Чуток блаженства

Чуток блаженства

Мне всегда нравилось вводить в свой анус разные предметы. Когда мнебыло 12 лет, я впервые попробовал проникнуть в свою попку пальчиком. Потом были корпуса от шариковых ручек, карандаши и ручки зубных щёток, потом свечи и рукоятки инструментов. Больше всего мне нравилосьиспытывать чувство лёгкой боли, когда твой анус расширяется и медленновпускает в себя толстый предмет. Я долго пытался ввести в свою попкучеренок от лопаты, но это никак у меня не получалось. И не смотря на то, что я очень хотел ощутить его в своём анусе, онникак не хотел принимать такой размер, пока я не придумал, как этосделать. Как обычно, оставшись один дома, а решил помучать чуток своюпопку, и нашёл для этого подходящий идеальный предмет - овощная полкахолодильника была завалена огурцами разных размеров. Для начала явыбрал самый тоненький, но даже он был вполне велик для моеймальчишеской попки. Обильно смазав свою дырочку маслом, я попробовалввести его внутрь. Кольцо сфинктера плотно обхватило его со всехсторон, приятно зудя от напряжения.

Холодный огурчик в попке - этовосхитительно! Когда моя дырочка немного привыкла к такому состоянию, принялсярастягивать её дальше. Я вращал огурчик рукой, раскачивая его в разныестороны, и ещё больше растягивая свой анус. Скоро моя попка захотелабольшего, и я выбрал огурец покрупнее. Этот я не смог засунуть в себя спервого раза. Я максимально расслабил сфинктер, и медленно, миллиметрза миллиметром, ввёл огурец на всю глубину, какую позволяла моя попка.

Ах, это больно и сладко! Твой анус горит от напряжения, малейшеедвижение откликается эхом в изученной попке. Это мне и надо. Я же хотел сегодня её немного помучать! Осторожнопридерживая огурец рукой, я наклонился вперёд. Анус отозвался новойвспышкой жжения.

Хочется немедленно достать огурец из попки и свободновздохнуть, но я не буду этого делать. Вместо этого я разогнулся, инесмотря вспышки боли в растянутом сфинктере осторожно прошёлся поквартире. Попка немного привыкала к тому, что заткнули таким большимогурцом, и я даже мог себе позволить немного пошевелить его. Потом мне в голову пришла восхитительная мысль, вот так вот согурцом в попе принять душ, а это ещё как минимум 5 минут наслаждения исладкой боли которая доставляла несказаное удовольствие. Чтобы огурец не выскальзывал из ануса, я привязал еготесёмками к бёдрам - теперь можно не придерживать его руками. Дрожа отвозбуждения я отправился в душ, ежесекундно ощущая, как пульсируетрастянутый сфинктер. Я не мог долго принимать душ - моя попа ныла отсладкой боли. Не в силах больше терпеть, я вытащил огурец и немногорасслабился. Да, моя попка сегодня молодец - впустила в себя такуюштуковину и терпела её несколько минут. Анус мой успокоился и я снова захотел заполнить его огурцом. На этотраз огурец вошёл в меня легко, по-прежнему сильно распирая отверстиевхода. Я решил, что анус сможет выдержать ещё несколько минут, и сновапривязал огурец тесьмой. Теперь можно было начинать готовиться кглавному. Я достал черенок от лопаты и долго с возбуждением егорассматривал, пытаясь представить, что я буду чувствовать, когда мойанус поглотит его. Для моей детской попки черенок был действительнотолстый, но я решил во что бы то ни стало надеть себя на него в этотраз. Не вынимая огурца, я приступил к приготовлениям. Натянул на черенокпрезерватив и обильно смазал его маслом. Достал надувной матрац инакачал в него воздух. Можно было освобождать свою попу от огурца. Сфинктер растянулся достаточно, чтобы не реагировать вспышками остройболи на каждое моё движение, и я ещё немного покачал огурец в разныестороны, перед тем, как его достать. Наконец-то моя попка освободилась, но не надолго и как раз для того, чтобы принять, наконец, в себя ещё более толстый предмет. Я дал своейпопке немного отдохнуть и принялся за дело. Немного отодвинув кровать, стоящую вплотную к стене, я поставилтуда черенок. Его длина стала такой, что он вошёл бы в мой ануссантиметров на 20, если бы я стоял ногами на кровати. Я подложил себепод ноги свёрнутый вчетверо надувной матрац, встал на него и аккуратнопристроил черенок к своему отверстию. Он жестко упирался в мой анус, слегка расширяя его. Ещё никогда моя попка не была так растянута. Ещёникогда предмет такой толщины не входил в меня. От возбуждения у меняперехватило дыхание, я жаждал, чтобы этот толстый цилиндр вошёл в меня, даже не смотря на сильную боль. Я потянул за нить и вытащил пробку, затыкавшую матрац... Воздух со свистом вылетал из матраца. Он медленно сдувался, опускаяменя на кол. Черенок все твёрже упирался в мой анус, расширяя его всёсильнее и сильнее. Я глубоко дышал, и пытался расслабить сфинктер. Черенок медленно открывал ворота моего ануса, вползая внутрь. Приятныйзуд в попе медленно нарастал. Вот, наконец, знакомое ощущение, когдавход в анус растянулся примерно до размеров большого огурца, ипродолжал растягиваться дальше. Боль в попе постепенно усиливалась, и, наконец, дошла до той точки, когда я обычно, не в силах её терпеть, прекращал попытки надеть себя на черенок. Я невольно стал подниматьсяна цыпочки, а матрац между тем всё продолжал сдуваться. Наконец, ядостиг момента, когда даже полностью встав на цыпочки, начал медленноопускаться на черенок. Его сферический конец начал неумолимо раздвигатьмой сфинктер, а боль в расширяемом анусе стала настолько сильной, что яневольно застонал. Мой член торчал, как столб и я, чтобы хоть немного заглушить боль, начал мастурбировать медленно и нежно. Небольшие покачивания заставляли черенокпроникать в меня ещё больше. Я больше не мог этого терпеть! Я, стоя нацыпочках, уже весь вытянулся в струнку. У меня не хватало роста чтобыслезть с черенка, а боль в попе была просто невыносимой. Я отчаянномастурбировал, ожидая момента, когда же черенок, наконец станет в менявходить. А он, ещё только раздвигал мой сфинктер. Какой же он толстый, это просто кошмар! Мой анус пылал огнём, я стонал от боли и изо всех сил пыталсярасслабить сфинктер, как вдруг почувствовал, что что-то огромное сталомедленно вползать в мой анус. Из глаз покатились слёзы. О, это былоневыносимо больно и приятно! Моя разрываемая на части попка принимала всебя черенок! Он медленно-медленно входил в меня, причиняя жгучую боль. О, я этого не вынесу! Матрац ещё не сдулся даже на половину, а мояпопка уже полыхала как от жгучего перца. Я больше не мог думать ни очём, только моя бедная попка и толстый черенок, заполняющий её всю. Сколько я продолжал опускаться я не помню: минуту, может быть двеили пять. Всё это время я мастурбировал и стонал от боли, пока, наконец, кончики моих пальцев не коснулись поверхности кровати сквозьсдувающийся матрац. Совершенно обессиленный, я пытался хоть как-топриподняться над кроватью, но попа моя была прочно посажена на черенок. Я не знаю, как ещё описать это чувство, но наверное я испытывал что-то, похожее на оргазм. Приступы боли сменялись приступами эйфории. Ячувствовал себя почти проткнутым с невыносимым жжением в анусе, но приэтом я задыхался от возбуждения, при одной только мысли, что я сампосадил себя на кол и стою на собственной кровати с толстым черенком ванусе и жгучей болью, превратившей меня в сгусток блаженства...

Поделиться:

Еще интересные материалы: