Похищение

Похищение

До одиннадцати лет Диана росла вполне нормальным ребенком. Жизнерадостная и общительная всегда была в центре всех школьных событий. Вокруг нее всегда было много друзей. Дочь обеспеченных родителей, она никогда ни в чем не нуждалась. Жизнь для нее являлась божьим подарком, но всему бывает предел. Диана села в мягкое кресло, сняла парик и задумчиво взглянула на отражение в зеркале. Она давно привыкла к своему безликому образу, к своей пугающей внешности. Только здесь, наедине со своим отражением, она превращалась в обычного человека.

Человека, способного на сострадание и большую любовь. Ведь она могла быть доброй, красивой. Да и была очень красивой, но лишь до одиннадцати лет. Как-то в один из осенних вечеров она, как обычно, с подругой возвращаясь из школы домой. Вечер не предвещал быть необычным. От школы до дома не более ста метров. Они прошли по давно знакомой аллейке, обсуждая проблемы прошедшего дня, как рядом остановился автомобиль. -Девочки! Вы не знаете, как проехать на Горьковскую? - из окна серой "Волги" окликнула их молодая женщина лет тридцати. -Тетенька, да это на другом конце города, - поспешила ответить подружка. - Если хотите, мы вам покажем, - она была рада прокатиться на этой роскошной машине. -Я буду очень вам признательна, - приветливо улыбнулась незнакомка. - Садитесь! -Дин, поехали, - не решалась сесть Света одна. Диана, для которой автомобиль не был диковинкой, поспешила отказаться, сославшись на запреты родителей. В газетах стали появляться слухи о похищении детей с целью выкупа. Родители волновались за единственную дочь, предостерегая ее от опасностей. -Да не волнуйтесь вы. Вы мне только покажете, и я быстро привезу вас назад, - ласковым, материнским голосом заверила незнакомка. - Впрочем, если вам некогда, извините. Я сама попытаюсь найти. Диана была в полной растерянности. С одной стороны запреты родителей, с другой, жалость к подруге и внушающая доверие внешность обаятельной незнакомки. И она поддалась. К десяти часам вечера на ноги была поднята вся милиция. Их искали везде, и по подвалам и у подруг. Прорабатывались различные версии, в том числе похищение с целью выкупа, но поиски не увенчались успехом. На следующий день по местному телевидению было объявлено о пропаже детей. Граждан, что-либо знающих, просили помочь. На обезумевших от сочувствия зрителей, с экрана смотрели фотографии двух симпатичных девчушек, в одной из которых все безошибочно узнавали дочь высокопоставленного чиновника. А через полчаса в отделении милиции раздался телефонный звонок. Лифтерша из соседнего подъезда сообщила, что прошлым вечером видела подруг, садящихся в серую "волгу", но номер машины она не запомнила. Для родителей обоих девочек наступили кошмарные дни. Олег Васильевич, Дианин отец, оставив дела, не покидал отделение милиции, с надеждой реагируя на каждый звонок телефона, но относительно девочек звонков больше не было. Три дня со дня похищения, прошли как в тумане. Родители уже отчаялись увидеть детей, как в квартире Олега раздался телефонный звонок. -Ало! - схватил он трубку, уронив аппарат. - Есть новости? -Зря вы так поступили, - услышал он незнакомый мягкий голос. - Не стоило, было привлекать милицию. Я думаю, мы сами можем обо всем договориться. В вашем почтовом ящике лежит магнитофонная кассета, отнеситесь серьезно к тому, что на ней записано. -Что с моей дочерью? - но телефон ответил прерывистыми гудками. Майор, дежуривший у телефона, позвонил в спецотдел. -Ну, что? Записали? Откуда звонили? Из автомата на Кирова. Опер группа на месте? Хорошо... А через минуту, запыхавшийся Олег Васильевич стоял в дверях с кассетой в руке. Майор не смутился такой поспешности несчастного отца. Наивно было полагать, что преступник оставил "пальчики". Приглушенная каким-то предметом, из динамика магнитофона, лежащего на круглом столе, окруженного сотрудниками прокуратуры, монотонно вырывалась безликая речь. Все молча слушали нечеткую, специально искаженную запись. Похитители требовали деньги, и немалые. Сто тысяч зеленых. Подробно, до мелочей была изложена схема обмена. -Главное, что б без ментов. Заметим хвост, детей вам не видать. Хорошенько подумайте прежде, чем поступить опрометчиво, - на повышенной ноте закончился монолог, а следом, сквозь слезы, раздалась четкая детская речь. -Папа! Милый! Забери нас отсюда. Мне страшно, нас бьют, - и динамик умолк. Срочно были проведены оперативные мероприятия. Досконально изучено место предполагаемого обмена, возможные варианты подхода и отхода преступников. Преступники явно наглели, выбрав для встречи маленький парк со всех сторон окруженный автомобильными магистралями с интенсивным движением, в самом центре большого города. Дороги и парк были надежно блокированы. У многих появилось сомнение, может быть это только проверка? И, на всякий случай, чтобы сильно не привлекать внимание, решили снять часть оцепления. Но, с разных сторон за парком следили десятки внимательных глаз. За квартал от парка в полной готовности, стояли оборудованные для слежки машины. В столовой напротив, профессиональная группа захвата. Все было готово к захвату, если дети будут с преступниками, или к слежке, если их не окажется рядом. Ровно в двенадцать, как и было указанно на ленте, Олег Васильевич, с полым дипломатом зеленых, сел на скамью у самого края парка, напротив столовой, и поставил дипломат на землю у торца скамейки, рядом с кустами шиповника. С дипломата не сводили глаз наблюдатели из столовой. Время тянулось предательски медленно. Олег Васильевич начал нервничать, заволновались и остальные. Скоро из-за угла соседнего дома медленно вырулила серая "волга". У всех перехватило дыхание, все глаза устремились к ней. Волга выехала на магистраль и остановилась напротив скамейки, закрыв ее от наблюдателей из столовой. Из салона вышла молодая симпатичная блондинка, и уверенной походкой направилась к Олегу, по пути доставая из сумочки тетрадный листок. Олег Васильевич поднялся на встречу, его сердце учащенно забилось. Все внимание сосредоточили на блондинке. -Вы Олег Васильевич, - улыбаясь, подошла незнакомка. -Да! - растерялся Олег. -Извините. Ваша жена просила вам передать, - и она протянула листок. - Она сильно спешила. Уж очень просила... Возьмите. -Какая жена? - не понял Олег. В растерянности он обернулся. Дипломата не оказалось на месте. Никто не обратил внимания на люк старого коллекторного колодца, скрытый под толстым слоем свежего дерна у самой кромки шиповника. Диана провела рукой по шраму от ожога, скорчила рожицу своему отражению и уронила голову на косметический столик. В памяти всплыл кошмар той далекой ночи. Их обеих держали в подвале большого дачного дома, совсем рядом с городом. Вечерами к ним спускался полуслепой бородатый старик. Он приносил немного еды, забирал грязную кастрюлю и, не говоря ни слова, тяжело дыша, покидал грязный подвал. В тот самый страшный вечер, вместо старика, к ним спустилась незнакомая женщина. Красиво одета, но со страшным изувеченным лицом, с плеткой в руке она походила на посланника ада. Она подошла к девочкам со звериным выражением лица и медленно сняла роскошный парик, обнажив совсем лысую голову. С ужасом в глазах девчонки забились в угол, ручонками пытаясь защититься от этого монстра. -Что? Страшно? - с оскалом зарычала она. - Твой папенька виноват, - схватила она Диану за шелковистые волосы. От испуга Дина потеряла дар речи. -Говорили ему без ментов, не послушался, старый хрен. Мы не прощаем ошибок, - она со злостью начала кнутом хлестать беззащитных детей. - Не видать им больше своих деток. -Тетенька! - в голос, заливаясь слезами запричитали подружки - В чем мы виноваты, отпустите нас. Мы больше не будем, - слезы испуга текли по грязным щекам. -Конечно, не будете. Как я вас ненавижу! - продолжала она орудовать плеткой - Из-за таких как вы, из-за таких, как ваши родители, зажравшихся и самодовольных, в тюрьме сгнил мой брат. Посмотрите, что стало со мной. У тебя роскошные волосы, я тоже хотела такие, но такие как вы... - она задохнулась от злости, взмахнула плеткой, и с силой хлестнула по обезумевшему от страха лицу. Диана ладонями закрыла обоженное плеткой лицо. -Ты что, озверела? - остановил ее неизвестно откуда появившийся мужчина лет тридцати. - Это же дети. Мы так не договаривались. В чем они виноваты? -Ты что, дурак? - оттолкнула его незнакомка и замахнулась кнутом. - Уж не хочешь ли ты их отпустить. Давай! Дача твоя, а тайга большая. Долго ее тебе придется "полоть". Ты что, придурок, так и ничего не понял, - она с силой толкнула мужчину, тот потерял равновесие и свалился на пол. А незнакомка схватила Диану за волосы, так, что у той чуть глаза не выскочили из орбит, из кармана достала флакончик и на голову плеснула едкую жидкость. С воплями, Диана схватилась за голову, по лицу размазывая кислоту. А незнакомка, на глазах обезумевших от страха детей, затряслась в глубоком экстазе. Обнаружили их случайно на следующий день. Местные мальчишки, узнав, что хозяева вместе с гостями куда-то уехали, а в доме лишь полуслепой, совершенно глухой старик, решили поживиться в привлекательном доме. Единственный "надежный" сторож, пес по кличке Мухтар, был давно прикормлен мальчишками, он их встретил, виляя хвостом, как долгожданных гостей. Тут они и заглянули в злосчастный подвал. Милиции удалось арестовать почти всю преступную группировку, лишь незнакомке удалось избежать задержания, да и ту скоро поймали. Диана, получила глубокую душевную травму. Она стала замкнутой, нелюдимой. В том году она больше не посещала школу, отстав от сверстников на год. Много пришлось поработать хирургам косметологам и психиатрам прежде, чем она снова смогла выйти в свет. Волосы, сожженные кислотой, так и не выросли. Их заменил дорогой и красивый парик. Благо отец был небеден. Искусственными были и брови. Слух о трагедии быстро распространился по городу, она не могла спокойно гулять, непрерывно ощущая на себе со страдальческий взгляд. Скоро отец получил повышение, и он с семьей уехал на дальний восток. Годы шли, Диана росла, боль притуплялась. На новом месте о ее трагедии никто не знал и она ожила. Все чаще ее можно было встретить в школе на дискотеке, на вечере у новых друзей. По своему развитию она несколько отставала от новых подруг, у тех уже давно прошла первая любовь, а Диана лишь только мечтала. Ей было страшно. Страшно, что поклонник может узнать ее истинный облик, а это конец. Но нельзя обмануть силу природы и она полюбила. Первого сентября, вместе со школьным звонком, в класс вошел симпатичный кудрявый мальчишка. Диана замерла, сидя на парте. Именно таким ночами приходил к ней избранник и она полюбила. Полюбила каждой клеточкой своего организма. Новичок оказался неробким, и быстро завоевал симпатию класса. Много бессонных ночей провела Диана в постели. Много было пролито слез. Она любила и боялась с ним встречи, но встреча была неизбежна. В один из теплых осенних вечеров судьба свела их на дискотеке. Красивая музыка, теплое дыхание милого вскружили ей голову. Она была самой счастливой девчонкой на свете, позабыв о своем недостатке. Владислав не оставлял ее ни на минуту. Прогулка по вечернему городу наедине с любимым, полностью вытеснили остаток едва заметного разума. Она была на вершине блаженства. Ее ничуть не смутило предложение зайти к нему домой на чашечку кофе. Непривычная домашняя обстановка, крепкий напиток, нежная музыка. Диана не сразу поняла, что оказалась с ним рядом в постели. Да теперь для нее это неважно, она нашла, что так долго искала. Разум полностью покинул ее, душа далеко, там в облаках. На землю вернулась Диана от тихих хлопков по спине. Ей не хотелось возвращаться на землю, она с неохотой раскрыла глаза. О ужас!!! Перед ней в одних плавках стоит Владислав. Смущенно улыбаясь, он подает ей парик. Диана в испуге хватается за обнаженную голову. Какой стыд!!! Это кошмар!!! На следующий день после субботника, изрядно подпитая компания одноклассников, расположилась в сквере недалеко от школы. Было шумно и весело. Со стороны казалось, что идет обсуждение какой-то проблемы. -Да что тут такого. Нашел королеву. Ты попробуй соблазнить Диану, - раздался насмешливый голос Павла, самого сильного мальчишки из класса. -А что тут пробовать? Уже... - пьянея на глазах, хвастался Владислав. -Трепач, - засмеялся над ним Сергей. - Знаешь сколько было таких? -Не знаю, но я с ней переспал. -И откуда такие болтуны берутся, - добавил Павел. -Да честно. Вчера... Не верите? Она совсем лысая, - потерял Владислав контроль над собой. К несчастью на аллейке показалась Диана с подругами. Они медленно шли по направлению ребят. -Сейчас я вам докажу, - с трудом выговаривая слова, промолвил Владислав. - Диночка, подойди. Ничего не подозревая, смущенно улыбаясь, Диана подошла вплотную к ребятам. -Смотрите... - только и смог сказать Владислав, срывая парик. Мгновенно лицо Дианы залила пурпурная краска, мир обрушился под ногами. Заливаясь слезами, она выхватила парик и с криком отчаяния бросилась прочь от ребят. Напрасно подружки ее пытались догнать. Целую неделю ее не было в школе. Не было и Владислава. Говорят, синяки украшают мужчину, но только не такие, какие получил Владислав. А Диана снова замкнулась. Ночами ей снились кошмарные сны, сны отмщения. Она и любила и ненавидела Владислава. Ненавидела всем своим существом. Однажды поздним осенним вечером она, таясь посторонних, вышла на улицу. Стыд и обида душили ее, не давая покоя. Заняв свое излюбленное место, в кустах сирени на лавочке, в стороне от посторонних глаз, она погрузилась в тревожную думу, как дальше жить? Незаметно пролетело время. Диана собралась уходить, как возле лавочки неожиданно появился Владислав. Внутри Дианы все взорвалось, закипела, ей захотелось бежать. - Стой! - как-то грубо остановил ее Влад. - Посмотри, что со мной сделали из-за тебя, - рукой он показал на свое еще желтое от синяков лицо. -Из-за меня? - раскрыв рот, с широкими от удивления глазами, едва выдавила Диана. На глазах выступили предательские слезинки. -Знаешь что, дорогая? У меня полно было баб. Все вы шлюхи, но ты... У Дианы помутнело в глазах, она его больше не слышала. Волна обиды с новой силой захлестнула ее. Она не помнит, как в руках оказалась ржавая цепь. Не помни, как нанесла первый удар. Она смутно помнит, как окровавленный Влад, корчится в предсмертной агонии, как ее тело, как и ту незнакомку, захлестнул легкий оргазм. Диана, оторвавшись от столика, тряхнула головой, воспоминанья исчезли. А ведь все могло быть по-другому. По-другому могла сложиться судьба. Ведь много на свете хороших парней. Вот, к примеру, Борис. Отличный парень. Он ей понравился с первой минуты. Ей казалось, что она, наконец, влюблена. Сильный и милый, немного застенчив. Измученное лицо Дианы коснулась улыбка, она вспомнила первую встречу. Как ей было хорошо но, что с ней случилось, до сих пор она не может понять. Страх потерять его... Страх, что он, узнав ее истинный облик, окажется в объятиях другой женщины, вывело ее из равновесия. Как глупо все получилось. И при второй встрече она не смогла совладеть с собой. В начале у нее не было злости, лишь стремление к близости. Но при его виде, сильного и здорового, в ней сработал старый инстинкт. Инстинкт необузданной мести, перешедший в садистский оргазм. Вот и сейчас, страшная Дича вселилась в нее. Она резко встала, на пол рукой стряхнув содержимое столика. -Кирилл, - грубым голосом крикнула она, легкий спазм сжал ей горло. -Слушаю Вас госпожа, - мгновенно в дверях вырос телохранитель. -Как там дела у Олега? - увидев невозмутимое лицо охранника, смягчилась она. -Оклемался, жить будет! - слегка улыбнувшись, ответил тот и, опустив глаза, добавил. - Владимира похоронили... -Жалко. Хороший был парень, - наиграно сочувственно проговорила она и, с надеждой посмотрев на Кирилла, тихо спросила. - С болота есть новости? - и опустила глаза. Кирилл был неглупым телохранителем и понимал настроение своей госпожи. Он знал, когда к ней можно обращаться по имени. -Диана! Ночь на дворе. Все давно спят. Если он жив... -Он жив!!! - испугалась она. - Жив! Ты понимаешь? - она с мольбой посмотрела Кириллу в глаза. Дича исчезла. А ребята не спали. С трудом, передвигая уставшие ноги, тройка измученным парней преодолевала последние метры болота. Оставляя глубокий след в вязком иле, они вышли на берег. -Все! Кажется, выбрались, - с трудом, переводя дыхание, первым заговорил Игорь. Остальные молчали. Не было сил говорить. Антон, качающейся походкой сделав несколько шагов, рухнул в густую траву. Борис последовал его примеру. Они с блаженством подставляли лица мелким каплям начинающегося дождя. Не было сил идти дальше, вот так бы лежать до утра. Игорь сел на сырую траву рядом с товарищами. Все трое молчали. Казалось, самое страшное уже позади. Ребята расслабились, им хочется выспаться. -Парни, вы чуете? - вдруг встревожился Игорь. Остальные безучастно лежали. - Нет, серьезно. Где-то горит костер, дымом пахнет. Антон приподнялся на локтях, втянул в себя воздух. -Верно, костром. Борис, ты чувствуешь? - толкнул он лежащего друга. Через секунду все трое, присев на корточки, пытались понять, откуда доносится запах. Но, он был везде. Не было ни малейшего ветерка, лишь легкий запах дыма и усиливающийся дождь, заглушающий дым. Ребята были в растерянности, чувство смутной опасности незаметно подкралось к ним. -Может быть, показалось, - с надеждой первым заговорил Борис. -Нет, - возразил Игорь. - Я четко чувствовал запах костра. Березой топили. В это время дождь неожиданно стих, и товарищи снова ощутили запах горящей березы. -Идем! Только тихо, - шепотом скомандовал Антон, и стал осторожно пробираться сквозь заросли ивняка. Остальные, также стараясь не ломать тонкие ветки, последовали за ним. Чем дальше они продвигались, тем отчетливей ощущался запах костра. Стволы корявой ивы, едва различимые в ночных сумерках, сильно затрудняли движение. И все же, двигаясь наугад, через час, они выбрались на небольшую поляну, заросшую высокой травой. Запах костра остался далеко позади. И без того измученная компания, тяжело дыша, повалилась на сырую траву. Скоро дыхание выровнялось, и тишину таежной ночи нарушал лишь учащенный стук трех сердец, да редкие вскрики ночных обитателей леса. Через пять минут сердца успокоились, и ребята уснули. -Что-то стало прохладно, - первым проснулся Борис. Его тело трясло от холода. Положение усугубляла насквозь промокшая одежда. Вначале, разгоряченные ходьбой товарищи не обращали внимания на холод ночи. Но теперь, когда лучи восходящего солнца, с трудом порывая толстый слой кучевых облаков, вырвались из-за горизонта, их колотил сильный озноб. -Может быть, просушим вещи? - приседая и махая руками, трясясь всем телом, сказал, следом поднявшийся Игорь. -Нельзя разводить огонь. Уже светло. Если здесь есть засада, нас обнаружат, - Антон замерз не меньше других. -Думаешь, могли оставит засаду, - Борис последовал примеру Игоря и стал приседать. -Вполне могли. На всякий случай. Меня смущает то, что нас больше не ищут. Вчера вертолет летал целый день. А сегодня тишина. К чему бы это? - ни к кому не обращаясь, задумчиво проговорил Антон. Все замолчали, с опаской заозирались по сторонам. -Вон лес недалеко, - Игорь показал в сторону сопки. - Пойдемте туда. Там безопасней. А здесь мы как на ладони. Через полчаса, почти ползком преодолев с полкилометра, друзья добрались до леса. Пробираясь по пологому склону, сквозь густые зарослям акации, растущие между вековых кедров и пихтача, Антон оглянулся. Там вдалеке у болота, откуда они пришли, над поляной столбом поднимался дым. -Может быть это охотники, - понял тревогу друга Борис. -Исключено. Аборигены уважают природу. Средина августа не сезон. А впрочем, ты верно заметил, они тоже охотники, только дичь для них мы. -Давай, перевалим за сопку и там отдохнем, - Бориса снова трясло. Мокрая одежда неприятно прилипала к разгоряченному телу. -Если там не дураки, - Антон указал в сторону дыма. - Они скоро обнаружат наши следы. Нам нужно сматываться, и побыстрей. Наверняка, это неединственная засада. Пойдем по хребту. Там больше шансов уйти. -А дым то столбом, - впервые в разговор вмешался Игорь. - Погода должна настроиться. -Хорошая погода нам не к чему, лучше дождь, - Антон сел на корень пихты. - Давайте подведем итоги, а за одно понаблюдаем за дымом. - Остальные сели по бокам, готовые слушать, не выпуская поляну из вида. -Будем считать, что это засада, - неторопливо начал Антон. - Сколько их там, мы не знаем, - головой он кивнул в сторону дыма. - Возможно, что скоро они обнаружат следы. Что они предпримут? -Если у них есть рация... начал Борис. -Без сомнения, рация есть, - перебил Антон. -Они свяжутся с базой, а затем пойдут по нашему следу, - продолжил Борис. -Я тоже так думаю. Возможно, придется ввязаться в драку. Что у нас есть. Три автомата, по три сотни патронов, четыре гранаты. -Пять! - вмешался Игорь. - Я еще одну на складе нашел. -Может быть поставим растяжку? -Где? - усмехнулся Антон. - Растяжки ставят на тропе, а троп здесь нет. -Ну, тогда на нашем следе. Ведь они пойдут по нашему следу. -Они будут очень внимательны, разыскивая следы, и без труда ее обнаружат. Нам не нужно выдавать, что мы знаем про них. Решено, идем по хребту, - Антон резко поднялся. На поляне не было никакого движения. По хребту идти легче. Почти совсем не встречались заросли надоевшей черемухи, намного ниже трава. Скоро хребет стал забирать правей, и Игорь остановился. -Хребет уходит вправо, а нам нужно держаться ближе к болоту. -Так ведь ты говорил, нужно держаться левой кромки болота, - не понял его Борис. -Я имел в виду, левее к болоту. -Так! - Антон сел на корточки, из сумки достал вчетверо сложенный лист, и протянул его Игорю. - Вот я набросал схему по твоему рассказу. Нужно было раньше мне ее тебе показать. Похоже? -Не знаю, - Игорь пожал плечами. - Я не видел карты, но Гога говорил, что нужно держаться левее, ближе к болоту. -Так, где будет "Лысая" сопка? -Вот здесь, - Игорь ткнул пальцем в стороне от извилистой линии, обозначающую ленту реки. Борис поднял голову и посмотрел в сторону предполагаемой сопки, благо лес был не сильно густой. И действительно, за легкой дымкой, сплошной пеленой висящей над широкой равниной, отчетливо вырисовывались силуэты невысоких гор. Среди них все без труда узнали "Лысую" сопку. По иронии судьбы они ушли слишком далеко вправо, рискуя снова увязнуть в болоте. Но, это их только спасло... Никто из первой четверки высадившихся "охотников" не верил в успех предстоящей операции. Невероятной считалась попытка пройти по неизведанным топям. Но, приказ есть приказ. -Где устроим засаду? - усмехнулся Гаврил, командир группы, парень крепкого телосложения с сомнительным прошлым, как только вертолет оторвался от земли. Вся группа молчала. -Придурки, - сплюнув, выругался он, глядя вслед удаляющейся машине. - Здесь только лягушки, да мы. Группа молча надела тяжелые рюкзаки и, ломая первозданный осот, тронулась в путь, оставляя широкую просеку. -Рябой! - окликнул он коренастого парня, снимая с плеч тяжелый рюкзак. - Мы здесь посидим. Иди поищи место посуше. И чтоб дрова были рядом. Парень, с изъеденным оспой лицом, послушно сняв рюкзак, исчез в густых зарослях осота. Остальные, сбившись в кучку, подстелив плащ-накидки, остались лежать на образовавшейся поляне. -Сухой! Ты водку взял? - не поднимая головы, спросил Гаврил лежащего рядом товарища. -Две бутылки, - лениво ответил тот и, повернувшись на бок, с любопытством уставился на командира. - Хочешь устроить сабантуй? Если они пройдут, не сносить нам головы... -Кто пройдет? Не будь наивным. Трусят они, вот и выдумывают... - Гаврил сел на накидку. - А нам расхлебываться. -Да если и пройдут, ничего страшного, - вмешался Сергей, четвертый охотник. - Нам приказано не ввязываться в конфликт, а сообщить на базу... -А ты помалкивай, - перебил Сухой. - Иди лучше помоги Рябому, - тот послушно поднялся с земли и, что-то бурча под нос, пошел по едва заметно примятой траве. -Доставай, опохмелимся. С утра башка трещит, - оживился Гаврил, как только Сергей исчез из вида. Через минуту пустая бутылка полетела в траву. -А здесь неплохо. Главное начальников нет, можно расслабиться. Посмотри, есть ли водка у Рябого, - приказал он товарищу, обшаривая Серегин рюкзак. - Милый Сережа, запасливый, - заулыбался он, доставая две пол-литровые бутылки. -И здесь две. А ты захватил? -Что, я хуже вас? Все как сговорились, по две... -По литру на человека. Не многовато ли? -Нормально. Кто знает, сколько времени мы здесь проторчим. Прячь назад. Сами расколются... Гаврил едва успел завязать рюкзак, как из травы вынырнула довольная физиономия Рябого. -Начальник, нашел отличное место, - выпалил он, едва выйдя на открытое место. - Сухая поляна в зарослях ивы, полно сушняка. Вот только вода далеко, метров двести, под горкой. -Серого видел? - надевая рюкзак, поинтересовался Гаврил. -Он там остался, топчет траву на поляне, - как парашюты, надев два рюкзака, Рябой снова скрылся в траве. Минут через десять, тройка, преодолев густые заросли ивы, оказалась на просторной поляне. Лучшего места для лагеря трудно б было найти. Находясь на возвышенном месте, со всех сторон окруженная густым ивняком, надежно скрывающим группу от посторонних глаз, она давала возможность вести наблюдение за ближайшей кромкой болота, до которого было не более двухсот метров. Отдав распоряжения относительно благоустройства лагеря, Гаврил пошел обследовать местность. Идти было сложно, даже по следу, проложенному одним из товарищей. Густая высокая трава ограничивала видимость, начинал накрапывать дождь. Но, скоро трава стала ниже, обзор увеличился. Не доходя метров тридцать до топи, едва заметная тропинка сворачивала влево, к невысокому холму, заросшему в основном, хвойной растительностью. Гаврил остановился и взглянул на нетронутое, зеленое покрывало болотной травы, уходящее в топи. По телу пробежал неприятный холодок. Он терпеть не мог подобных картин. Воспоминание из детства, когда он был совсем пацаном, заставило повернуть его к лесу. А в ушах стоял собственный крик. Он кричал, взывая о помощи. А болотная жижа медленно и неумолимо засасывала все глубже и глубже. Тело Гаврила передернулось от ужаса воспоминаний. Хорошо, что рядом оказалась бригада лесорубов, вытащили, не дали погибнуть. Так, гонимый воспоминаниями, он добрался до леса. Гаврил достал карту, опытным взглядом осмотрел лежащий перед ним ландшафт, и понял, лучшего места, чем та поляна, им не найти. Ширина суши чуть более двухсот метров, за сопкой сплошные болота. Если беглецы и пройдут, в чем он очень сомневался, то они пойдут именно здесь, нет другого пути. Тут-то они и попадутся им в руки. Мысль о возможном вознаграждении в десять тысяч зеленых, прибавила силы. Он захватил две внушительных березы, лежащие под ногами, не заметив, как из нагрудного кармана выпали именные часы и, громко сопя, поволок их к лагерю, оставляя широкий след на траве. В лагере все было готово к ночлегу. В костре весело трещали дрова, в котелке булькала каша. Рядом с костром умелец Рябой соорудил что-то вроде палатки, натянув веревку между двух ив и, перебросив через нее полиэтиленовую пленку. Сергей нарезал большую охапку травы для подстилки. Тут же рядом, Сухой возился у импровизированного стола. -Ну, что там? - отставил он банку раскрытой тушенки, когда Гаврил, тяжело дыша, втащил на поляну тяжелый груз. -Сходи, посмотри, если тебе любопытно, - огрызнулся тот, присаживаясь у костра. Над болотом снова нависли вечерние сумерки. -Ладно. Все чисто, - отдохнув, смягчился он. -Ну что, начнем, - повеселел Сухой и обратился к Сергею. - Доставай!!! -Что доставать? - прикинулся тот. -Ха! - усмехнулся Сухой. - Не жадничай, доставай. Сергей, немного смутившись, развязал свой рюкзак. -Что? Уже обыскали, - обиделся он, доставая бутылку. -Да ладно ты, успокойся. Садись лучше к столу. Вся компания дружно расселась вокруг стола. Обиды были забыты. Гаврила разлил содержимое бутылки в четыре алюминиевых кружки, обделив себя ровно наполовину. -Ты что, глазомер потерял? - удивился Сухой. -Нет. Скоро на связь. У Кима хороший слух, сразу поймет, что мы квасим. Ну, будем... - произнес он коротенький тост, и залпом опорожнил свою кружку. Остальных не пришлось уговаривать. Сразу дружно зазвякали ложки, а над поляной нависла кромешная тьма, лишь временами разгоняемая яркими вспышками костра. -Сколько там времени, не пора ли на связь, - Гаврил полез в карман за часами. На его лице появился испуг. - Кто-нибудь видел мои часы? - глазами он шарил вокруг костра. -Нет, не видели, - первым ответил Рябой. - Что потерял? -Где же я мог их потерять? - обшарив всю поляну, остановился Гаврил. - Наверное, в лесу... Я пойду посмотрю. -Ты, что, обалдел? - остановил его Сухой. - Темень какая. Утром посмотришь. Они ведь у тебя капитанские, ничего за ночь с ними не случится. -Ты прав. Сколько времени? -Через десять минут на связь, - ответил Сухой, распечатывая вторую бутылку. -Не торопись, - остановил его Гаврил. - Лучше открой еще пару банок тушенки. Через десять минут, получив указания по рации, компания снова села за стол. Веселье шло полным ходом. Одна за другой в кусты летели пустые бутылки. Казалось, охотники забыли, зачем они здесь. Шум, хохот, клятва в дружбе еще долго разносились над безмолвным болотом но, усилившийся дождь, загнал всех под тент. -Все... Хватит... Пора спать, - едва ворочая языком, приказал командир, складывая к огонь заранее нарубленные березовые поленья. - Кто первым утром проснется, будите меня... -Командир, - обратился к нему Сергей. - Что, караул выставлять не будем? -Да молчи ты, - толкнув его, прошептал Рябой. - Напросишься... -На хрен нам караул. Давай, еще по пять грамм и спать. Минут через двадцать, вся хмельная компания, с трудом разместившись в палатке, спала беспробудным сном, соревнуясь храпом с мелким дождем. Проснулся Гаврил от легко озноба. Костер давно прогорел, и лишь легкий дымок струился над костровом. Уже давно рассвело. Ежась от утренней прохлады, он быстро выбрался из палатки, в костер сложил запас дров, приготовленных с вечера и, начал раздувать огонь. Голова сильно болела. Из своего рюкзака он достал нераспечатанную бутылку, зубами сорвал с нее пробку и, прямо из горлышка, опорожнил ее на половину. Сразу стало намного легче. Остатки водки он спрятал в траву за палаткой, и снова вернулся к костру. Тепло жаркого костра быстро вытеснило озноб, он согрелся. Остальные мирно посапывали в палатке. Гаврил усмехнулся, бросив снисходительный взгляд на товарищей, пусть поспят. Тем более нечего делать. "А сколько же время? Проспали сеанс", - мелькнуло в его голове. Он сунул руку в нагрудный карман и вспомнил о потерянных часах. Как на автопилоте, Гаврил поднялся с земли и быстрым шагом пошел по едва заметной тропинке. За ночь трава местами полностью поднялась но, он безошибочно шел по направлению к болоту. Новая порция алкоголя давно сделала свое коварное дело, в глазах затуманилось, ноги не слушались. Его бросало по сторонам. А он шел и о чем-то мечтал. Проходя поворот, он с опаской бросил беглый взгляд на болото, и сразу же неизвестная сила мгновенно прижала его к земле. Он в один момент протрезвел. Там, где еще вчера вечером было нетронутое покрывало зеленой травы, проходил черный след. Гаврила охватил панический страх. Какой он самонадеянный глупец, не взял автомат. Задыхаясь от волнения, нервно оглядываясь по сторонам, почти на четвереньках, он кинулся к лагерю. Ему казалось, прошла целая вечность, пока он до него добирался. Всю дорогу он ощущал на себе пристальный взгляд. Ему казалось, что это конец. Задыхаясь, как после спринтерского бега, он влетел на поляну и схватил автомат. -Быстро вставайте, - шепотом стал он будить спящих товарищей. - Кто-нибудь из вас ходил на болото? -Что случилось, начальник? - протирая сонные глаза, ничего не понимая, смотрел на него Сухой. -Заткнись ты, - также шепотом прервал его Гаврил. - Я спрашиваю, кто из вас ночью ходил на болото? -Никто... - вразнобой ответили еще не совсем проснувшиеся товарищи. -Быстро залить костер, - скомандовал Гаврил. - Они прорвались... -Как порвались? - мгновенно все оказались на ногах. -Я видел свежий след. Там, выходит из болота. -Может быть это лось, - с надеждой заметил Сергей. Это было первое его боевое крещение, он побаивался прямого конфликта. -Ага. Лось! В сапогах сорок второго размера, - шепотом огрызнулся Гаврил и обратился к Рябому. - Ты следопыт, пойдем посмотрим, а остальным прикрывать... -Какой я тебе следопыт? - пытался возразить рябой. - Всего раз ходил на поиск. -Неважно, пошли, - оборвал его Гаврил и зло прошептал Сергею. - Да залей ты огонь и накрой брезентом. Смотри, как дымит. Через минуту Гаврил с Рябым, беспрерывно останавливаясь и озираясь по сторонам, пробирались к болоту. В кругу товарищей и с автоматом, он заметно осмелел. На душе стало спокойней. Там на болоте, когда был один, он чуть не помер от страха. Сейчас он был уверен в себе. Остальные, также с предосторожностью, просматривая фланги и тыл, двигались сзади. -Смотри, - рукой Гаврил показал на свежий след, когда им удалось пробраться к берегу. -След абсолютно свежий, - раздвигая примятую траву, начал Рябой. - Недавно прошли. Ночью был дождь, след лишь слегка наполнен водой, - по его телу пошла мелкая дрожь. Он с опаской посмотрел по сторонам, по телу пробежал холодок. Ему еще ни разу не приходилось преследовать вооруженных противников. Рябой прижался к земле и стал медленно передвигаться по направлению следа. -Их трое, - после короткой паузы продолжил он. - Следы идут в заросли ивы. Нужно срочно связаться с базой. -Сначала их нужно найти. Что мы скажем Киму? Проспали? Рябой встал в полный рост, пытаясь разглядеть густые заросли ивы, страх бесследно исчез. -Чего высовываешься? - за полы куртки потянул его Гаврил. - Тебе что, жизнь надоела. -Да успокойся ты. Их там давно нет. Они ушли, - сделав несколько шагов по направлению к зарослям, он обернулся. - Пусть остальные остаются на месте, - и через секунду скрылся в зарослях. Длительное ожидание стало томительным. Оставшись один, Гаврил почувствовал себя неловко. Он клацнул затвором и короткими перебежками прокрался к товарищам. Те сидели как неживые, вздрагивая при каждом шорохе и бросая испуганный взгляд в направление звуков. Скоро до них донесся треск ломаемых сучьев. Их руки сильней сжали рукоятки оружия, на лицах появились капельки пота. Время замедлилось в тысячи раз. Указательный палец Гаврила выбрал люфт спускового крючка но, он вовремя заметил невозмутимую физиономию Рябого, появившегося в стороне от кустов. Тот шел, пренебрегая предосторожностью и ломая кусты, прямо на них. -Странное дело, - начал он, едва поравнявшись с товарищами. - Нет никаких следов, словно по воздуху улетели, - остальные слушали, как завороженные. -Заросли обширны, простираются почти до самого леса, - продолжил он, когда дыхание выровнялось. -Какие у тебя предположения? - Гаврил чувствовал, что теряет инициативу. -Есть два варианта. Первый, они пошли по хребту. -Вряд ли. Если они преодолели болото, они должны знать, что хребет, это тупик. -Тогда они пошли по нашей тропе, нет здесь других следов. Что будем делать? Гаврил на минуту задумался. Рябой не хотел рисковать и вернул инициативу назад командиру. -Вы обратили внимание, - впервые вмешался Сергей. - Мы вчера весь вечер ширились по траве, а следов то нет. Трава поднялась. -Ну и что? То было вчера, а они прошли час, ну два назад. Трава не успела б подняться, - заметил Рябой. -Да, но когда я пошел за часами, кстати, нужно пойти их поискать, трава лишь местами была едва примята. Следовательно они не шли по нашей тропе. -Что там гадать, - вмешался Сухой. - Нужно вызывать вертолет. Пусть везет следопытов. Наше дело засада. -И как мы доложим? Скажем, проспали, - зло сплюнул Гаврил. Он уже давно проклинал вечернюю пьянку. -Скажешь, видели утром, по темноте. Прошли в сторону "Лысой". Преследовать не рискнули, боясь обнаружить себя. На рассвете пошли по следу но, потеряли его. Попали в "мертвую" зону, не могли выйти на связь. -На базе рация в дежурном режиме. Мы должны были б сразу связаться, - возразил Гаврил. -Вызывали, - безразлично ответил Сухой. - Но, нам не ответили. Мы же не слышим "Лысую" сопку. -Возможно, ты прав, - у Гаврила немного отлегло. - Ну и куда же они пошли? В каком направлении? Что мы скажем? -Ты с Рябым пойди поищи часы, заодно поищете след. А мы, с Сергеем, вернемся к лагерю. Проверим в округе. Если они пошли в сторону "Лысой", они должны пройти мимо нас, нет другого пути. -Если они прошли мимо нас, они могли нас обнаружить. Костер не горел, но дымил. -Вряд ли. В дождь, ночью, напролом. Нет, наверняка они нас не заметили. Если б заметили, вряд ли б мы здесь сидели. Слишком много злости у них. Мы были б на небесах. Но все равно, будьте предельно осторожными. Береженного, бог бережет. Через полчаса с особой осторожностью, Гаврил с Рябым, добрались до леса. Они сразу обнаружили потерянные часы. Рябой пошел по кромке леса, пытаясь обнаружить хоть какой-нибудь след, Гаврил прикрывал его сзади. Пробираясь по густым зарослям черемухи, Рябой остановился и оглянулся назад. -Нет, и здесь нет следов. Посмотри назад, как будто Мамай прошел, - за ними тянулся хорошо заметный след из торчащих сучков и поломанных веток. - Мы идем с полчаса, но нет ни одной сломанной ветки. Здесь их не было. Может быть, здесь вообще никого не было. Может быть, мы наследили по пьянке? -Покажи подошву, - приказал он напарнику. Тот беспрекословно подчинился, показывая подошву грязного сапога. - Протектор другой. У нас звездочки, а там елочка, как у ботинок. Нет, они где-то здесь. -Что, дальше пойдем или вернемся? Где-то рядом раздалась оглушительная дробь, заставившая обоих распластаться на земле. Через короткий промежуток, вторая. -Тфу, ты черт! - вставая, выругался Рябой. - Как автоматная очередь. Нервы не к черту... На засохшей пихте, не обращая внимания на двух перепуганных людей, орудовал дятел. Его маленькая головка, как отбойный молоток, долбила кору старого дерева. Гаврил позавидовал смелости птицы. Его нервы давно были на взводе. Он вскинул автомат, взял дятла на мушку. Глупая птица. Ее жизнь в его власти. -Ты что, с ума сошел? - перепугался Рябой, рукой опуская ствол автомата. - Пошли, скомандовал он. Гаврил чувствовал себя не в своей тарелке. Он понял, как он труслив. Засада расставила все по местам. Это не рудник, где он мог без опаски издеваться над беззащитными людьми. Здесь могут дать сдачи. Сто раз он проклял, что именно его назначили старшим. Лучше б Сухого или Рябого. Он готов подчиняться. Какое-то чувство неопределенной неизбежности накрыло его с головой. Ему стало все безразлично, но страшно. Он молча шел за Сухим, даже не пригибаясь на опасных участках. Через час они были в лагере. Товарищи еще не вернулись. Из-за палатки Гаврил достал начатую бутылку и разделил на две равные порции. -Я не буду, отказался Рябой. - И тебе не советую. Гаврил пропустил мимо ушей замечание товарища, залпом выпил содержимое кружки, закусив вчерашней тушенкой. Через несколько минут в голове зашумело, стало легче. Он подошел к рюкзаку, достал станцию. Бремя ответственности вновь обрушилось на него, он взял себя в руки. -Пойди, посмотри, где остальные, - приказал он напарнику. Но, в это время из-за кустов показалась голова Сухого. -Ни хрена не пойму, - начал он, едва выйдя на поляну. - Мы прошли километра три. Вроде бы есть, что-то похожее на след, трава местами примята, но четких следов нет. Почва сухая, ни одного отпечатка. Ночью шел дождь, а вода уходит как в сите. А вы, что обнаружили? -Да тоже ни хрена не нашли. Думал, что сами по пьянке натоптали. А ну-ка, покажите сапоги, - обратился он к вновь пришедшим. -Да я уже смотрел. У нас у всех звездочки, не подходят, - остановил его Сухой. -Что будем делать? -Сперва давай опохмелимся, - Сухой полез в свой рюкзак. Достав бутылку, добавил. - Свяжемся с базой, расскажем все, как есть. Повинную голову меч не сечет. -Только не меч Кима, - грустно усмехнулся Гаврил. - Ладно, умолкли, - и он включил передатчик. -Подожди, давай по пять грамм, для смелости и чистоты ума, - Сухой разлил водку по кружкам. - А эти, - он указал в сторону болота. - Наверняка где-то на четверти пути к "Лысой". Распив очередную бутылку и закусив свежей тушенкой, все окружили Гаврила. Тот бросил на товарищей обреченный взгляд и нажал "передачу". -Да не робей ты, подбодрил друга Сухой. - Прорвемся... -Тайга один, я тайга три, прием, - прокашлявшись, начал Гаврил сеанс связи. -Тайга три, я первый. Почему молчали? Ким уже снарядил вертолет, - из динамика вырвался хриплый голос. -Ким далеко? -Минутку. Сейчас позову, - ответили с далекой базы и динамик на время умолк. Гаврил окинул взглядом притихших товарищей. Те молча смотрели в глаза командира. Им казалось, что именно сейчас решается их судьба. Затянувшееся молчание нарушил мягкий голос Кима, неожиданно вырвавшийся из динамика так, что все присели от неожиданности. -Докладывайте, что произошло? Почему так долго молчали? -Были не в зоне, - сосредоточившись, соврал Гаврил. - Ночью, под утро, трое вышли с болота. Мы их пытались преследовать, но они растворились. Густая трава, почти нет следов. -Прекрасно! - из динамика донесся возбужденный голос Кима. - Они почуяли слежку? -Не должны. Было темно, шел дождь. Мы не рискнули преследовать по темноте, пошли только утром но, след обрывается. Очень быстро поднимается трава. Она здесь выше человеческого роста. Какие будут указания? -Пока оставайтесь на месте. Скоро к вам прилетит вертолет, присоединитесь к остальным. Рацию не выключайте, пусть будет в дежурном режиме. Кстати, вы слышите "Лысую" сопку. -Нет! Ни вечером ни утром мы ее не слышали. У нас маломощные станции, а расстояние слишком большое. Что, они тоже не отвечают? -Они как раз отвечают. Там все в порядке. Их было только трое? Не больше, не меньше? -Кого? - Гаврил не сразу сообразил о ком идет речь. - А! Да, только трое. И из болота выходят только три следа. -Вы то их видели? -Да! - растерявшись, опять соврал Гаврил и залился предательской краской. Он мгновенно вспотел. Ему показалось, что товарищи заметили испуг на лице, и отвернулся. -Хорошо! Все прекрасно. Скоро я прилечу со следопытами. Они в наших руках. Пока ничего не предпринимайте. Будьте на месте и ждите. Все, конец связи. Услышав последнюю фразу, Гаврил облегченно вздохнул. По мягкому голосу Кима он понял, все обошлось. Еще минут пять все, молча слушали указания базы, но ответов "Сопки" они не слышали. Скоро связь прекратилась. -Фу! Пронесло, - облегченно произнес Гаврил, когда передатчик умолк. - Давай еще по пять грамм, пока не прилетел вертолет, - рукавом он стер с лица пот. -Может не стоит, - неуверенно возразил Сергей, самый младший из группы. -Не хочешь, не пей, - огрызнулся Сухой, доставая последнюю бутылку. Через пять минут, после этого разговора, кореец Владимир Ким, начальник службы безопасности прииска, вошел в выездной кабинет хозяина прииска. Олег Васильевич сидел за дубовым столом, внимательно изучая схему рудника, накануне предоставленную погибшим геологом. Его настроение было заметно испорчено. С одной стороны, пропавшие беглецы, с другой, рудничная жила, готовая пропасть в любую минуту, не давали покоя. С гибелью геолога и начальника прииска, появились дополнительные проблемы, трудно было найти верных людей. Олег Васильевич перевел взгляд от бумаг на, переминающегося с ноги на ногу, Кима. -Что стоишь, как в гостях? Садись. Новости есть? -Да! - воодушевился Ким. - Только что получил донесение с той стороны. Они вышли... -Все-таки вышли! - заволновался Олег Васильевич. Он суетливо достал сигарету, прикурил от стариной позолоченной зажигалки, сделал пару нервных затяжек и, трясущейся от волнения рукой, бросил сигарету в хрустальную пепельницу. -Их взяли? - немного овладев собой, дрожащим голосом, чуть слышно проговорил он. -Пока нет. Но, это дело техники. Главное, мы их обнаружили. Через десять минут будет готов вертолет. На этом участке никуда им не деться. Все, как на ладони. -Они уже раз были на ладони но, ты их упустил. Они заметили слежку? -Вроде бы нет. Там, на болоте, совсем другое дело. Нам пришлось обследовать почти все болото. А здесь лишь небольшой пяточек. От двухсот до четырехсот метров в ширину, и длинной десятка три километров. Тем более, искать нам придется на суше. Так что на этот раз им не уйти. -Ты так считаешь? А не слишком ли ты самоуверен? - Олег Васильевич откинулся на спинку кресла, закурив новую сигарету. - Я тоже офицер, правда, это было давно. Но я вижу, ребята действую умело и дерзко. Ты же видел, что они здесь натворили. Есть все-таки бог на свете. Не пустил меня на охоту, а как мне хотелось. Вовремя подвернулось неотложное дело. А этих, просто так не взять. Тем более, этот Колпаков... Как его звать? - он мельком взглянул на тетрадный листок. - Антон... Он мне нужен живым. Ты меня понял? Живым. Мы остались без геолога. Подходящего, мы не скоро найдем. -Вы думаете, что он согласится с нами работать? -Не согласится, заставим. Жизнь, дорогой, она всем дорога. Кстати, этот Лабутин, Борис, Диане нужен живым. Сколько их там? -Вышли трое. -Значит, один утонул. Кто остался в живых? -Не имею ни малейшего представления. По рации сообщили, что видели только троих. Олег Васильевич затушил сигарету, задумавшись, из бара на колесиках достал бутылку вина, наполнил два хрустальных фужера, и кивком головы один предложил Киму. -Вертолет придется отставить. Пока они уверены, что мы их не обнаружили, пусть идут не таясь, - немного помолчав, задумчиво продолжил он. - Я немного знаю те места. По осени охотился там на уток. Для уток райское место. Высокая трава, много ям и мелких озер. Нас было десять человек, мы разбрелись. Больше часа нас собирал вертолет, так ведь мы не таились. Это с вертолета кажется футбольное поле, а на земле, как в дремучей тайге. Замашешь ты крыльями, вспугнешь. Они схоронятся как в том болоте или на острове, век не найдешь. У тебя есть хороший кинолог? -Нет. Дича... - Ким запнулся и покраснел. - Диана велела истребить всех собак... -Ой! Дружище, - снисходительно улыбнулся Олег Васильевич. - Закончишь ты жизнь в камере пыток. Поверь, я заступаться не буду, - он дружески улыбнулся и снова наполнил бокалы вином. Ким не на шутку смутился. Он понимал, что хозяин не предаст, но все равно чувствовал себя не в своей тарелке. Если бы о случайно брошенной фразе узнала бы Дина, даже ее отец не смог бы помочь. Слишком сильное влияние она имела на своего отца. Отец всегда прощал ей ее маленькие слабости, стараясь заглушить в ней боль, перенесенную ей много лет назад. -Достань карту, - после минутной паузы приказал Олег Васильевич, сменив тон. На развернутой карте он нашел необходимый участок и карандашом ткнул в узкую полоску, проложенную между сплошных параллельных линий. -Они где-то здесь. Твои ребята здесь и здесь, - карандашом он указал на края узкой полоски. - Здесь перевал. Я не хочу рисковать. Пускай они сами попадут в наши сети. Мы не будем торопиться, и не будем им мешать, а сделаем так... Поняв, что ушли слишком далеко от невидимой тропы, группа беглецов решила провраться напрямую, через внезапно появившееся болото. Первая попытка не увенчалась успехом. Игорь, самый ловкий из группы, неоднократно пытался нащупать твердое дно в илистом грунте, но каждый раз трехметровый осиновый шест уходил по самую кромку в безжалостную трясину. Вторая попытка, предпринятая на изгибе сопки, оказалась более удачной. Ему удалось пройти метров десять. Но, в следующий шаг под ногами расползлась твердая почва, и он, потеряв равновесие, с головой окунулся в вонючую воду. Мгновенно беспорядочные всплески нарушили первозданную тишину. Это было как гром среди ясного неба. На секунду оцепеневшим товарищам с большим трудом удалось вытащить его на поверхность. Грязный репшнур скользил во влажных руках, обжигая кожу ладоней. -Вот это нырнул! - грязный с головы до ног, но с улыбкой, Игорь с помощью товарищей выбрался на берег. - Что будем делать, начальник? И здесь не пройти. -И назад возвращаться нельзя, - Борис бросил взгляд назад туда, где пару часов видели дым. - А костер не горит. Может быть ушли. -Нет! - Антон тоже бросил взгляд на равнину. - Затаились. День теплый, огонь им не нужен. -Что-то я проголодался. Давай похавем, - смывая липкую грязь, Игорь обратился к Антону. -Да верно, пора. Борис доставай сухари, - тот в свою очередь обратился к другу, доставая бутылку воды. - Лапши б заварить, да нельзя разводить огонь. Давление поднимается, дым будет виден издалека. Борис поднялся на бугорок, заросший низкой травой, из вещмешка достал подсумок с патронами, взятый у одного из охранников прииска, а следом подмокшие сухари. -Смотрите, мешок то промок. -Может быть плохо завязал. Я все три мешка проверял, все было в порядке, - почему-то виноватым почувствовал себя Игорь. -Нет, наверное, проколол, когда нырял. Долго здесь будем? Я хочу подсушить продукты с патронами. -С полчаса отдохнем. Нужно искать выход, - хрустя подмокшими сухарями, Антон не сводил глаз с равнины. Он не знал, какое принять решение. Ему было всех тяжелей. Бремя ответственности с новой силой навалилось на его плечи. На траве, под солнечными лучами, Борис разложил скудный запас продуктов, раскрыл подсумок и содержимое высыпал поверх вещмешка. -Что это? - с земли он поднял, выпавшую металлическую трубку. Машинально Антон повернулся к Борису. -Да это же глушак для калаша, - ярче солнца засияло лицо Антона. - Дай-ка сюда. Самоделка, но сделана добросовестно. Мы такие делали в Афгане. Отличная вещь, - он навернул глушитель на ствол автомата. - Вот бы попробовать. -Так попробуй, - не сразу Борис понял восторг друга. - В чем проблема? -А если он не сработает? -Дай посмотреть, - не удержался все еще смывающий грязь Игорь. - Герасим делал такие. На глухаря он ходил с автоматом. Я стрелял из его автомата. Звука вообще не слышно. Пошли за сопку, попробуем, - ему не терпелось проверить находку. -Посмотри свой подсумок. Вдруг у тебя есть глушитель, - Антон обратился к Игорю. -Нет, - тот отрицательно покачал головой. - У меня же не трофейный подсумок. У меня никогда не было глушака. Ты лучше свой посмотри. -Свой я сразу проверил, - поднимаясь с земли, разочарованно проговорил Антон. - Пошли... Через полчаса Антон с Игорем были на противоположной стороне полуострова, Борис остался один. -Ну, - Антон перекрестился. - Не подведи... Ты уверен, что звука не будет, - Игорь положительно покачал головой. - Была, не была... Он щелкнул предохранителем, поставив оружие на одиночный огонь, прижался к створу старой пихты, взял на мушку кувшинку, одиноко растущую недалеко от берега, и плавно нажал на спуск. В воздухе раздался легкий хлопок. Пуля точно попала в цель, оставив лишь беспорядочно разбросанные лепестки, на водной поверхности. -Обалдеть можно, - восторгу Антона не было придела. - Отличная вещь... -Дай я попробую, - не удержался Игорь. Сделав по выстрелу, удовлетворенные друзья вернулись к Борису. -Ну, как? - спросил Борис, видя восторг на их лицах, и не дождавшись ответа, добавил. - Может быть, мне показалось, но там, - он рукой указал на равнину. - Я видел движение. Трава, как-то неестественно колыхалась. Как будто кто-то двигался в ней. Так, на фоне зелени двигалось темное пятно. Как будто ветер тревожил траву, но ветра то нет. -Конкретней, где? Покажи... -Да вон. Видишь кусты в форме гриба? Прямо перед ними... Все трое устремили взгляды на кусты. Как ни напрягали ребята зрение, но движение они не заметили. -До тех кустов более километра, - первым нарушил молчание Игорь. - С такого расстояния ты вряд ли б заметил движение. Тебе показалось. -Возможно, но мне кажется, там кто-то шел. -А мы проверим. Нам все равно возвращаться. Другого пути с острова нет, - Антон на ходу надел вещмешок и, не дожидаясь товарищей, тронулся в путь, напролом пробираясь сквозь густые заросли черемухи, на своем пути ломая сухие ветки. Остальные поспешили за ним. -Что ты надумал, - задыхаясь от быстрой ходьбы, Борис пытался выяснить намеренья друга. -Мы найдем ту поляну, - на секунду остановившись, ответил Антон. - Выясним, ушли они или нет. -Но ведь это ж опасно... -Они обнаружили наши следы, это точно. А, обнаружив, они не станут здесь больше торчать, пойдут по нашему следу. По крайней мере, им так прикажут. А следопыты, они хреновые. Они потеряли наш след на сопку, я в этом уверен, - продолжал Антон на ходу. -А, если они все-таки здесь, если мы их не заметим? Может быть, они сейчас наблюдают за нами. -Все может быть. Но, у них есть карта, и они знают, что выхода с острова нет. А остров не так уж велик. Если бы они закрыли с острова выход, то давно бы уже прилетел вертолет. -Мне что-то все это не нравится. Уж слишком много "бы". -Не волнуйся, если они на острове, мы их обманем. -Но, как? -Немного терпения и тише, мы уже на подходе, - оборвал друга Антон и пошел медленней. Через несколько минут он сильно замедлил ход, а затем остановился совсем. Лес заканчивался, резко переходя в заросли ивы. Антон глазами приказал друзьям рассредоточиться, они давно научились понимать его жесты, а сам, пригибаясь, короткими бросками, выбрался из леса. Для друзей наступили томительные минуты ожидания. Слившись со стволами столетних пихт, они вздрагивали при каждом шорохе, доносившемся до них из сумерек "черного" леса, глазами пытаясь обнаружить их источник. Но, шорохи затихали и лес замирал. Только изредка до них доносился тревожный щебет лесных синиц, наверное, единственных обитателей этого леса. Скоро ожидание стало невыносимым. Борис распрямился, пытаясь размять затекшие ноги, но легкий треск ломаемых сучьев, неожиданно прорвавшийся слева, с противоположной стороны, куда с час назад ушел Антон, заставил его прижаться к земле. Почти машинально, как заправский боец, он щелкнул предохранителем, не забыв передернуть затвор. Аналогичные звуки издал недалеко притаившийся Игорь. Время снова замедлилось в тысячи раз. Сердца обоих парней заколотились сильней. До боли в глазах Борис всматривался в сумерки леса, но там тишина, никакого движения. Он уже немного расслабился, как треск повторился, но теперь отчетливей, ближе. Заметив легкое покачивание куста черемухи, он поднял ствол автомата, дыхание участилось, сердце заклокотало сильней, палец выбрал люфт спускового крючка. Еще мгновенье, и он откроет огонь. Куст закачался сильней, спазматический комок сжал горло Бориса, сейчас раздастся щелчок, а за ним автоматная очередь. Каждый мускул напрягся в теле Бориса но, в последний момент, боковым зрением он увидел Игоря. Тот отделился от ствола пихты и, широко улыбаясь, рукой показал в сторону звуков, и чуть слышно добавив. -Видел? Какой красавец. Прошлой осенью я с Гогой за таким ходил на охоту. Но этот, вообще великан. И только тогда Борис заметил, как громадный лось, как бы играя, легко перепрыгнув через толстый поваленный кедр, выскочил на небольшую поляну. Борис с облегченным вздохом опустил автомат. "Да! Нервы ни к черту", с тревогой подумал он о себе. А лось, заметив движение, легким прыжком скрылся в тайге. Не успели друзья придти в себя, как сзади снова раздался треск ломаемых веток. Оба, как по команде, вскинули автоматы. Но волнения были напрасны. Ничуть не таясь, в полный рост к ним приближался Антон. -Они ушли в сторону "Лысой", - выпалил он, едва поравнявшись с ребятами, устало садясь прямо на землю. - Я нашел их лагерь, - продолжил он, когда дыхание выровнялось. - Их было трое, максимум, четверо. Костер залит водой, видно спешили. Я насчитал семь пол-литровых бутылок. Пьянка у них была вчера, вот они нас и проспали. Есть четкий след помятой травы в сторону "Лысой", но как далеко они, я не знаю. Ну что, пойдем по их следу? - спросил он друзей и добавил. - Одно не пойму, что заставило туда их пойти, ведь там не может быть никаких следов. Непонятно, на что они надеются? -Слушай, Антоха, - перебил друга Борис. - Две минуты назад мы здесь видели великана лося. Не мог он там наследить? Под слоем мутной воды следов не видно, а они, ты сам говорил, следопыты хреновые. И воды там хватает... -А где вы его видели, - оживился Антон. -Да вот, на этой полянке стоял. А, увидев нас, убежал, - рукой Игорь указал на поляну. Через секунду Антон внимательно рассматривал толстый слой хвои, по которой недавно прошел великан. -Да! - после некоторого раздумья начал он - Через пять минут солнце высушит влажную хвою, и его как небывало. Сейчас я тоже видел звериный след, похоже, лосиный. Ну что ж, это нам только наруку. Сейчас, только осторожно, проберемся к их лагерю. Место возвышенное, можно осмотреться. А там пойдем по их следу. Вперед! - скомандовал он, и группа, поодиночке преодолевал короткие дистанции, тронулась в путь. До лагеря противника добрались, когда солнце перевалило зенит. Трава давно освободилась от утренней росы, стала упругой. След, уходящий в сторону "Лысой", едва просматривался на фоне изумрудно-зеленого покрывала, трава поднималась на глазах. Антон, оставив товарищей у развилки тропы, нырнул в густые заросли ивы. Оставшись одни на возвышенном месте, ребята напряженно следили за тропой, отбиваясь от туч гнуса, роями поднявшимися из потревоженной травы. Много хлопот приносили слепни, появившиеся с первыми лучами жаркого солнца. Прихлопывая очередного слепня, больно укусившего левую руку, Игорь заметил, как где-то за горизонтом, там, куда убегала тропа, черным облаком поднялась стая птиц. Он толкнул Бориса, привлекая внимание. -Видел? Они уже далеко. -Кто? - не сразу понял Борис. - С чего ты взял? -Птицы поднялись и кружат на одном месте. Спугнуть их могли только они... В это время из кустов появилась размалеванная физиономия Антона. -Ты что, в индейцев играешь? - не удержался от смеха Игорь, рассматривая сажевые полосы на его лице. -Тише ты! - одернул друга Антон. - Твоя морда, на фоне травы, как солнечный зайчик на стенке. Там у костра глина с соком подорожника, угли найдете в костре. Только быстро и тихо. -Успокойся Антон. Они далеко. Пять минут назад они подняли стаю птиц. До них километров пять, может быть больше. Так что, можем приготовить горячее, - улыбаясь, ответил Игорь. -Покажи, где ты видел птиц, - и Игорь указал в сторону сопки. -Ладно... Ты останешься здесь, мы с Борисом заварим лапшу. И правда, есть сильно хочется. Костер разожгли без труда. Антон понимал опасность этой затеи но, голод брал верх. Тем более, когда еще предстанет такая возможность. Куском брезента Игорь разгонял дым от костра, Борис возился с продуктами. Через пять минут в котелке закипела вода. Обедать решили на развилке у входа в кусты. Там безопасней. Быстро завариваемая лапша с говяжьей тушенкой им показалась великим деликатесом. Скоро обед был закончен. -Игорек, сходи посмотри, не дымит ли костер. Мы его затушили, но вдруг, - почему-то заволновался Антон. Игорь тут же скрылся в кустах, а еще минут через пять, все были готовы к новому марш-броску. С каждым шагом идти становилось все тяжелей. Насквозь промокшие ботинки давно натерли ноги, портянки скатались в комок. Гнус, тучами висящий над головами, забирался в ноздри и уши, норовил забиться в глаза. Руки и лицо давно расчесаны до крови, у Антона вновь заныла рука. Он шел на небольшой дистанции впереди группы, останавливался и, убедившись в безопасности, жестом давал команду остальным. Антон безошибочно узнавал едва заметную тропку, чуть более темным цветом выделяющуюся на фоне зеленого моря травы. Неопытный человек ни за что бы не узнал в этой легкой игре красок след, оставленный несколько часов назад. И лишь едва заметный наклон травы, указывал направление. Беспрерывно, до голени ноги увязали в мутной болотной жиже, а они, забыв усталость, все шли. Неожиданно тропинка забрала левей, и скоро пошла по кромке болота. Идти стало легче, вода отступила. Уставшие парни решили немного передохнуть, почувствовав под ногами твердую почву. -А сопка-то, как была далеко, так и стоит на месте, и нисколько не приближается, - первым заговорил Игорь, когда дыхание выровнялось. -Ничего, завтра к полудню доберемся, - успокоил товарища Антон. -Интересно, сколько их там? Человек восемь? - вмешался Борис. -Да, человек шесть, восемь, не больше, - ответил Антон. -И как ты все это себе представляешь? Как мы прорвемся? -На месте посмотрим. Сначала нужно добраться. Наверняка у них есть какая-нибудь брешь. -А если нет? - не унимался Борис. -Не знаю... честно признался Антон. - Что-нибудь придумаем. Игорь, у тебя есть пакет. Плечо ноет, нет сил... -Снимай костюм, я сейчас, - из своей сумки он достал новый пакет. - Да у тебя вся рука покраснела, нужно продезинфицировать. -Чем? -Чем, Чем!!! Спиртом. Я же не на прогулку собрался. Вот, полная фляжка, - довольный, Игорь достал фляжку со спиртом. Обильно смочив вату от перевязочного пакета, он начал осторожно обрабатывать загноившуюся рану. Антон от боли закусил губы, но когда несколько капель попали в открытую рану, он не выдержал, приглушенный стон вырвался из его груди. -Тише!!! - насторожился Игорь. -Ничего, я... -Тише!!! - Игорь рукой прикрыл рот товарища. - Слышите? Вертолет... Над полянкой нависла мертвая тишина. -Ничего я не слышу, - первым нарушил молчание Борис, но Игорь жестом остановил его. Его взгляд устремился в сторону островка, который они покинули несколько часов назад. -Пролетел очень далеко. Звук шел из-за острова. Он полетел на север. -Может быть, тебе показалось? - Антон тоже устремил взгляд к островку. -Нет! Я точно слышал шум винтов. Я этот шум ни с чем не перепутаю. -Ну и что, что вертолет. Он же мимо пролетел. Возможно в поселок, - Борис с надеждой посмотрел на Антона. -Нет! - за него ответил Игорь. - Поселок намного восточней, а он полетел к перевалу. -Если ты не ошибся, то он привез подкрепление. Нужно спешить, - надев куртку, Антон поднялся с земли. Скоро тропинка поднялась на возвышенное место, трава стала ниже, ребятам пришлось прижиматься к земле. Идти стало намного трудней. Ныли уставшие ноги, болела спина. Пройдя с десяток шагов, Антон остановился, и лег на траву. Ребята, идущие поодаль, остановились как вкопанные. Мгновенно над болотом нависла мертва

Поделиться:

Еще интересные материалы: