Как нереальный сон

Как нереальный сон

Из гостей мы вышли пол второго ночи. Была ранняя весна. Такси мы решили не вызывать и стали ловить частника. Обычно в Москве это не проблема, но около двух часов ночи машин на улице почти не было. Простояв около двадцати минут, мы стали жалеть о нашем желании, сэкономить. Приуныв, я предложил вернуться и все-таки вызвать такси, но жена в пьяном энтузиазме ничего не хотела слушать, и слегка пошатываясь и пританцовывая, продолжала голосовать всем машинам. Наконец перед нами притормозила не новая волга.

Ребят, вам куда? - поинтересовался сидящий рядом с водителем мужчина. Заглянув в машину, я увидел, что и сзади тоже сидит парень. Да мы, наверное, не влезем – нерешительно проговорил я, собираясь от них отделаться. Да почему же, на заднем сидении двое нормально поместятся – доброжелательно ответил мужчина. Я видел, что жена замерзла и была готова ехать хоть на крыше автобуса. Она зябко подергивала плечами и переступала с ноги на ногу ожидая только когда ее пригласят в машину.

Хорошо, - кивнул я - нам в Сокольники – если что я, покажу. Командир, - обратился ко мне тот, кто сидел рядом с водителем - ты садись на мое место, будешь дорогу ему объяснять, а я назад сяду – и, не дожидаясь моего ответа, он быстро вышел из машины, уступая мне место. Я, было, хотел возразить, но моя жена уже забралась на заднее сиденье, и мужчина стал садиться следом за ней. В конце концов, чего выделываться подумал я, и сел рядом с водителем. Машина резко тронулась, и мы поехали по пустынным ночным улицам. В машине не громко играла музыка и хорошо работала печка. За окном мелькал пустой и холодный город. Меня стало немного клонить ко сну. Выпитое давало знать. Жена же напротив оттаяла и громко смеялась на любой анекдот, который ей в пол голоса рассказывали на заднем сидении.

Как выяснилось, наши случайные попутчики были не москвичи. Ребята приехали из Орла на заработки. Двое работали строителями, а один уже пол года на своей волге. машине быстро стало жарко, печка работала хорошо. Я повернулся назад, желая спросить супругу, не выключить ли печку.

Но Ира уже расстегнула свое пальто и немного покрасневшая от выпитого за вечер спиртного и теплого салона опять неприлично громко засмеялась. Я не стал ничего говорить. Оборачиваясь, я невольно уронил свой взгляд на ее ноги. Так как она сидела в центре заднего сидения, ей пришлось слегка их раздвинуть (по центру машины над полом, что-то выступает). Ее короткая черная юбка, которая и в обычном состоянии много выше колен сейчас задралась так, что с моего места были видны ее черные трусики. Ее немного полные ляжки были обнажены и вызывающе блестели в свете мелькающих фонарей лайкрой новых колготок. Ведет себя как блядь, пронеслось у меня в голове.

Не ужели не понимает, я пытался встретиться с ней взглядом, но она то ли нарочно, толи просто по пьяни смотрела как будто сквозь меня. Я видел, что мужики на заднем сидении беззастенчиво пожирают глазами ее ноги, и более того, стараются сделать так, чтобы юбка задралась еще больше, как бы ненароком задевая ее. Было видно, что Ире нравилось их внимание и ее нимало не смущало, что двое ребят уже минут тридцать под разными предлогами терли и терлись об нее с разных сторон. Не поворачиваясь назад, я беспокойно следил за происходящим на зеркале заднего вида. Кокетничая то с одним, то с другим парнем, жена за счет мелких ерзаний до конца подсобрала юбку, и теперь, и с места водителя в свете проезжающих встречных машин были видны и ее голые ноги и трусики. Вместе с незнакомыми мне мужиками я со странным возбуждением молча пялился на голые ляжки своей жены и ничего не предпринимал. Ссылаясь на холодную погоду и на теплую кампанию, один из ребят предложил выпить. Предложение было поддержано вторым парнем и моей разошедшейся женой. На заднем сидении появилась бутылка какого-то дешевого вина и пластиковые стаканчики. Я пить отказался. Сначала они выпили за знакомство, потом за единственную даму, потом за всех мужиков, потом за то, что отличает настоящего мужика от не нестоящего, потом за ноги и грудь... Ира негромко вскрикнула и пьяно засмеялась. Я беспокойно обернулся. Она сидела уже без пальто и неуверенными движениями то ли пыталась удержать руку одного из парней, то ли наоборот, куда то ее направить. Один из ребят в шутку подтолкнул жену под локоть и заставил ее опрокинуть на себя стаканчик с вином. Теперь Ира глупо заливаясь смехом, сидела с большим красным пятном на своей белой полупрозрачной блузке, а один из ребят пытался его вытереть. Причем его помощь больше походила на растирание пятна по блузке, или если быть точным, то в наглаживании сисек моей благоверной. Наверное, она понимала что происходит, но не сопротивлялась. Я почувствовал, что начинаю терять контроль над ситуацией. - Ира, запахнись! Жена замолчала и удивленно посмотрела на меня. Набрось пальто, а то сидишь, как ... - я не стал договаривать. - Как хочу, так и сижу, - наигранно обиженно проговорила жена, и кокетливо оправила юбку. Накидывая полы пальто на голые колени, она продолжала демонстрировать нам свои ноги. Я отвернулся. Сзади, на какое то время стало тихо. Юра, так звали водителя, обернулся назад и о чем-то не громко переговорил с ребятами. Обернувшись, он сделал музыку погромче. На кассете играла Mylene Farmer. Сзади началось какое-то перешептывание и мелкое ерзанье. Стали раздаваться сдавленные смешки. Ира продолжала флиртовать. Шебуршание сзади усилилось. – Ну, Миша, не надо, не надо, - голос жены был одновременно и жалобный и кокетливый. Я обернулся и обомлел. Первое что я увидел, это руки Миши. Левой рукой он удерживал Иру сзади за волосы, а другой рукой расстегнув ей блузку мял груди. Лифчик был уже приспущен вниз, и обе груди с неестественно набухшими сосками возбужденно топорщились над ее белой блузкой. Миша, бормоча какие то непристойности то, сжимал ее груди в своей ладони, то, оттягивал пальцами их за соски. В следующее мгновение мой взгляд как притянутый магнитом упал вниз. Ноги жены были раздвинуты, насколько это позволяло пространство между ребятами. Второй парень держал Иру за запястье и пытался стянуть с нее колготки. Ира слабо сопротивлялась. Несколько секунд она пыталась плотней сжать ноги, но когда подключился Миша, и запустил ей между ног свою руку, Ира сдалась… Михаил грубо раздвинул ей ноги и разорвал колготки возле пизды. Стали отчетливо видны черные стринги. Не в силах шевельнуться я продолжал молча смотреть. Ребята быстро уложили Иру на заднем сидении на спину и раздвинули ей ноги. Ира уже не сопротивлялась. Миша аккуратно, и не спеша, спустил вниз рваные колготки и стал гладить промежность моей жены. Его рука то забиралась ей под трусики, то грубо тискала ее за ляжки. - Не наадоо, - одновременно и жалобно, и возбужденно пролепетала она. Я с трудом оторвал взгляд от пизды жены. Руки Иры были уже свободны. Ее никто не держал. Глаза ее были слегка прикрыты. Мою жену насилуют. В висках у меня стучало. В ногах и руках, появилась какая та неестественная слабость. Я с трудом соображал. У меня выступила легкая испарина на лбу и под носом. В моем представлении изнасилование должно быть с криками, с борьбой, а это было какое-то не такое. Моя жена почти добровольно отдавалась двум совсем незнакомым грязным мужикам, даже не обращаясь ко мне за помощью. Я сидел не в силах шевельнуться, тихо, не пытаясь кричать или как-то помешать происходящему. Наигравшись с ее грудью, Михаил, оставил ее сиськи в покое и стал неловко одной рукой расстегивать свои брюки. Молнию заело. Его вставший член никак не выскакивал. Тем временем другой парень развернул Иру на заднем сидении, так что бы ее раздвинутые ноги оказались с разных сторон Михаила. Своими руками он раздвинул Ире ноги и притянул их немного к себе. Теперь Ира лежала головой у него на ногах, а раздвинутыми ногами к Михаилу, так что всем нам была видна ее бритая киска и дырочка. Все происходило очень тихо, молча, добавляя ощущение нереальности происходящего. Юра остановил машину и тоже смотрел. Михаил немного потрепал Иру за пизду и раздвинул ей губки. Ира застонала. В следующее мгновение парень вставил свой член. Ира не громко вскрикнула. Ой господи, оой, ооой, аах, - она стонала и послушно задвигалась всем своим телом. Музыка кончилась, и было слышно, как член Михаила с хлюпаньем входит и выходит из Иры. Она возбужденно дышала. Было видно, что Михаил вот-вот кончит. Ира то же. – Хочу тебя шлюха! – нарушил тишину стон Михаила, - Хочу тебя, … давай шлюшка, давай, раздвинь еще шире ножки, - Михаил кончал. Ира послушно еще сильнее раздвинула ноги. – Кончил, - выдохнул Михаил и достал разом обмякший член. Из Иры вытекало… Она лежала с закрытыми глазами и прерывисто дышала. Второй парень повернул Иру к себе лицом и достал своего мальчика. Не говоря ни слова, Ира с готовностью взяла мальчика в рот. Я молча наблюдал, как его член то исчезает, то появляется в распахнутом ротике моей жены. Мужик, откинувшись на сиденье и продолжая удерживать голову Ирины, где-то внизу, посмотрел на меня. В его взгляде не было ничего такого, ни вызова, ни враждебности, просто посмотрел. – Ну и сосет, - восхитился он, - как профессионалка… Тем временем Михаил, смачно плюнул себе на руку и стал медленными движениями размазывать слюни у жены по попе. Ира попыталась прикрыть попку рукой, но Михаил без труда поймал ее руку в свою и, справившись со слабым сопротивлением, медленно засунул своего малыша ей в задницу. Теперь Ира стояла на коленях и сразу отдавалась обоим ребятам. Второй кончил быстро и бесшумно. Ира закашлялась. Сперма забрызгала ей лицо, блузку и волосы. Михаил же во второй раз кончать не торопился. Окончательно разорвав колготки жены, он сдвинул ее трусики вбок и, заведя ей одну ногу на подголовник заднего сиденья, двумя руками игрался с ее влагалищем. Распахнутое лоно моей жены было открыто для любых его домоганий. Он то растягивал ее пизденку за губки в разные стороны, то теребил клитор. Облизав пальцы, он, то вводил их внутрь, то вынимал, заставляя Иру каждый раз вздрагивать и постанывать. Поиграв, с пиздой в свое удовольствие он опять принялся натягивать ее в попку. Так продолжалось минут десять. Я был как во сне. Мое оцепенение прервал и знакомый, и незнакомый голос моей жены. – Да, я шлюха, да я хочу так, да, да, да, - Ира, стоя на четвереньках, прогнув спину кончала. Второй парень удерживал ее голову, где-то на уровне пола, а Михаил со всей амплитуды входил в нее сзади. Они с Ирой кончили одновременно… В машине было душно, воздух был спертым. Сильно пахло перегаром, спермой и мужским потом. Водитель Юра открыл центральный замок и вышел из машины. За ним, покачиваясь, вышел Михаил. Они закурили. В машине остался я, моя жена и еще один парень. Он дрочил и сокрушался что поимел шлюшку только один раз. Ира постепенно приходила в себя. Она села на заднее сидение и неловкими пьяными движениями попыталась застегнуть блузку. Пальцы ее не слушались… Ее волосы были растрепаны. Рваные колготки висели, где-то около сапог. Юбка и блузка были сильно измяты и все в сперме. Молчание прервал Михаил. Он уже докурил и, открыв мою дверь, не доброжелательно потребовал: - Забирай свою блядь, мы сейчас поедем в другую сторону. Я, шатаясь, вышел из машины. Михаил, подгоняя, помог выйти моей жене и набросил на нее ее пальто. Ира опустилась на четвереньки и стала блевать. – Имей в виду, голос Михаила обращался ко мне, у меня ее паспорт, и я знаю, где она живет. Не надо никуда обращаться. Ты сам видел, она у тебя блядь, и трахалась как шлюха, и с удовольствием. Я молчал, глядя куда то сквозь Михаила. Оцепенение постепенно проходило. Через минуту их машина скрылась за поворотом. Я сел на корточки. Холодный воздух и стресс сделали свое дело. Я совершенно протрезвел. Ира, похоже, то же. Она села на тротуар, зябко кутаясь в пальто, и молчала. Было неловко. – Пошли, здесь до дома уже недалеко, - Не своим голосом сказал я. Она молча встала и мне медленно пошла рядом со мной. Дома первым делом мы отправились в ванную, где жена сначала отмылась от спермы и подмылась фурацилином. Потом, наполнив ванну горячей водой, мы вместе грелась и пыталась успокоиться. Через час все произошедшее казалось какой-то дурацкой выдумкой или нереальным сном. И только порванные колготки и блузка жены говорили, что все это было.

Поделиться:

Еще интересные материалы: