Желанная

Желанная

День тот тянулся невероятно медленно и тягуче. Стрелки часов, казалось, остановились перед окнами его души глазами и, заглядывая в сердце, любопытно искали малейшие признаки нетерпения, и желания выпустить на свободу всю свою обезумевшую страсть! Не раз в течение беспокойной, бессонной ночи он тайком, крадучись, выходил из квартиры и шёл к той скамейке, где вчера была ОНА. Её там не было. Но он присаживался на край скамейки и едва касаясь, кончиками пальцев нежно гладил зелённые доски той скамьи. В прохладном её блеске он и теперь чувствовал тепло её тела. Согревшись этим теплом снова уходил домой, и подолгу курил на балконе. Снова заходил в спальню, ложился в постель, и заставлял себя уснуть. Но сон не шёл и он, устав бороться с явью просто смотрел невидящим взглядом на верхушку сосны за окном. Уже забрезжил рассвет когда он, сломлённый усталостью уснул беспокойным сном. В какой то момент стёрлась грань между реальностью и видением: он снова встал с постели и вышел в зал. Сейчас он даже уже не утруждал себя тем, что бы определиться: реальность это или сон; он был поглощён мыслями о предстоящей встрече.

В том, что сейчас эта встреча состоится он не сомневался. Поэтому он волновался и нервничал! И снова он крадучись, словно вор, шёл между рядами тёмных коробок многоэтажек к тому месту в парке, к той скамейке. Ещё один поворот и вот она...скамейка. Скамейка пуста. Её там нет... Он присел, закурил. Долго смотрел в чернь неба, медленно гладя рукой скамью. Тёплый ветерок прокравшись за ворот рубахи ласкал шею, грудь напоминая нежность её рук. Закрыв глаза он медленно провёл пальцем по щеке. Так вчера делала ОНА... Сладкая истома, горячим мёдом заполонила сердце мешая дышать! Он реально почувствовал тепло её груди и ласковое, влекущее с неудержимой силой, щекотанье нежной ладони. Вчера она была так обворожительна и прекрасна в своей пугающей и заводящей решимости переступить черту дозволенного! В глазах её, на фоне тёмного горизонта поверженного страха блестела искринка сумасшедшего «Хочу!» Вдруг, он даже не услышал, а почувствовал что она здесь рядом с ним! Боясь убедиться в обратном, он не открыл глаза, а только протянув руку прошептал: «Это ты?» Ответом ему было лёгкое веяние... её духов и опалившее сердце нежное прикосновение к его щеке. Теперь не могло быть сомнений что это она! Она пришла!!! Он не открыл глаза, а лишь протянув руку искал её. Ладонь остановилась на мягком и тёплом её животе сокрытом пока в элегантной блузке. Ни говоря ни слова и по прежнему не открывая глаз он встал, обнял ладонями её горячее лицо, привлёк его к себе, осторожно положил себе на грудь. Она податливо прильнула щекой к его сердцу и замерла. Казалось она была умиротворённо спокойна, и только вздымающаяся всё чаще и выше грудь говорила о надвигающейся буре страсти. Он коснулся губами её волос и заскользил ладонью по лицу. Нежные изгибы её бровей... носа... пленительно влажные, тёплые губы... Всё в этот миг источало безумное желание принадлежать ему. Здесь, на этом месте в эту минуту! Он почувствовал это всеми фибрами своей души! Понял что сейчас это будет! Оставив в покое её лицо и губы он трясущейся рукой расстегнул две пуговицы её блузки. Она захлебнувшись страстным вздохом задержала дыхание и прильнула белой, упругой грудью к его губам. Затвердевший розовый сосок щекотал его губы, нежно и настойчиво просился в рот. А потом губы его, покусывая её нежную плоть опускались всё ниже и ниже, туда, к вершине наслаждения. Она застонав в сладкой истоме сама расстегнула слабеющими руками молнию на брюках, и взяв в ладони его голову повлекла её по животу вниз: «Да, да!!! Я хочу! Сегодня можно! Сегодня всё можно!» шептала она горячё, едва уже владея собой... Когда его губы дошли до края трусиков он замер на мгновение, поднял голову. Она закрыв блаженно глаза до бела закусила губу и ждала. По телу его прошла лёгкая волна дрожи – явный признак приближающегося торнадо. Он замер на мгновение, нежно но властно сжал её бёдра. Опустившись перед нею на колнени, он смотрел на неё и медленно опускал к коленям её брюки. Слепящие белизной трусики остались единственной преградой на пути к блаженству. Порывисто дыша словно распалённый во время корриды бык, он медленно просунул руки за податливую резинку и вдруг с силой рванул белоснежный шёлк по сторонам. Она вскрикнув, дёрнулась всем телом и ещё крепче вцепилась пальцами в его волосы застонала в экстазе. Потом вдруг всё сильнее и сильнее сжимая ладонями его голову стала оседать. Он увидел как в синеватом отсвете фонаря предательски поползла по ноге и заблестела впитавшись в шёлк остатков трусиков... бледная слеза!!! Он подхватил её крепкими руками и поднял перед собою. Она искала пьяным взглядом его глаза и облизывала пересохшие губы. Осторожно присев на скамью он продолжал держать её на своих руках. Она всё ещё постанывая выгибалась в его руках и судорожно сжимала обнажённые бёдра. Глядя обезумевшим взглядом на белоснежную податливую и такую доступную теперь плоть - он задыхался! Проснувшийся внизу живота вулкан клокотал рвущейся наружу безумной силой. Кружилась голова, и сладкий туман постепенно застилал глаза. Он откинул назад голову и почувствовал нежное щекотанье веточки черёмухи. Ветерок едва заметно шевеля нежные листья куста шептал улыбаясь: « Да, можно... Дай ей себя! Всего! Теперь! Сейчас всё твоё уже не принадлежит тебе!!!» Но он уже не слышал ничего. Медленно опустив её на свои колени он прижал к себе. Губы его нашли её полуоткрытый в экстазе рот, а свободная рука заскользила по липкому бархату тёмного треугольника. Встретившись с нежностью розы пальцы не остановились. Они словно руки заботливого садовника ласкали лепестки розы, нежно и настойчиво углубляясь в лоно её. Горячая, мягкая бездна едва заметно пульсируя то обнимала нежн ую твердь пальца, то едва касалась его, лишь грея колдовским теплом и звала, звала дальше, глубже в своё царство. Её губы обняв его рот теперь тоже пытались завладеть им. Поймав языком кончик его языка она щекотала его всё теснее прижимаясь грудью к его оголённой руке. Нежно ведя рукой по его лицу она не мигая смотрела в его глаза. Вдруг встав с его колен, она потянулась к его поясному ремню, привлекла его к себе. В глазах её было выражение граничащей с безумием решимости! Торопливо освободившись от давно уже спавших до щиколоток брюк и обрывков трусиков, она стояла теперь перед ним в одной блузке. Заметив его взгляд остановившийся на его груди она быстрым движением сорвала с себя и блузку. Он порывисто дыша протянул руку к её вздымающейся груди и накрыв тёплый комок шершавой, крепкой ладонью стал нежно ласкать розовый сосок. Она увернувшись от его рук опустилась перед ним на корточки и рванула пряжку ремня. Сорвав брюки и плавки она секунду смотрела на ошалевшую его плоть, потом медленно обняла каменную твердь горячими губами. Язык её щекотал самые чувствительные места распалённого страстью эдельвейса, а губы схватив его, нежно и властно сводили с ума с каждой секундой приближая взрыв! Его руки впившись пальцами в гущу соломенного цвета волос безвольно двигались в такт размеренным движениям её головы. Ещё движение, ещё... ещё!!! И уже следующее прикосновение её волос к загорелому его животу было апогеем. Содрогнув всё его тело – горячая волна согрела нежным теплом её рот. Она замерла наслаждаясь вздрагиванием напрягшегося в её рту безумия и только когда цунами уже потерял недавнюю свою силу - сглотнула. Пальцы, впившиеся в её волосы ослабли и превратившись в распахнутую ладонь нежно легли на её лицо. Неописуемое блаженство заполнило её до краёв, дурманило рассудок и снова раздувало огонь похоти. Она встала. Взяв его руку и нежно раздавила ею свою грудь. Заглянув в его пьяные глаза она обожгла его лицо горячим дыханием: -Я хочу тебя!!! Иди ко мне!!! Её голые ноги лаская нежностью касались его снова маня и заколдовывая. Он привлёк её к себе и нежно прижал к волосатой груди. Она послушно положила голову ему на грудь, а рука её бессовестно безумствовала нежностью между его мускулистых ног. Его нога оказалась между её ног и он снова почувствовал как неудержимо растёт напряжение во всём теле и как издалека возвращается лёгкий гул в ушах. Закинув её ослабевшие руки на свои плечи поднял её на руки так что теперь дурманящий пушистый котёнок ласково щекотал его пупок. Она крепко-крепко обвила его руками и напряглась. Чуть приподнялась и нащупав собою желанное, стала медленно опускаться, ввергая его в бушующую пучину страсти. Достигнув её глубины он замер. Не хотелось ни малейшим движением спугнуть мгновение счастья. Но она решительно глядя в его глаза стала снова медленно подниматься сжимая руками его шею. Потом, словно столкнув его в пленительную пропасть, опускалась, даря ему ощущение невесомости, ощущение полёта! То нежно целуя то безжалостно душа его плоть пленительной глубиною она смотрела в его глаза и молчала. Он судорожно гладил руками её ягодицы, и то и дело норовил поймать языком её грудь. Она то игриво уворачивалась от ласкового шалунишки, то сама приподнявшись, касалась грудью его языка. Он придерживая её за спину одной рукой, другой гладил её лицо пытаясь смахнуть со лба прядь волос. Выражение её лица вдруг стало меняться. Она напрягшись, крепко обняла его за шею. Взлёт, медленное падение, снова взлёт и снова бездна... Он почувствовал это вместе с нею. Взлетев последний раз, она изо всех сил опустилась и прижалась к нему! Снова закусила губу и душила его объятием! Едва слышно заклокотала в оргазме её напрягшаяся плоть и тишину ночи встряхнул прорвавшийся сквозь сжатые зубы сдавленный крик! Он застонал и обессилено опустился на скамейку не выпуская её слабеющее тело из своих рук. Тело её сотрясалось волнами экстаза. Плоть её судорожно сжималась, а когда снова теряла силу - могла лишь нежно обнимать слабеющий горячий вулкан, одаривший её неописуемым наслаждением. Луна выглянув из-за верхушек сосен любопытно всматривалась в лица людей освещая их алюминиевым, холодным светом. Два лица слившись в страстном поцелуе замерли. Замерло движение планет, остановилось время. Весь мир принадлежал в эти секунды только им двоим. Им теперь не было дела до того, что уже давно поредела чернь ночи и птичий хор оглушая кричал о рождении нового дня! Они были вместе. Они были единым целым организмом, единым сгустком страсти и нежности. Он едва прикасаясь гладил рукой её спину, руки. Осторожно, словно боясь обжечься целовал её губы подбородок, снова губы, глаза, шею, грудь. Он вздрогнул когда она чуть отпрянув от него заглянула в его глаза: -Мне пора... -Не уходи, прошептал он умоляюще глядя на неё, - останься... -Мне пора... повторила она очаровательно улыбаясь, - но я вернусь к тебе... ты только жди... Он в отчаянии закрыл глаза и потянулся погладить её по ноге, обвившей его спину, но почувствовал только грубую ткань своих джинсов. Вздрогнув от неожиданности открыл глаза! Парк, та самая скамейка, оглушающий грохот утреннего птичьего хора и холодный блеск отполированной скамейки под его рукой. Невероятная боль обожгла его сознание! Это был сон! Мираж... Видение, которое исчезло с первыми проблесками рассвета!!! Её нет и не было рядом со мною! Это была лишь сказка... Он тяжело поднялся, и понуро опустив голову побрёл в сторону просыпающихся домов. Он должен был считаться с реальностью. Реальность звала его прожить ещё один безрадостный, унылый, похожий один на другой день жизни закоренелого холостяка.

Поделиться:

Еще интересные материалы: