и пружин, а на шее был надет облегающий ошейник состразами. Элегантно покачивая бёдрами, она подошла к нам. - О! Вы уже начали. Без нас. Вот нетерпеливая молодёжь. Ну, ничего. Оксанке необходимы гормоны. Кончи ей в ротик. Пускай пососёт. – тёщаосмотрела нас и погладила по волосам продолжающую делать мне минет и необращающую при этом ни на что внимания, дочь. - Иди ко мне. – я, отодвинув рубашку, просунул руку за спину тёщи иобняв её за талию прижал к себе. Что-то блеснуло у неё на груди. – Чтоэто? – кивнул я. - Посмотри. – тёща отодвинула полу рубашки обнажая грудь. – Для тебя сделала. Знаю, что тебе цацки нравятся. А она, оказывается, сделала себе пирсинг. Сквозь пупок она проделаэлегантное колечко с зелёным, крупным камушком, и теперь её гладкийхоть и не молодой животик смотрелся очень аппетитно. Сквозь оба крупныхсоска своих больших грудей тёща продела два колечка диаметромсантиметра два. С обоих колечек свисало множество тонких цепочекразличной длины. - Нравится? – тёща вопросительно посмотрела на меня. - Обалтеть! Здорово! Мне очень нравится. – восторженно отреагироваля. – Оксанка, посмотри сюда. – обратился я к жене продолжающей делатьмне минет. - Я уже видела. – Оксана на пару секунд освободила мой член от своего рта и ответила, даже не подняв глаз. Она собрав во рту побольше слюны смачно плюнула на мой член идроча, растёрла её по нему. Ещё раз плюнула. Опять взяла губами и сталасосать и дрочить, не обращая на нас с тёщей внимания. - Я так рада, что тебе понравилось. – тёща, прижимаясь к моемуправому боку, руками обвила мою шею и стала взасос целоваться со мной. Я с удовольствием ответил на её страстный поцелуй, глубоко засунувязык ей в рот, тем самым, дав ей возможность сильно сосать его. Моярука с её талии сползла вниз и стала гладить и мять её попку. Тёщастала сильно сопеть у меня над ухом. Ещё немного поласкав ей попку, яскользнул ладошкой между её половинками, под маленьким треугольникомткани трусиков, и достиг дырочки попки. Погладив по кругу дырочку, язаметил, что она намокла. - Войди. – тихо прошептала тёща у меня над ухом, перестав целоваться. Я вставил средний палец в её жаждущую попку на всю длину. Вздохудовольствия издала тёща. Она нагнулась, и пока я медленно двигалпальцем в её попке туда-сюда, язычком лизала кончики моих сосков. Полизав один из них, а второй покручивая пальцами, она стала сосать их, сначала легко, затем очень сильно, так, что их пронзила жуткая остраяболь. Но мне очень понравилось. Я на секунду даже забылся и вытащилпалец из её попки. - Не выходи, пожалуйста. – услышал я от тёщи и почувствовал, как она взяла мою руку и опять прижала к своей попке. Я ещё тщательнее стал пропихивать уже два своих пальца ей в попку. Она ещё немного полизала мне соски, затем, разогнувшись, опять сталавзасос целоваться со мной. Через минуту я отстранил её. - Полижи мне попу. – попросил я её. - Конечно котёнок. Я же знаю, что тебе нравится. Переместившись мне за спину, тёща прижалась ко мне и сталаопускаться, одновременно целуя мне плечи, лопатки, спину, половинкипопы. Она гладила мне руки, ягодицы, бёдра. Опустившись, она, взявшисьруками за половинки моей попы, и раздвинула их. Я чуть нагнулся вперёд. Она немного полюбовалась моей дыркой, затем лизнула её. Кайф былсказочный. Над моим членом всё ещё трудилась Оксанка. Она уже быстро двигалаголовой туда-обратно, обхватив губами ствол. Она пыталась проглотитьчлен полностью, но он был очень большой и не влазил в её горло. ИногдаОксана брала его за щеку и дрочила. Кажется, она полностью осталась сним наедине и не замечала меня с мамой. А её мама, тем временем ужехорошо вылизав мне дырку, приложилась к ней губами и сосала её. Онадаже пыталась просунуть туда свой язык, но ещё не раскрывшееся анальноеотверстие не пускало его. Пососав мне попу, тёща затем подула на неё. Стало дико приятно от холодка на анусе. Я положил руку ей на голову иподвинул к своему члену. - Пока Ксана сосёт член, обсоси мне яйца, мама. Сначала лизнув, а потом и заглотнув мои яйца, она помучила их немного ртом и языком. В комнату вошёл тесть. Он обтирался полотенцем, закончив принимать ванну. - У вас уже всё в самом разгаре. – прокомментировал он, улыбаясь и болтая членом. Он подошёл к видеокамере, смотря на экран, убедился, что еёобъектив смотрит прямо в центр событий. Затем он отбросил полотенце иподошёл ко мне. Стоя сбоку он одной рукой погладил мою попу, а второйгрудь. Потеребил пальцами мои соски. Я повернулся к нему лицом. Онпоцеловал меня в губы. Потрогав пальцем дырку попы, он сказал: - Я вижу, что она уже разработала тебе всё. – он ехидно улыбнулся. Глядя на старания дочери обсасывающей мой член, тёща вдруг сказала: - Сделай ему глубокий минет доченька. - Не могу заглотнуть мама. - Я тебе помогу. Вытащи ему навстречу язык и пусть он давит. Сначала будет хотеться рвать, но ты терпи. Когда пройдёт в горлоголовка будет легче. Ладони Оксаны в белых перчатках легли на мои бёдра. Она высунулавперёд язык, а я поддался тазом вперёд. Головка члена упёрлась ей вузкое горло. Сидящая рядом тёща, стала одной рукой давить на моюягодицу, другой на затылок дочери. Давление нарастало. Я тоже давилчленом вперёд. Ещё чуть-чуть и член пройдёт в горло. Оксанка широкораскрыв рот терпела. Тесть погладил вход в мою попу двумя пальцами, затем вдруг резко и глубоко вставив их мне в попу. - Классно! – прошипел я, кода он стал двигать ими там и ещё поддался вперёд. Головка моего члена проскользнула в горло Ксанки и легко прошлавглубь. Шея Оксаны от этого вздулась. Кайф, нахлынувший на меня, заставил бурно кончать. Тёплая сперма бурным потоком полилась в горлоОксаны. Она недолго смогла держать член во рту, и слегка подавившись, оттолкнула меня. Но я уже слил всё и стоял довольный, положив руки наголовы моей жены и её мамы. Тёща взяла член за основание и вставила егов ротик отдышавшейся Оксаны. - Обсоси его полностью. Тебе сейчас нужны гормоны. – посоветовала она дочке. После того как Оксанка высосала из моего ствола всё до капельки, тёща повернула член к себе и тоже с удовольствием обсосала его. Тестьпродолжал двигать пальцами у меня в попе. Я отстранил его руку иприсел. Поцеловав несколько раз в губы Оксану, я со счастливым видомпринялся покрывать поцелуями её щёки, шею, гладить руками бёдра, спину, попку. Она, растаяв от моих ласк, закрыв глаза, поддалась назад, уперевшись позади себя руками. Теперь передо мной был её огромныйживот, который я тут же стал нежно гладить ладонями и целовать, стараясь не оставить без поцелуя ни миллиметра. Тёща стала помогатьмне, наклонившись к дочери и став лизать крупные и коричневые соскиоксаниных грудей. Оксана, закинув голову назад, шептала: - Боже, какой кайф! Она убрала руки и уже лежала на кровати спиной, а мы с тёщей всёпродолжали покрывать её тело поцелуями и нежно гладить руками. Стоя наколенях между широко раздвинутых ног жены я коснулся волосатой грудьюеё промежности. Я почувствовал как там жарко и мокро. Нагнувшись ниже, я увидел, как призывно раскрылись половые губки Оксаны, как выглянул изпод капюшона её розовый клитор. Как же было не полизать такую красоту, которая излучала столь призывный аромат, и я стал нежно вылизыватьвнутренние стороны половых губок и тщательно обсасывать и теребитькончиком языка клитор. А в это время тёща продолжала лизать Оксане сосок груди и тихонькомять её. Комната наполнилась вздохами удовлетворения моей молодой жены. Тесть, отходивший проверить, хорошо ли пишется происходящее на камеру, вернулся. Он присел рядом со мной, погладил коленку дочери сквозьтонкий белый капрон. Затем он нагнулся и поцеловал коленку. Продолжаягладить дочь по ножке, тесть стал опускаться губами всё ниже и ниже. Вот он уже стал целовать белую туфельку Оксаны. Разогнувшись, тесть, держа перед лицом обеими руками туфлю, целовал её и стопу моей жены. Полностью вставив острый каблучок себе в рот, он обсосал его, затем онпопытался, широко раскрыв рот, вставить себе всю туфлю, носиком вперёд. Сняв туфель, тесть засунул себе в рот пальчики ног Оксаны и стал сосатьи облизывать их. Оксана стонала от удовольствия, а тёща одобрительно улыбалась. После вылизывания ножки дочери, тесть одел на неё туфельку и похожеесотворил и с ногой своей жены. Тещё понравилось, что он как покорныйраб, целует ей ноги. Я продолжал усердно и нежно лизать Оксане между ног, а онаприжимала рукой туда мою голову. Тесть стал сзади меня, раздвинулягодицы и лизнул пару раз мне дырку попы. Я люблю, когда он лижет. Унего грубый и шершавый язык. Он плюёт и нагло орудует прямо на дырке, азатем вставляет свой длинный, но тонкий член в попу. На этот раз всёповторилось. Пока я лизал писю Оксане, он загнал своего дружка мне впопу по самые яйца и медленно начал движения в ней. Я чувствовал, какприятно его жезл входит в меня и отступает. Не останавливая лизаниепромежности жены я, подняв большой палец, показал тестю, чтоб онпродолжал трахать меня в попу. Так продолжалось пару минут, пока Оксанане произнесла: - Члена хочу. - Сейчас доченька, всё сделаем. – сказала тёща, затем обращаясь ко мне, - ты аккуратно введи ей неглубоко. Я разогнулся, член тестя вышел из меня, и он, заинтересовавшись, сторчащим вверх колом, сел рядом. Теща, взобравшись на кровать, сталанад лицом Оксаны, не сев на него, а так, что теперь дочь могла лизатьмаме между ног. К чему моя жена тут же и приступила. А тёща стала мятьруками свои огромные груди. Я положил член на половые губки Оксаны истал водить им, трясь срединой члена о клитор. Оксана застонала. - Войди внутрь. - попросила она. Я приложил головку к половым губкам и, держа член рукой, поводил имвверх и вниз, собирая с них влагу. Я игрался с киской жены, возбуждая изаводя её. - Не тяни. – выла Оксана. Тогда я, чуть нажав, ввёл ей во влагалище лишь головку и, продолжаядержать член, покачал его. Оксаной овладел лёгкий оргазм. Она выпустилаиз губ клитор мамы. Схватив себя за груди, Оксана дёрнулась несколькораз. - Здорово! – произнесла она, открыв глаза. – Ещё хочу. - Давай не рисковать. Пусть лучше тебя в попку трахнут. – подключилась мама. - Ой, так тоже хочу. – обрадовалась Оксанка, быстро слазя с кроватии становясь рачком, коленками на пол, но опираясь руками на кровать. Её отец сел перед ней и Оксана, тут же сообразив, взяла в ротик егочлен и стала с упоением его сосать и подрачивать. Я же под руководствомтёщи пытался вставить головку в попку жены. Тихонько надавливая, член, который держала тёща, медленно входил в попку. Я не спешил, наслаждаясьлёгкой болью на конце и чувствуя, что Оксане тоже нравится. Как толькоголовка члена скрылась, боль на конце исчезла, и стало легче входить. - На полную? – я вопросительно посмотрел тёще в глаза. - Только очень медленно и аккуратно. Нельзя травмировать внука. Медленно приседая, я ввёл член в попку Оксаны, которая продолжала усердно ублажать отца ртом. - Не больно? – спросила мать у дочери. - М-м-м. Н-н-н. – пыталась ответить Оксана, не вынимая изо рта член отца. - Тогда трахай, только медленно. – скомандовала мне тёща. Я начал медленные покачивания взад-вперёд. А тёща, просунув рукумежду моих ног, то теребила ладонью мои яйца, то ласкала промежностьдочери. Через пять минут та бурно кончила. Не обращая ни на кого внимания, Оксана отползла в сторону и легласпиной на диван, почти сразу задремав. Мы же втроём были ещёвозбуждены. Тесть сидел со вставшим членом, на который попой, спиной кнему, села тёща. Она стала медленно двигаться на нём вверх-вниз, повернувшись и целуясь с ним, а он схватил её за груди и мял их. Я, сидя на полу, нагнулся и стал лизать тёще клитор, который ёрзалтуда-сюда перед моим лицом. Потом мои губы привлекли яйца тестя, и ястал заглатывать и обсасывать их. Я толкнул тещу, и они вдвоём повалились на диван. Перед моим лицомтеперь была поросшая бурной растительностью с приоткрытыми половымигубами грубая промежность, и чуть ниже, попа со вставленным в неёчленом. Я погладил рукой волосы на лобке. Затем опустил руку ниже ипрошёлся по мокрым от смазки половым губам. Вставив сразу три пальца вкиску тёщи, я стал быстро двигать ими, трахая её, чувствуя при этом, как медленно двигается в попе член тестя. Видя, что пальцы легкоскользят, я добавил к ним четвёртый, а затем и пятый, сложа ладоньтрубочкой. Сначала ладонь никак не входила во влагалище, но я полизалклитор и надавил сильнее. Ладонь скользнула вовнутрь и исчезла позапястье. Мышцы влагалища тёщи обняли мою ладонь. Она, прикусив губу, снаслаждением застонала. Тесть опять начал двигать членом в попе своейжены, и я ладонью почувствовал это движение. Я даже чувствовал, кактрутся о мою ладонь вздувшиеся вены на его члене, настолько тонкой былаперегородка. Тесть мял груди тёщи, лежащей на нём спиной, а она задраланоги, схватив их руками под коленками. Тесть увеличивал темп и амплитуду своих движений, а тёща всё громчестонала, иногда переходя на вой. Я тоже начал двигать ладонью вовлагалище тёщи, от чего она буквально через минуту бурно кончила, дрожаи извиваясь. Она так сильно сжала попой член мужа, что и тот кончил, излив бурные струи спермы ей прямо в прямую кишку. Кончив, они обмякли. Я медленно вытащил из тёщи ладонь. Перед моим лицом разворачиваласьклассная картина. Медленно закрывающиеся половые губы всё ещё давалирассмотреть, как внутри влагалища судорожно дёргаются некоторые мышцы. Вот и ослабевший член тестя выскользнул из попки. Он был весь мокрый, ия, взяв его рукой, стал слизывать с его головки и ствола, немного дурнопахнущую сперму. Я надавил на головку, и ещё пару капель драгоценнойжидкости вышло из конца головки. Слизнув их, я опустил член тестя, заметив, как из ещё очень широко раскрытой дырки попы тёщи, медленнымпотоком вытекает коричневатая сперма. Я стал слизывать этот поток, тщательно работая языком междуполовинок попы. Затем я ввёл свой язык, как можно глубже тёще в попу истал лизать ей прямую кишку. Мои ладони лежали на её бёдрах и гладилиих. Почувствовав мой язык в себе, тёща стала, тужась, выдавливатьсодержимое попы мне в рот, то, что спустил в неё тесть. Сперма лилась, и я благодарно глотал её. Когда поток закончился, и попка закрылась, защемляя язык, я вылизалтщательно всю промежность тёщи и разогнулся. Она, опираясь рукамипозади себя на грудь мужа, тоже привстала. Одной рукой обняла меня зашею, и страстно поцеловав в губы, прошептала: - Умничка. Я кивнул и жестом показал, чтоб она слезла с него. Она подчинилась, сев рядом и продолжая восторженно смотреть на мой вздыбленный член. Темвременем, я, дрочнув пару паз себе, взялся за ноги тестя и, подняв их, положил ступнями себе на плечи. Прижимая их к себе за бёдра, я стал, надавливая, втискивать член в попу тестя. Там было так мокро от спермы, слюны и пота, что член без промедления вошёл в упругую мужскую дырку. Вздох облегчения донёсся изо рта тестя, но тут же был подавлен ртомнагнувшейся и прильнувшей к нему тёщи. Целуясь с мужем, онаодновременно дрочила ему мягкий член, пока я трахал его в попу. Волосатые ноги прижимались к моей груди. Повернув голову, я лизнулступню тестя, затем, взяв большой палец в рот, стал сосать его и лизатьязыком. Нацеловавшись, тёща переместилась, и, елозя, уже сиделапромежностью на лице, пока он лизал её там. Она нагнулась и, раздвинувноги тестя, стала лизать и тихонько кусать мне соски. А оба соска тестяона стала сильно сжимать коготками пальцев. Я продолжал трахать тестя в попу. Тёща взяла вторую ступню тестя смоего плеча и стала лизать ему пальцы и между них. Потом мы отбросилиего ноги в сторону и стали целоваться взасос. Тесть, схватившись обеимируками за половинки попы тёщи, тщательно вылизывал ей писю и дыркупопы, пока я трахал его. Теща, целуясь со мной, дрочила ему мягкийчлен, но он не вставал. Тогда она нагнулась и стала сосать его. Яприближался к оргазму. - Встаньте оба предо мной. Кончить хочу. – скомандовал родителям я. Зная, чего я хочу, они послушно слезли с кровати и сели перед моим, качающимся из стороны в сторону членом. Тёща схватилась за груди ишироко раскрыла рот. Тесть тоже открыл рот и дрочил себе. Я всунул членему в рот и стал трахать его, придерживая за затылок. В рот тёщи яглубоко вставил четыре пальца и стал давить. Ей понравилась моя грубость. Она мычала, выпучив глаза, пока ядавил одной рукой ей в рот, а второй, бросив затылок тестя, сдавливаяей горло. Моим членом уже полностью занимался тесть, дроча и сося его, а также двигаясь на нём ртом. Я же продолжал мучать тёщу. Вставив ей в рот по два пальца обоихрук, я стал растягивать её рот. Она мычала и продолжала мять своигруди. А я нагнулся и, собрав во рту как можно больше слюны, сталвыпускать её в растянутый рот тёщи. Слюна сгустками тянулась из моегорта на выставленный вперёд язык тёщи. Когда слюна кончилась, я отпустилрот тёщи и она, засунув язык с моей слюной в рот, стала смаковать её ворту. Собрав во рту ещё немного слюны, я плюнул в лицо тёщи, забрызгавей глаза и губы. Видя её счастливую улыбку, я со всего маху влепил ейпощёчину. В ответ лишь воздушный поцелуй. Захотелось кончить и я, достав член изо рта тестя стал дрочить его. Сперма брызнула на его лицо. Я повернулся, и второй импульс пришёлсяуже в лицо тёщи. Опять на тестя, потом опять на тёщу. Остальные разысперма уже не выплёскивалась, а вяло вытекала на подставленные соскигрудей тёщи. Тесть нагнулся и стал языком размазывать сперму по сосками грудям тёщи. Затем он поднял голову, и они с тёщей стали гонятьсперму языками по лицам друг друга, после чего взасос поцеловались. Пока они целовались я, взявшись за свой обмякший член у основания, шлёпнул его головкой по их щекам. Тёща повернулась, и я стал битьконцом по её губам и глазам, одновременно разбрызгивая по сторонамостатки спермы. Она счастливо улыбалась. Затем, привстав, подставилапод удары головки члена свои груди. Я старался попасть по соскам, радуясь, как весело взвизгивает тёща при каждом резком ударе. - Здорово! – томно выдохнула она, когда я прекратил, но не выпустил члена из руки. - А поссать? – я вопросительно взглянул на тёщу и тестя. - Обязательно. – обрадовалась тёща и опять широко раскрыла рот. Я напрягся и, держа член за середину, направил струйку золотистойжидкости прямо в раскрытый рот тёщи. Ударяясь о стенки рта, мочажурчала и разбрызгивалась мелкими капельками в разные стороны, застывающих на бровях и ресницах тёщиного лица. Рот тёщи быстронаполнился до краев, и моча стала стекать из уголков рта по её щекам ишее, на грудь и живот. Она размазывала тёплую жидкость по телу руками, продолжая стоять с широко раскрытым и полным ртом. Я покачал бёдрами из стороны в сторону и струя, поколебавшись, легла на глаза и ноздри тёщи. Она поперхнулась и глотнула содержимоерта. Я опять стал писать ей в рот, но теперь, она как рыбка, молчаливооткрывала и закрывала рот, немного морщась от брызг. Тесть сидел рядоми улыбаясь, молча наблюдал. - Я кажется, пропустила всё интересное. – это проснулась Оксана. – Папа, я тоже хочу пи-пи. - Конечно доченька. – отец расположился между ног севшей на край кровати и упёршейся в неё позади себя руками дочери. Он поцеловал пару раз её в пупок, затем, взявшись кончиками пальцевза краешки половых губок, аккуратненько раздвинул их. Как только онраскрыл рот, тут же в него полился «золотой дождик» из писеньки Оксаны. Она радовалась как ребёнок и продолжала тонюсенькой струйкой обдаватьлицо отца мочёй. Я к тому времени уже кончил и, подняв тёщу подмышки, чмокнул её в мокрые от мочи губы. - Спасибо. – прошептала она мне на ухо. Я приблизился к Оксане и начал гладить ей груди. А она, непереставая писать папе в рот взяла мой член рукой и стала дрочить. Мамастала с другой стороны, и стала целоваться с дочкой. Когда Оксанакончила писать, тесть проглотил остатки мочи, и растёр по телу и лицуто, что разбрызгалось, сказал: - Действительно здорово! Хорошо отдохнули. - Так мы только начали. Ещё почти два дня впереди. Нам ещё много чего надо придумать. - Я согласен. – тесть задумался, - Только отдохнуть немного надо. Мы ведь не трактора. - Конечно отдохните. – тёща посмотрела на нас с Оксанкой. – Отдохните, приведите себя в порядок. Встретимся во время обеда. А япока тут помою, приберусь. Мы с женой пошли к себе в комнату. Она легла смотреть телевизор, ая пошёл в душ. Когда я вернулся, Оксана встретила меня с горящимиглазами. - Я придумала. Давай мы тебя девушкой сделаем. - Это как? - Чулки, стринги, украшения всякие, тебе мои подойдут. Я незаметносейчас принесу мамину короткую юбку и красные туфли. Думаю, ониподойдут тебе по размеру. - Что ж. Давай попробуем. Оксанка порылась в вещах, бросила мне надевать свои чёрные чулки вкрупную сетку и очень узкие шёлковые трусики-стринги. Они настолькоузкими были спереди, что мои яйца смешно торчали по разные стороны отмаленького треугольника материи, который даже не прикрывал члена, и егоголовка торчала из трусиков вверх. Я повернулся к зеркалу попой и, увидев, как ниточка трусиков, эротично теряется между ягодиц, нашёл этокрасивым и остался довольным. Пришла Оксана. - Матери пришлось сказать. Увидела меня. Зато для отца ты наверносюрпризом будешь. – она с интересом оглядела меня. – Сейчас мы тебясделаем. Я надел туфли тёщи. Они были на высоком каблуке, и я тут жепочувствовал неуверенность в движениях, стоя на них. Но, глядя взеркало, подумал, что моя походка и осанка стали элегантней. Дальшенадел плиссированную юбку. Она едва скрывала попу. « - Что чувствуетженщина в годах тещи, когда идёт по городу в такой юбке?» - подумал я. А Оксана продолжала делать из меня девушку. Она натянула на меня лифчикот своего купальника, на руки и шею надела цепочки, обручи и кольца иззолота, бижутерию, накрасила ярко красным лаком мне ногти и яркокрасной помадой мне губы, подвела тушью ресницы, сделала под глазамитени. Оксана растерла по моему телу блёстки. Она красиво уложила мневолосы, и теперь я был действительно похож на яркую проститутку. Надев прозрачную рубашечку из чёрного гипюра, расшитую кружевами, япокрутился перед зеркалом и оставшись довольным своим видом. Оксана нестала переодеваться, оставшись в своём «прикиде» невесты. - Ну, что? Пошли к нашим? – спросила она меня. - А меня узнают? - Думаю, не узнают. Но трахнут точно. – весело смеясь пошутила Оксана. Выйдя из своей комнаты, мы зашли на кухню. Она у нас большихразмеров. И тут, я, который хотел удивить своим видом всех, сам отудивления открываю рот. Предо мной в мужском обличии стоит тёща. Строгий чёрный костюм, белая рубашка, галстук «бабочка», чёрныеблестящие туфли. - Ну мама вы и даёте, - только и смог сказать я. - Дашь ты мне сейчас «сучка», - попыталась изобразить хамовитогомужика тёща, подойдя ко мне, прижавшись и схватив крепко меня заполовинку попы. - Против такого напора трудно устоять, конечно, дам, - пытаясьизображать девушку, я руками обнял тёщу, прижался к ней и сталцеловаться взасос, пока она руками шарила у меня под юбкой. Наверно очень смешно смотреть, как целуются высокие девушки накаблуках с низкими парнями. Что-то подобное мы и изображали. Оксана, глядя на нас и улыбаясь, взобралась на обеденный стол, села на негопопкой, лицом в нашу сторону. Она широко раздвинула ножки, поставивкаждую из них на табуретку, чуть наклонилась назад, упёршись позадисебя рукой. Ладонь второй руки она запустила в свои трусики-шортики. Наблюдая, как мы с мамой страстно целуемся, моя Оксана стала теребитьсвой клитор. - Ух ты! – на кухню зашёл тесть. – Интересненько тут у вас, дажесуперинтересненько. – устанавливая принесённый штатив с видеокамерой, он радовался происходящему. Тёща, перестав со мной целоваться, чуть отодвинула меня, расстегнула ширинку на брюках и приказала: - Соси. Когда я присел, то увидел, что из брюк вывалился искусственныйфаллос. Он был розовым и мягким. Я взял его рукой и, глядя вверх, вглаза тёщи, направил себе в рот. Сося страпон, я видел, как, ухмыляясь, радуется тёща. Она стала двигать тазом вперёд-назад, как бы трахая меняв рот. Натрахавшись в рот, она влепила мне пощёчину и скомандовала: - Раком. Ничуть не обидевшись на пощёчину, я повернулся к ней спиной и, положив грудь на высокий барный стул с подножкой, раздвинул рукамиягодицы. Тёща наклонилась, лизнула один раз мне попу, смачно плюнула нанеё и резким движением загнала страпон мне в дырку. Я испытал дикуюсмесь боли и наслаждения от резкого вхождения. Держа меня за бедра, тёща стала энергично трахать меня. Присоединился тесть, сняв свои трусы и засунув мне в рот свойболтающийся член. - Сейчас мы покормим эту девочку. Глядя на нас, Оксана отчаянно мастурбировала. Иногда она доставалаиз трусиков мокрые от своих выделений пальцы и обсасывала их, затемобратно засовывала под трусики. Меня довольно долго трахали в рот ипопу, пока вдруг тесть не заявил: - Подождите, я тоже так хочу. Мне пришлось уступить место тестю. Теперь тёща его трахала в попу, а мне он делал минет. Стоны удовольствия донеслись из ротика Оксанки. Она закинула голову назад и кончала от своей мастурбации. Трахая тестяс двух сторон мы с тёщей нагнулись друг к другу и чмокнулись. - Слушай. А может ему туда уже что-то большее, чем фаллос влезет, - шепнул я ей на ухо. - Ты о чём? – она вопросительно посмотрела на меня. Я кивнул на её руку. Тёща поняла мой намёк. Высунув страпон, онасложила пальцы ладони трубочкой, плюнула на них и стала медленновставлять ладонь в ещё не закрывшуюся дырку попы тестя. Прокручиваяладонь, она погружала её всё глубже и глубже, и вот уже полностьюисчезла в попе. Сдавленный стон тестя я тут же подавил, толкнув членглубоко ему в рот, уперевшись головкой в горло. - Ух ты. – очнувшаяся Оксана смотрела на нас с удовольствием. - Продолжай, не останавливайся, - ответил я на вопросительный взгляд тёщи. И она стала проталкивать свою руку вглубь попы тестя. Она делалаэто очень медленно, останаливаясь, двигая ладонью в попе туда-сюда, какбы потрахивая, и опять вперёд. Рука тёщи уже была почти по локоть впопе мужа, когда он стал отчаянно махать руками. - Ему больно, вытаскивай, - предложил я тёще. Когда она стала потихоньку вытаскивать руку он успокоился, и дажеобмяк, вися ртом на моём члене, попой на руке жены и животом на барномстуле. Когда тёща вытащила свою руку из него, он как бесформеннаясубстанция брякнулся со стула на пол. Его лицо было красным, видать мойчлен не давал ему дышать. Через пару минут он отдышался, его глазаперестали беспорядочно бегать. Он очухался, встал и, сделав пару шагов, подошёл к сидящей на столе дочери. - Ты герой, папочка, - она нежно чмокнула его в лоб. А тем временем мы с тёщей продолжали. Из какого-то ящика тёщадостала прозрачный, розоватый силиконовый фаллоимитатор, длиннойсантиметров 45-ти и толщиной в 6-ть сантиметров, который имел имитациюголовки мужского члена с обоих сторон. Я скинул с себя женские трусикии, скомкав, засунул их в рот тёще. Затем мы стали на карачки, на пол, попа к попе и медленно вставили эту «игрушку» в наши попки. В каждуюпопу вошла примерно половина фаллоимитатора. Стоя друг к другу задом мыс тещей стали трахаться этим дрыном, одновременно двигаясьвперёд-назад. Стоны нашего удовольствия разнеслись по кухне. Папа, стоящий рядом с Оксаной, приобнял её за талию одной рукой, трогая при этом кончики набухших сосков, пальцами другой руки. Прижавшись к ней сбоку, он страстно целовался с дочерью, котораяповернула голову в его сторону, рукой обняла его за шею и прижимала ксебе. Потрогав Оксане сосочки, отец стал гладить её груди всей ладонью, а затем, опустив руку ниже, стал медленно гладить ей животик. - Ты такой нежный папа, - Оксана отстранилась от поцелуя отца. - Конечно. Я же хочу, что бы моему будущему внучку было хорошо. Как ты думаешь, он любит сладости? - Наверно. – Оксана пожала плечами. - Сейчас проверим. Произнеся это, тесть взял со стола, из открытой коробки, конфетусуфле в шоколаде и присев между ножек дочери, стал водить ею по еёполовым губкам. Он медленно касался то одной, то другой губки, раздвигал их шоколадкой, неглубоко вводил её между ними и тихонечкодвигал ею туда-сюда, как бы трахая. Оксана закатила от удовольствияглаза, она томно стонала, слегка приоткрыв ротик, в то время как изслегка раздвинутых половых губ сильно сочились её выделения. Отец, видя, как становятся коричневым от тающего шоколада промежность дочери, стал намазывать им клиторок беременной дочери. Она тихонько дёргалась, всякий раз, когда он касался выглянувшей, из под своего капюшонарозовой ягодки. Видя, как возбуждена Оксана, тесть ввел в её влагалище конфетуполностью, оставив её там. Ксанка стала, как бы жевать мышцамивлагалища, покрытое шоколадом суфле. Конфета быстро уменьшалась вразмерах. - Давай ещё, - томно простонала Оксана отцу. Тогда он взял ещё одну конфету и ввёл ей во влагалище, затем ещёодну. Моя жена стала жадно жевать нижним ротиком сладкую добычу, слегкапокачивая бёдрами. Сочащиеся из Оксаны соки стали коричневатыми. Тестьнагнулся и подставил под них открытый рот. Сидя под дочерью, он сталмедленно вводить ей во влагалище гладкий, зрелый банан. - Кушай внучёк. Вот тебе экзотических фруктов. А в это время мы с тёщей вдоволь натрахавшись попами остановились. Держа фаллоимитатор так, чтоб он не вылез из попы тёщи, я вытащил егоиз своей. Стоя рядом с ней, я стал пропихивать фаллос, как можно глубжев попу тёщи. Иногда я останавливался, неторопливо двигал фаллостуда-сюда, как бы трахая попку, затем, слабо нажимая, продолжалмедленно углублять его в тело женщины, изо рта которой доносились стонырайского наслаждения. Одновременно с моими действиями, она яростномастурбировала свою промежность. Когда из попы тёщи осталась торчать только головка фаллоса, т. е. онв неё вошёл сантиметров на 40, она попросила остановиться. Я оставилфаллоимитатор в таком положении и нежно пошлёпал, хлюпающую отвыделений промежность. Затем я взял со стола огурец большой длины и, введя его ей в писю как можно глубже, стал трахать им тёщу. - Больше что-нибудь есть? – простонала, стиснув зубы, тёща. Она упала на бок, потом повернулась и легла спиной на пол, задравноги к верху. Кончик фаллоимитатора смешно торчал из её попки. Поняв, что она хочет я после огурца, затем трахал её баклажаном, потомкабачком. Он был самым большим по толщине. Я даже пробовал засунуть ейяблоко и апельсин, но у меня ничего не получилось. Тогда я распечаталбутылку шампанского и, открыв ее, резко засунул во влагалище тёщи. То ли от заполнившей её жидкости под давлением, то ли от касанияклитором твёрдого стекла, тёща стала кончать, громко крича и извиваясь. Пока она елозила, горлышко бутылки выскочило из влагалища, и пенящеесяшампанское полилось пиджак и рубашку, которые до сих пор тёща не сняла. - Ой, я кажется всё. Пойду, переоденусь. – немного виновато и необращая внимания на то, как папа трахал нежно дочку бананом, и невытаскивая фаллоимитатор из попы, быстро удалилась. Оксана проводила томным взглядом ушедшую маму и обратилась к нам с отцом: - А посадите меня попкой на бутылку. – она кивком указала нам на бутылку от шампанского, стоящую на полу вертикально. - Хорошая идея. Давай мы тебя подержим. – я стал рядом с женой, имы с её отцом, удерживая её подмышки и за попку крепкими руками, помогли ей слезть со стола и медленно присесть над бутылкой. Банан, вставленный в её киску на половину, смешно торчал оттуда. - Хорошо, что в попку, - буркнул отец, - А то приучите ребёнка рано к алкоголю. Оксана присела на бутылку, и чуть надавив на горлышко, неглубоковвела его себе в попку. Держась на наших руках, она стала медленнопривставать и приседать, трахая попку бутылкой. - Папа, хочу отсосать у тебя. – попросила она у отца. - Дайте ей папа в рот пока, я подержу её. – одобрительно кивнул папе. Отец Оксаны стал перед ней. Оксана взяла рукой его стоящий коломчлен и, отправив в ротик, стала сильно сосать и дрочить его. Второйручкой она двигала банан в своей писе. Приподнимая и опуская, я помогалОксане трахаться в попку бутылкой. Затем я вытащил бутылку, и сев поджену, насадил её попку на свой торчащий вверх член. Действие длилось недолго. Почти сразу отец бурным потоком спермы, кончил в ротик дочери. Снизу, в попку Оксане, ударила моя струя сперматозоидов. Она тожезадёргалась в конвульсиях оргазма. После того как мы кончили, Оксана ещё долго лежала на мне, приходя в себя. Из полусна нас вывел голос тёщи. - Вставайте. У нас гости. - Кого ещё принесло? – я не хотел тревожить жену, да и самому не хотелось вставать. - Поднимайтесь, Стася пришла. Стася это была наша соседка, или правильнее сосед, так как она былатрансвеститом и жила в квартире на нашей лестничной клетке. Онапрекрасно знала об отношениях в нашей семье и относилась к ним спониманием. Да и нам она очень нравилась, будучи очень общительной, даи так же как и мы, нетрадиционной сексуальной ориентации. Я помог Оксане встать, встал сам и мы, держась за руки, прошли вгостиную комнату, где уже были слышны голоса Стаси и родителей Оксаны. - О! Какая прелесть! - воскликнула Стася увидев мой «прикид». Я досих пор был в одежде девушки. – Ты прекрасно выглядишь. Очень даженичего. Если хочешь, я могу тебе пару советов дать, как одеваться ещёлучше. - похлопав меня по щеке она подошла к нам и по дружескипоцеловала обоих. – Я вижу, вы тут весело поводите время. Могу ли я квам присоединиться? - Конечно, можешь. Сейчас, только дыхание переведём. - А я и не тороплю вас. А какая у вас сегодня тема? - Да мы уже, кажется, всё сегодня перепробовали. - Прямо таки всё? – Стася немного призадумалась. - А садо-мазо? - Ух, ты. Я давно хотела в чём-нибудь подобном поучаствовать. – произнесла тёща с горящими глазами. – Ты имеешь опыт? У тебя естьнужные «штучки»? - Кое-что есть. Сейчас принесу. Кое-что наверно есть у вас. – онаоглядела всех и с хитринкой оглядела всех, - Ну, что. Поиздеваться надвами? - Конечно. – почти хором ответили мы. - Ну, тогда, я пойду к себе за атрибутами, а вы мальчики, дляначала свяжите их. – она указала нам с отцом на мать с Оксаной. – Только над Оксаной не переусердствуйте. Я знал, что у тестя в кладовке хранится большой кусок толстойверёвки. Я сходил за ней. Когда я вернулся в комнату, туда пришла иСтася. Она принесла чемоданчик, из которого достала несколько плёток, несколько кусков цепей, ошейников, несколько пар наручников. Вчемоданчике ещё были какие-то штучки, я не сразу сообразил для чегоони, но потом мы их использовали. Мне Стася протянула две бамбуковыепалки длинной около 70-ти и 60-ти сантиметров с металлическими кольцамина концах. - Привяжешь к ним стопы и колени Оксаны, - намекнула она мне, апотом обратилась ко всем, - вы пока пофантазируйте, а я пойду, переоденусь. Когда Стася вышла, я стал связывать свою беременную жену. Онасидела на краю кровати. Заведя руки ей за спину, я связал их несильно, сделав крупной верёвкой, по пять витков в области локтей и запястья. Затем я привязал ступни к краям длинной палки с кольцами на кроях, аколенки к более короткой, продевая верёвку сквозь кольца и делая наногах жены также по пять витков. На шею Оксаны я надел ошейник из белойкожи с торчащими наружу острыми шипами. К кольцу спереди ошейника, япристегнул карабином блестящую цепочку, которую другим краем прикрепилк люстре, встав на табуретку. Цепочка, слегка провисая, раскачиваласьиз стороны в сторону. Глядя в преданные глаза жены, выглядевшую немногосмешно, связанную и сидящую с растопыренными ногами, я спросил: - Тебе не больно дорогая? - Наоборот, даже классно. Как упакованная. Мне нравится, ты так нежно меня связал. - Вот и здорово. – я поцеловал жену в щёку и пошёл вязать её родителей. Тесть, глядя на меня, пытался изобразить что-то подобное. Онпосадил абсолютно голую тёщу на стул, привязал её ноги к ножкам стула, а руки, также заведя назад, привязал к спинке. В отличие от меня, он нецеремонился с женой, натягивал верёвки, что есть силы, отчего руки иноги женщины почти сразу посинели. Её живот, он также сильно затянулверёвкой, сделав ей осиную талию. На шее тёщи мы сделали верёвкойудавку, но не затянули и подвесили к люстре. Когда с тёщей закончили, я надел на руки и ноги тестя металлическиенаручники, а на шею металлический обруч, с приваренной к нему цепью. Приказав тестю стать как рабу на колени и взяв в руки цепь от егоошейника, я услышал цокание каблучков Стаси. Она вошла. Все с восторгом посмотрели на неё. Это баладействительно госпожа. Чёрные лавсановые сапоги, доходящие до верхнейчасти бёдер, на умопомрачительной длине металлических каблучках, плотнооблегающем её тело корсете, длинных лавсановых перчатках, доходящих доплеч. На ней были трусики из тончайшей чёрной кожи, а также чёрныйкожаный короткий пиджак, с широкими рукавами и высоким воротом. Наногах, руках и шее Стаси были широкие чёрные повязки с большимколичеством стразов. Почти всё лицо транса скрывал чёрная кожаная маскас ушками наверху, так что, она была похожа на кошку. В одной руке Стася держала хлыст метровой длины, а второй вела заповодок огромных размеров пса. Грациозно и медленно шагая, она медленновошла в комнату и с немного надменным взглядом обвела всех. - О! А я и не ожидала от вас такой фантазии. Но всё кажется готово. Вы здорово постарались. Судя по тому, что я вижу мы будем играть впровинившуюся служанку, - она указала на тёщу, - Раба, - её перстуказал на стоящего на коленях тестя, - Стражника, им будешь ты, - этоона мне, - Невольницей будет Оксана. А зверем как вы догадываетесь, будет Джек. – она пошлёпала ладонью пса по шее. – У всех вас, свиней, аиначе вас и не назовёшь, госпожей буду я. Всем понятно? - Да госпожа. – послышалось из разных частей комнаты. Вдруг Стася резко посмотрела на тестя. - Я тебя не слышала. Ты понял, раб? - Ну понял. – как то нехотя сказал тесть. Резкий свист хлыста. Шлёп. Звонкий удар по спине тестя. И тут жепощёчина по лицу. Все аж встрепенулись. Пес, оскалившись, зарычал. Атмосфера напряглась. - Повтори. - Я всё понял прекрасно, моя госпожа. – промямлил дрожащим голосом тесть. На его спине уже ясно проявился след от хлыста. - Теперь другое дело. Целуй ноги. Тесть нагнулся и стал целовать сапоги Стаси в области стоп. - Тщательнее целуй, тщательнее. И вылижи их так, чтобы они от чистоты блестели. Минут пять все наблюдали как тесть, ползая на четвереньках, вылизывал и целовал Стаси ноги, а та лишь брезгливо подставляла ему их. Было видно, как напрягся и «встал» член Стаси в её обтягивающих кожаныхтрусиках-стрингах. Подняв ногу, Стася дала тестю целовать каблучок-шпильку. Сначала онлизал его по всей длине, затем взял на всю длину в рот и стал сосать. Он сосал каблучок, закрыв глаза, как вдруг Стася резко пнула его, упираясь ногой в лицо. - Пшёл вон быдло. Тесть распластался на полу, лёжа на спине. - Хотя нет, ты должен хорошо запомнить мои ласки, чтобы вдальнейшем не было вопросов о моей снисходительности. Наступи ему нагрудь. – это она приказала мне. Я, стоя одной ногой на полу, поставил вторую тестю на грудь иприжал его вниз. Стася кончиком носка сапога дотронулась до яичектестя. Затем она, касаясь члена, поболтала его то в одну, то в другуюсторону: - Достоинство, - хмыкнула Стася. – и тут же, со всего маху, ударила ногой по яйцам тестя. Он, стиснув зубы, дёрнулся, пытаясь вырваться, но я сильно прижалего ногой к полу, более того, я даже второй ногой стал ему на горло истал надавливать. - Души его, души. – произнося эти слова Стася, широко размахнувшисьвлепила хлыстом по члену тестя, как будто била клюшкой для гольфа помячу. Бедный. Он дёргался в судорогах боли, не имея возможности встать, примерно с полминуты. Стася ещё пару раз ударила его по ляжкам иуспокоилась. Сделав два шага в сторону привязанной к стулу тёще, Стасяне повернув головы ко мне, обратилась: - А что с этой? - Плохо работала сегодня, госпожа. Посмотрите как здесь неубрано. Просто бардак какой-то. – отрапортовал я, сойдя с тестя, стараясьиграть роль управляющего. - Вижу. Действительно плохо. – опять не смотря в мою сторону, онанебрежно протянула мне хлыст, и когда я взял его из её рук сказала: - дай мне плеть. Взяв из чемоданчика плеть из капроновых верёвок, я дал её Стасе. - Что же ты, старая сука делаешь? Кто здесь должен убирать? Сейчасты будешь языком всю комнату вылизывать. Понятно свинья? - Да госпожа. Я буду. - Какие интересные цепочки. – Сара взялась за середину цепочки, связывающей кольца, продетые сквозь соски грудей тёщи. Она стала тянутьеё вверх. Груди стали подниматься. Вот уже они напряглись, соски стали растягиваться. В этот моментСтася легко шлёпнула плёткой по левой груди тёщи. Меняя удары, то полевой то по правой грудям тёщи, она, стала усиливая силу удара, хлестать тёщу. Иногда Стася останавливалась и давала по лицу тёщисмачную пощёчину. Ещё Стася хлестала женщину по бёдрам и коленкам. Всётело тёщи было красным и покрыто следами от ударов плети, когда онаприказала мне: - Чего стоишь? Трахни её между грудей. Я стал перед тёщей, положил член между грудей оксаниной мамы, обжалими его с двух сторон и стал водить вверх-вниз. Стася стоящая сзадистула, к которому была привязана тёща, громко крикнула на неё: - Плюнь ему на головку. Не видишь дура, как он трётся. Тёща с пересохшим ртом, попыталась выпустить мне на член слюну. - Что не получается? Я тебе помогу. – Стася схватила тёщу зачелюсть, нажала на неё, заставив рот открыться, и задрала головуженщины вверх. Держа за ноздри, она несколько раз плюнула в широко раскрытый роттёщи, на высунутый язык, и, дав затрещину по затылку, крикнула ей: - Теперь соси ему сука. Я взял тёщу за голову и вставил член ей в рот. Причмокивая, мамаОксаны с испуганными глазами и сильно сося, стала делать мне минет. Стася, отвязав руки тёщи от стула, упёрлась сапогом ей между лопаток, сильно надавила. Тёща грохнулась на пол. Я стал перед ней на колени иопять вставил ей член в рот и стал трахать его. Стася со всего махуударила тёщу кончиком сапога вбок. Она стала лупить её всё сильнее исильнее, пока я держал тёщу за волосы и прижимал ртом к своему члену. Итут Стася вспомнила обо мне. Она чуть приспустила трусики и поболтала у меня перед носом своим членом. - Ты думаешь, что тебе не достанется? Я, держа вставший член транса рукой, обхватил его губами и стал двигать головой, туда-сюда. - Кайф!!! – прошипела Стася закинув голову. Но буквально через пару секунд она посмотрела на меня: - Получи. – первый удар плети пришёлся по спине. Верёвки стянули на долю секунды мою кожу, и тут же меня пронзилажуткая боль, которая стала уходить. Чувство обалденное, наподобиекайфа. Теперь я понимал тестя с тёщей. Они не хотели убегать от стольсладостной боли, когда Стася хлестала их. Затем последовал второй удар, третий. Член у тёщи во рту и жгучая боль в спине. Удары следовали одниза другим, их сила росла, а я только и хотел этого. Постепенно удары плётки Стаси настолько опустились, что кончикиверёвок иногда уже хлестали по моим яичкам. Это уже стало неземнымнаслаждением. Очухавшийся тесть, отвязал жену от стула. Увидев как она течёт, онсо всего маху засадил в неё член и стал неистово трахать. Стася ужебила меня плеткой, а его хлыстом, причём с ним она не церемонилась, и, но плечам и по лицу. Из разбитой губы тестя сочилась кровь и капала наспину тёщи. Увидев на спине капли, Стася отложила «инструменты» и взяла состола горящую свечу. Суя свой член то мне в рот, то тестю, онанаклонила свечу, и расплавленный воск стал капать на лопатки ипозвоночник тёщи. Это было апогеем нашего возбуждения. Я, тесть и тёщакончили втроём одновременно. Мы мычали и кричали, от боли и кайфа. Все кроме Стаси попадали. И в этот момент вдруг раздался тихий голос Оксаны, сидящей связанной и видящей происходящее: - Мне хоть кто-то внимание уделит? Меня когда начнут мучать? Я очень сильно хочу. На кровати, у самой промежности моей жены образовалась уже целая лужа выделений. Стася улыбнулась Оксане, подошла к ней: - Сейчас, мы тебя поласкаем, зайчёнок. Она помогла, неуклюже двигающейся, со связанными руками ипривязанными к палкам ногами Оксане, слезть с кровати. Поставив её наколени на пол, а лицом прямо в лужу с выделениями на кровати, Стася, быстро сделав узелки, и затянув их на сосках моей жены, подвесила наних грузики, взятые из чемоданчика. Став сзади беременной, и глубоковставив ей в попку свой ещё твёрдо стоящий член, Стася стала трахатьОксану. Они тоже кончили быстро, причём Стася Оксане спустила в попудовольно изрядную порцию спермы. Оксана ещё немного постояла на корачках с подвешенными к соскамгрузиками, пока Стася вылизывала ей попку. Она даже попросилапотужиться её выдавливая из себя сперму. Потом они долго целовались, после того, как развязали Оксану. Уже вечером, когда мы отдыхали дружной компанией, и разглядывалифрагменты снятого видео, Стася предложила по очереди отсосать член еёпса. Она показала пример, подрочив ему мохнатую мошонку, и затем, когдаоттуда вылез собачий член, который по размерам не уступал нашим стестем, сначала долго лизала по всей длине, затем взяла его в рот истала сосать. Через несколько минут Стася поманила рукой тёщу, истараясь не оставлять без оральных ласк член пса, передала его изо ртав рот. Потом пришла моя очередь. Когда я взял член в рот, меня поразилоколичество вен на нём. Это была явно нежная игрушка, и я сосал егоочень осторожно. Отвечая на мои ласки, из члена пса бурно потекласмазка. Я даже вначале подумал, что он кончил мне в рот. Горячие струи импульсами заполняли мой рот, так, что я с трудомсглатывал их, и часть текла изо рта. После меня сосал тесть и последнейОксанка. Затем мы положили пса так, чтобы член торчал вверх, и моябеременная жена могла сесть на него своей писей. Секс был недолгим. Пёсдовольно быстро кончил. Этому очень сильно обрадовалась тёща: - Вот видишь доченька. Как здорово, что в тебя сегодня так многоспустили. И в ротик, и в попку, и писю. И даже животное в тебя кончило. Такого запаса гормонов тебе ещё долго пришлось бы собирать…………………….

Поделиться:

Еще интересные материалы: