Янкина попка

Янкина попка

Старшая сестра мой жены - Яна, всегдапривлекала мое внимание. Тому масса причин. Не то, чтобы жена меня неудовлетворяла или была страшна. Отнюдь: моя Ленка - очень симпатичнаяпухленькая девочка с внушительным бюстом и кучей откровенных постельныхжеланий. Яна же, напротив всегда была образцом скромности, воздержанности и умеренности. Замуж она только в 25 вышла, тогда же (!) и потеряла девственность. Шедевр целомудрия, короче говоря.

При этом Янка - обладательница оченьнеплохой фигуры (в отличии от Ленки, чего уж там греха таить, с талиейу нее напряженно) и длинных ног. Несколько огорчает только еледотягивающий до первого размер груди, ну да ничего, и это очень дажесимпатично бывает. Сейчас ей 31 год, у нее муж, которого она любит и шестилетняя дочка Лиза, очень симпатичная девица растет. Мне самому 24 годика. В это лето случилось мне отвозить на нашу дачу Яну с Лизкой.

Моилюбимые теща с тестем отправились на юг в какой-то там санаторий, такчто из умеющих водить машину остался один только я. Янкин муж за рульсадиться по неизвестным причинам побаивается. Ленка поехать не захотела - с работой у нее заморочки какие-то были, не успевала ничего. Так чтопоехали мы втроем. Я собирался отвезти их, пробыть там выходные и квечеру воскресенья вернуться в город, оставив их на даче.

Все время, проведенное в дороге, по возможности в зеркало заднего видая любовался на Яну. Красивая женщина, чего говорить. Когда приехали:как обычно, устроили костер, шашлык, питие вин разнообразных, потомуложили Лизку спать, а сами остались на террасе болтать о высокихматериях. Все время разговора я украдкой созерцал ее колени. Проболталидопоздна.

Когда собрались уходить, то чисто случайно одновременно пошлив дверь и чуть не столкнулись в ней. Несколько секунд, замерев, мыстояли в дверном проеме вынужденно прижавшись и глядя друг к другу вглаза. Тут Яна смутилась глаза опустила и проскользнула внутрь, на такназываемую кухню. Она встала у плитки и о чем-то задумалась. Я тихо подошел к ней сзади, меня словно влекла какая-то сила, и приобнял ее за талию.

Все ее телонапряглось, ощущая приближающуюся грань фола во взаимоотношениях. Несмотря на это, я легонько прикоснулся губами к ее шее. Она вздрогнула, я услышал протяжный вздох, после чего она полностью расслабилась, сталакак тряпочка - мягкая и податливая. Я еще раз, на этот раз уже более откровенно поцеловал ее в шею. Онаотбросила голову назад. И я покрыл поцелуями открывшуюся беззащитнуюшейку. Она дрожала, я чувствовал эту дрожь всем телом. Мои руки, покинув талию, медленно поползли вверх и в какой-то момент оказались наее груди. Лифчика на ней естественно не было (жарко все-таки) и япочувствовал под своими ладонями твердую плоть сосков. Через несколько секунд я запустил руки ей под футболку и вот, ее грудкибыли в моих ладонях. Я продолжал со всей возможной страстью целоватьшею Яны. Ее дыхание стало неровным и прерывистым, она дрожала.

И тут явзял пальцами ее соски, слегка сдавил и покрутил их. О, что это за чудо, соски рожавшей женщины, кормившей грудью. Кое-кому они не нравятся, эти самые некоторые называют такие соски «дверными звонками». Глупцы! Что можетбыть приятнее, чем ощущать под своей рукой затвердевшую плоть женскихсосков, сосков рожавшей замужней женщины? Яна застонала. Совсем тихонько, но я услышал этот ее стон. Мои ласки еегруди активизировались. Я чувствовал, как дрожали и слегка подгибалисьее ноги. Она оперлась обеими руками на стол, и когда ноги в очереднойраз чуть не подвели ее, слегка наклонилась вперед, мягко воткнувшисьсвоей роскошной попкой в меня. В мой эрегированный до каменногосостояния член. Яна развернулась. Что это было за зрелище! Она стояла передо мной втусклом лунном свете в задранной чуть не до подбородка футболке, соскиее грудок торчали не хуже моего члена, а блеск в ее глазах был простосумасшедшим. «Что мы делаем?» - спросила она. Я не ответил. Наши губы сомкнулись впоцелуе. Давно я так не целовался. И уж тем более от скромницы Яны ятакого не ожидал: целовалась она со страстным неистовством по ушивлюбленной школьницы, получившей, наконец-то доступ к объекту своихмечтаний. У меня закружилась голова, я обнял ее и крепко прижал к себе. Моя правая рука соскользнула с Янкиной талии и оказалась на ее попке. Она снова напряглась, но секундой позже снова расслабилась, крепчеобняв меня. Моя язык гулял по ее рту, сталкивался с ее языком, исследовал ее губы. Ее язычок также время от времени проникал мне врот. Мы сосали губы друг друга, языками ласкали языки. А в это время ямял ее попку и медленно поднимал юбку. Яна постанывала от возбуждения. И вот, наконец, мои пальцы коснулись ее трусиков. Яна резко ипрерывисто вздохнула. В тот же момент мои руки оказались под еетрусиками на нежной коже ягодиц. Я прижал Яну к стене и с еще большейстрастью впился в ее губы. Она ответила тем же. Она высокая, почти с меня ростом, поэтому мне не приходилосьпригибаться, чтобы ласкать ее попку. И очень скоро я осторожнодотронулся пальцем до звездочки ее ануса. Ее ноги снова ослабели, и онаслегка присела, позволив мне еще откровенней проникнуть в еепромежность. Я слегка наклонился, целуя ее в шею и тут почувствовал подсвоими пальцами все глубже пробирающимися под трусики Яны мягкиеволосики и влажные губки. Где-то совсем рядом скрывалась дырочка еевлагалища. Я почувствовал, насколько мокрой она была: капельки влаги, намочивтрусики, текли по ее бедрам. Я не выдержал. Я резко повернул ее инаклонил вперед. Яна оперлась руками о стол. Одним движением стянувтрусики с ее попки, я потянул их вниз, опустив до самого пола. Янаосвободила из них одну ногу. Сорвав с себя шорты я, проведя пару разчленом по истекающей от желания Яниной киске, я ввел его внутрь. До Яны в это момент стало в полной мере доходить, что же она делает. Нобыло уже поздно. Стыд боролся в ней с желанием, врожденная скромность смгновенным приступом похоти. Я, активно действуя тазом наклонился к ней и прижался всем телом, послечего аккуратно дотронулся до ее клитора. В этот момент какие бы то нибыло сомнения окончательно оставили Яну. Она шире расставила ноги ислегка опустила попку, позволяя мне все глубже проникать во влагалище. Я выпрямился и крепче взял ее зазад. Потом несколько раз сильно шлепнулее. Яна застонала и почти упала грудью на стол. Ее тело билось вконвульсиях оргазма. Я не останавливался, все сильнее и глубже всаживаяв нее свое оружие. Наконец ей удалось соскользнуть с моего члена. Она, обессилев, опустилась на пол. Судороги оргазма продолжали сотрясать ее. Мой членпребывал в боевом положении, глядя ей в лицо. Яна протянула руку ивзялась за него. Я взял ее за волосы и легонько потянул в направлениисвоего члена. «Давай, поцелуй его!», сказал я. Очень осторожно Яначмокнула мою мокрую красную головку. После чего, осмелев, несколько разоблизнула его. Потом, видимо решив про себя что-то типа, гулять, такгулять, закрыв глаза, взяла головку моего члена в рот. Может до того момента сосать ей доводилось не так уж часто, нополучалось это у нее отменно. Не каждая опытная минетчица могла с нейсравниться в этом. Ее язычок порхал по моей головке, голова двигаласьтуда-сюда, массируя член упругими губами, а правая рука ласкала егооснование в такт движениям головы. Тут не выдержал и я: внизу животастала нарастать горячая волна, выплеснувшаяся через несколько мгновенийструей густой спермы ей в рот. Сглотнув, Яна подняла лицо и посмотрела на меня. По ее подбородкустекало несколько струек спермы, а губы блестели, покрытые моейсеменной жидкостью. Яна облизнулась, отправив в рот сперму, покрывавшуюее губы. Картина эта непередаваемо меня возбудила: шутка ли, это ведьта самая целомудренная Яна, которая всегда являлась образцомскромности! Мой член вновь начал подниматься. Яна с испугом наблюдалаза его метаморфозами. Я взял ее за руку и чуть не насильно повел в комнату, где собиралсяспать сам. Она безмолвно следовала за мной. Я включил свет и толкнул еена тихонько скрипнувшую кровать. Яна легла передо мной, широкораздвинув ноги. Под моим взглядом, жадно блуждающим по ее телу, еесоски вновь затвердели и теперь смотрели вверх, венчая маленькиехолмики грудок. Я опустил взгляд ниже на холмик черных волос на еелобке. Ноги Яны самопроизвольно согнулись в коленях, раздвинувшись ещебольше и открыв тем самым еще не успевшую высохнуть промежность. Еекиска была очень красивой. Она вызывала во мне такую волну желания, такую похоть, что хотелось назвать ее, просто-таки, Пиздой. Какая жеэто киска: мокрая похотливая Пизда взрослой рожавшей женщины, котораяснова хочет меня. «У тебя классная пизда!», просипел я. Яна, будто не услышав, ответила, раздвинув руками губы своей вагины и открыв мне все прелести своейпизды: «Возьми меня!» Я не заставил себя долго ждать. Мой член уже был в ней. Она обняла меняногами за талию, а после подняла их и уложила мне на плечи. При каждоммоем движении она повторяла: «Да… да… да…». Тут я оценил преимуществорожавших женщин перед не рожавшими. Я никогда не жаловался на величинусобственного члена и, случалось, даже делал своим любовницам больно, врезаясь головкой в матку. Здесь же, как бы сильно и глубоко я невсаживал в нее член, она только громче стонала от наслаждения, невыражая, какого-либо неудовольствия от болевых ощущений. Это была незабываемая картина: Яна лежала передомной, я держал ее ноги перед собой очень широко раздвинув их, а онаактивно дрочила свой клитор и сквозь стоны я слышал: «Еби, еби меня…Сильнее… Отымей меня… Давай, выеби меня… Я твоя шлюха… Мне нравитсятвой хуй…». Я обалдел. Моя Яна проявляла все новые и новые таланты. Еле успев вынуть член из ее влагалища я вновь кончил. Струя спермыбрызнула ей на живот, несколько капель долетело и до лица. Видя неполную удовлетворенность своей любовницы я опустился на колени иприльнул ртом к ее пизде. Она положила руки мне на голову. Только мойязык успел проникнуть в ее дырочку а потом коснуться клитора, Яна тожекончила. Она сжала ногами мою голову. Ее ноги мелко затряслись. Онаиздала протяжный низкий стон и замерла лежа на кровати, широко раскинувноги. Я смотрел не нее: соблазненную и оттраханную мной женщину, старшую сестру моей жены, похотливую скромницу, целомудреннуюразвратницу, мою Яну. Яна мало помалу «приходила в сознание», осознавая произошедшее. Ееглаза забегали, а на лице отразился испуг и смятение. Она вспоминала, как только что говорила, чтобы я «выебал ее, мою шлюху в ее большуюмокрую пизду», чтобы я «порвал ее похотливую дырку своим хуем» и т. д.,и т. п. Ее лицо сильно покраснело, а когда она наконец-то заметила, чтоя с интересом разглядываю ее промежность, изучая все ее мокрыескладочки, то она стала просто пунцовой. Я улыбнулся и сел к ней рядом. Яна сжала ноги и опять вся напряглась. Я наклонился к ней и нежнопоцеловал в губы, осторожно как бы случайно задев рукой левый сосок. Она вздрогнула, но тут, видимо подумав, что сделанного уже не вернешь, вновь расслабилась и крепко обняла меня, прижав к себе. Весь следующий день прошел в двусмысленных взглядах и незаметных шлепках по ее попке. Мы съездили искупаться. В ходе купания яневзначай, стоя с Янкой рядом по горло в воде запустил руку ей втрусики. Исследовал попку, а потом дотронулся до ануса и стал егослегка массировать, после чего, обняв ее другой рукой и лишив маневра, ввел палец ей в попку. Она слегка пискнула, но потом снова расслабиласьи прижалась ко мне, запустив руку в плавки и взявшись за мойэрегированный член. Почувствовав его твердость она довольно мурлыкнулаи вильнула задом освобождая свой анус от моих цепких объятий. Вечером, только успев уложив Лизу, и дождавшись, когда она уснет. Мыпомчались в мою комнату, скидывая с себя на ходу одежду. Секс в этотраз был еще более бурным чем вчера. Яна снова в полубессознательномсостоянии умоляла меня «выебать ее во все дыры» и т. д., и т. п. Янещадно трахал ее, просто-таки насиловал, крепко прижав к кровати имощно всаживая в ее пизду свой разгоряченный хуй. Я перевернул ее. Яна хотела встать на четвереньки, но я не позволил ейи продолжал ебать ее, лежащую, сзади, тесно прижимаясь к ее попке. Онабыла совершенно беспомощной, лежа подо мной широко раздвинув ноги ислегка отставив попку, чтобы мне было удобнее трахать ее. Я почувствовал, что она близка к оргазму и тут пошел ва-банк. Я приподнялся, крепко взял свой мокрый член в руку и, прислонив его к янкиномуанусу, сильно нажал. Было немного больно, хотя ее попка, как и мойчлен, были густо покрыты смазкой из янкиной пизды. Лишение попкидевственности вещь довольно-таки тяжелая. Яна застонала, крепковцепившись в подушку. «Нет, нет, не надо, мне больно…», услышал я. Нобыло поздно: головка моего члена уже была внутри ее попки. Я медленновводил его все глубже. Мне было жалко ее попку: я видел, как онанапрягается, пропуская внутрь себя мой толстый член. «Не-ет…», сновахныкнула Яна. Но я не слушал ее. Мой хуй к этому времени уже полностьюоказался в ее попке, все-таки она была довольно скользкой. Я сталмедленно двигаться туда-сюда, ощущая, как постепенно расслабляетсясфинктер ее ануса, позволяя мне все с большей амплитудой ебать еепопку. «Больно…», снова захныкала Яна. «Расслабься, малышка!»,посоветовал я ей. Трахал ее в попку я минут десять, показавшихся Янке вечностью. Кончив внее, я пошел на террасу, помыл член и когда вернулся, то обнаружил ее втом же состоянии, лежащей на кровати. Ее анус, покрытый моей спермой, не успел еще полностью закрыться, демонстрируя соблазнительную дырочку, ведущую в недра попки. Яна подняла голову и посмотрела на меня с обиженным измученным видом. Она образно сравнила лишение попки девственности с родами, но япообещал ей, что она не пожалеет о случившемся и вскоре научитсяполучать от анального секса едва ли не большее удовольствие, чем отобычного вагинального. На следующий день, с самого утра, отправив Лизку играть с соседскойдевчонкой мы вновь с интересом стали посматривать друг на друга. Янкинапопка до сих пор болела после моего вчерашнего над ней издевательства. И тем не менее мое основное внимание было обращено именно на нее. Янапопыталась урезонить меня, но я убедил ее, что если сейчас времяупустить, то в следующий раз так же больно будет и все ее вчерашниемучения будут бессмысленными. Горестно вздохнув, Яна согласилась. Мы забрались на второй этаж, чтобы незаметно подобраться к нам былонельзя. Яна сняла трусики и, задрав юбку, наклонилась, оперевшись окровать. Я встал на колени и поцеловал ее между ног в уже раскрывшуюсявлажную пизду, лизнул клитор, стал щекотать языком анус. От стольоткровенных и непривычных для нее ласк Янка быстро намокла. Ее ножкипривычно задрожали, сообщая о готовности отдаться мне. Мой член легко вошел в ее мокрую горячую пизду. Яна выгнулась изастонала. Я стал все быстрее и сильнее вонзать в ее плоть свое толстоеорудие. Она стонала, дрожала и просила меня продолжать. При чемконкретизируя, что и как именно продолжать. Это возбуждало. Я раздвинул ее попку и стал массировать пальцем анус. Потом облизнулбольшой палец и медленно ввел его внутрь янкиной попки. Она пискнула, но мои усилившиеся фрикции опять заставили ее упасть головой на кроватьи самозабвенно застонать. Наконец пришла очередь ее попки. Когда головка моего члена прикоснуласьк ее анусу, Яна вся напряглась, предчувствуя новую экзекуцию, сроднивчерашней. Однако, член вошел в нее на удивление легко, хотя и причинилей определенную порцию боли. Яна попросила меня некоторое время недвигаться и дать ей возможность привыкнуть к «инородному телу» у себя взаднице. Через пару минут боль почти ушла и Янка санкционировалаочередной анальный трах. Спустя еще несколько минут она с удивлениемзаметила, что ничего себе так, довольно приятно, хотя и немного больнои, вообще, ей нравится наш разврат, она получает удовольствие только оттого, что является моей тайной похотливой шлюшкой. Ее пальцы в этовремя активно дрочили похлюпывающую мокрую от возбуждения пизду ищекотали клитор. Я кончил и некоторое время стоял не вынимая члена изее зада, давая сперме стечь внутрь. Янка снялась с моего кола, села на кровати и заявила: «Хм, а мнепонравилось, надо будет попробовать еще!». А потом, немного подумав, добавила «Я тебя хочу!». Но, видя мою полную опустошенность, не сталанастаивать, а просто взяла меня за член, подтянула к себе и стала егососать, прямо такой, какой он был: грязный, только что вынутый из еезада. Я почувствовал, как новая волна возбуждения заполняетпослеоргазменную пустоту. Член вновь напрягся. Я почувствовал, чтоянкины руки вновь дрожат. Она откинулась на кровать, раздвинула ноги исказала: «Возьми меня! Выеби куда хочешь!». Я поднял ее сжатые вместе ноги и держа их перед собой ввел член ейпизду. Ее довольно широкое разорванное родами влагалище сжалось вокругмоего члена. Яна застонала сильнее прежнего. Несколько минут спустя, она попросила меня: «Теперь войди ниже!». Конечно ввиду имелась попка. Член легко преодолел преграду ануса. Янкины ноги лежали у меня наплечах. Она вновь массировала свой клитор и на глазах «теряла сознание»снова уплывая в глубины кайфа. «Трахни мой анус… Отымей мою прямуюкишку… Возьми мой задний проход… Выеби мои кишки…», стонала она, совершенно утратив связь с той рафинированно интеллигентной женщиной иобразцом скромности, который все привыкли видеть в ее лице иокончательно превратившись в мою похотливую шлюху. Неожиданно она почти закричала: «А-а-а-а! Давай, давай, давай! Неостанавливайся!». Ее пальцы замелькали на клиторе, а частоту моихдвижений можно было сравнить, разве что с действиями швейной машинки. Все ее тело напряглось, выгнулось дугой, а потом она буквально упала накровать, полностью расслабившись и позволив мне вновь через минутудостичь верха блаженства. Я, в полном изнеможении лег на нее. Яна обняла меня и зашептала в ухо:«Я твоя, ты можешь брать меня, когда тебе захочется, можешь делать сомной, все, что захочешь!». В тот же вечер я уехал. Добравшись до дому, только успев сходить в душя, еще не отойдя от трехдневного секса, я устроил с Ленкой настоящуюоргию: все как положено с черным бельем, связыванием, плеткой, изнасилованием и спусканием в рот. Но все это было не то. Не хваталопопки Яны, ее похотливого ануса, доставившего мне столько удовольствияв эти выходные.

Поделиться:

Еще интересные материалы: