Скрытый педофил

Скрытый педофил

Здравствуй, уважаемый читатель. Хочу рассказать тебе одну историю, произошедшую со мной несколько месяцев назад. Я-обычный двадцатилетний парень, живу один, постоянной девушки нет. Нет, я не лавелас, просто у меня много друзей девушек, а спутницу жизни пока ещё не нашёл. Я по природе своей человек добрый, и легко иду на уступки. Просто меня не надо злить, а то я психую. Могу со злости одним пинком дверь вынести или окно кулаком выбить. И ещё я никогда не страдал извращениями. Раньше не страдал. Да вот попросила меня одна моя очень хорошая подруга одно одолженьице сделать. У неё тётя в детсаду работает, а в тот день у тёти то юбилей намечался.

Ну и говорит, мол посиди с детьми с десяти до пяти, а благодарность будет щедрой. По тону знакомой я понял, что она всерьёз обещает мне провести ночь со мной у меня дома. Подумав и припомнив, что ничего не запланировано у меня на этот день, я согласился. Просто я неплохо лажу с детьми, да и у меня уже два дня небыло секса, а ночь на халяву, за несколько часов присмотра за детишками, как раз сейчас кстати. Ну в общем, просыпаюсь утром, завтракаю.

Беру бумажку с адресом детсада, одеваюсь, сажусь в автобус и еду. Через минут сорок приезжаю по адресу, ещё минут семь иду по улице, ища глазами нужное здание. Наконец нахожу, открываю ворота, захожу в здание. Меня с улыбкой встречает не очень симпатичная женщина лет тридцати семи. По виду ей точно не хватает мужской ласки и немного косметики. Говорю ей, что я Игорь, и что меня прислала Ирина Степановна, чтобы я её заместил на день. Бабенция видно была осведомлена о моём визите, поэтому спокойно повела меня на второй этаж здания, по пути рассказывая, какая хорошая и спокойная мне досталась группа-самая старшая, всем по пять-по шесть лет, хулиганов нет. По тому, как она мне всё это рассказывала было видно, что ей доставляет настоящее удовольствие следить за детьми.

Подходим к двери, открываем её. И правда, детишки спокойные. Сидят все так мило на стульях, на меня с интересом смотрят. Женщина представила меня группе, кстати состоящей из двадцати человек. Восемь мальчиков, остальные-девочки. Сказав детям, что я их новый воспитатель, и чтобы они меня слушали, женщина захлопнула за собой дверь с обратной стороны. Я неловко подошёл к детям, поздоровался и стал решать чем бы их занять. Когда мне было четырнадцать, к нам домой приехала какая-то родственница с двумя детьми.

Оба были пацанята, одному было пять, а другому семь. И я ещё с тех пор понял, что если не занять детей чем-нибудь, то они тебя просто съедят, или себя поранять, или весь дом разнесут. Вот я и решил взять инициативу в свои руки, и придумывать всякие занятия. Сначала я предложил всем детям представиться мне, и рассказать о себе. Сначала всем было интересно, но потом кое-кто из детей ушёл играться. Я не заметил этого, слушая одного мальчишку, рассказывающего мне про своих маму и папу. А когда заметил, то пошёл к играющимся детям пожурить их, ну мол типа кто вам разрешил играться. Оставшиеся, видимо тоже захотев играться, присоединились к общей мессе.

Дети, не очень то слушавшиеся меня, нового а потому не страшного для них человека, продолжали беситься. Мои попытки угомонить шалунов ну увенчались успехом. Спасла меня работница кухни, принесшая подносы с едой. Дети по привычке уселись за стол, и стали есть.

Я стал прогуливаться между них, наслаждаясь минутами тишины. После обеда был положен отбой, и я уже настойчиво сказал детям идти по кроватям. Дети помыв руки пошли в спальную и стали раздеваться. Я вдруг заметил за собой странное желание посмотреть, как детишки будут снимать с себя одежду. Дети болтая разделись до трусиков и разлеглись по кроватям. Я заметил, что две девчушки легли спать на единственную кровать, состоящую из двух обычных кроватей, стоящих рядом. Я сначало не понял, а потом вспомнил, что они близняшки, и видимо привыкли спать вместе.

Я подумал, что интересно будет посмотреть за малышней во время тихого часа. Когда я сам был в детском саду, мы частенько в это время развратничали с мальчишками, забираясь руками под простыню к девочкам, и стягивая с них трусики. Я сел на стул в край комнаты и сделал вид, что увлечённо читаю принесённую с собой книжку Джека Лондона. Мои ожидания оправдались сполна. Сначала я заметил, что мальчишка неподалёку от меня тихонько дрочит под простынёй. Да, дело знатное. А затем я заметил, что близняшки, лягши друг на дружку шуршат под простынёй.

Всё это время я сидел, боком глядя на них, пытаясь не издать ни звука. Полупрозрачная простынка не скрывала от меня очертаний рук девочки, сидящей сверху на нижней, и трущих её промежность. Мне это на удивление так понравилось, что я решил чисто для интереса сделать следующее. Я тихонько, но быстро встал и направился к ним быстрым шагом. Девочки, с головами накрытые простыней не заметили, ка я к ним подошёл, и поэтому я застал их врасплох. Подойдя к их кровати, я резко сдёрнул с них простынку. Нижняя девчёнка резко натянула на себя трусики, спущенные почти до колен и уставилась на меня.

Сидевшая сверху девочка убрала руки от промежности сестрёнки, ойкнула и откатилась на свою половину кровати. -Так вот вы значит чем тут занимаетесь вместо того, чтобы спать! Сказав суровым голосом, чтобы все спали, я за руку дёрнул девочку, которая лежала снизу, и поволок за собой. Приведя хныкающую негодницу в комнату няни, я закрыл дверь в комнете на щеколде. Девочка почти плача смотрела на меня снизу вверх. Мне стало её жалко, и я присел на одно колена, чтобы смотреть на неё прямо и сказал: -Успокойся, Женя. Не надо плакать. Я никому не расскажу. Девочка посмотрела на меня, не поверив. -Честное слово? Я погладил девочку сквозь трусики по попке и ответил: -Честное причестное. Девчушка шмыгнуланосом и слегка улыбнулась. Что-то на меня нашло и я спросил, пересохшим от волнения голосом: -Жень, а что там тебе сестрёнка делала, а? Если расскажешь, то я никому не расскажу. Девочка ответила: -Я не Женя, я Алёна. Я всё еще гладя её мягкую детскую попу, сказал: -А, прости, просто вы так похожи. Так чем вы там занимались под простынёй? Девочка засмущалась, но ответила, отведя от меня взгляд: -Женька мне письку трогала... Эти слова очень возбудили меня, и я, поднявшись с колена и взяв Алёнку за плечи спросил: -Ну, раз тебе это нравится, давай я тебе письку потрогаю. Девочка сильно застеснялась и не ответила. Тогда я опять присел перед ней на одно колено, и стал пальцем водить между её ножек как раз там, где у неё и было влагалище. -Дай я потрогаю, иначе всем расскажу, даже Ирине Степановне и твоим маме и папе, и они тебя побьют. Девочка посмотрела на меня немного испуганным взглядом, глубоко выдохнула и сказала совсем тихо: -Хорошо. В комнате повисло молчание. Алёнка просто стояла и смотрела в пол, иногда посматривая на меня украдкой из под длинной светло-русой чёлки. Меня в тот момент абсолютно не волновало то, что то, что я делаю это аморально, а для тех, кто сейчас так подумал, я специально в конце рассказа поместил одну очень мудрую фразу одного очень мудрого человека. Так вот, эта пятилетняя негодница стояла так по-своему соблазнительно, что я твёрдо решил с ней хоть немного, но поразвлечься сегодня до конца тихого часа. Небольшой сексуальный опыт не повредит психологии малышки, а принудительно я действовать не хотел. Пускай девочка думает, что балуясь со мной, не она делает мне одолжение, а я ей. Так я и поступил, спросив: -Ну так что, трусики снимать будешь, или мне тебе потереть через трусики. Девочка медленно спустила с бёдер трусишки до коленок, обножив свою детскую нежную промежность. Я обнял её за талию и понёс на диванчик, стоящий в комнате воспитательницы. Белые трусики по пути скатились с ног ребёнка, так как были ей немного велики, так что малышке теперь нечем было прикрыть свои половые органы, да она и особо не пыталась. Я положил её на край дивана так, чтобы её стройные худенькие ножки свисали вниз. Я медленно развёл ноги девочки в стороны и чуть приподнял. Алёна с опаской следила за моими действиями чуть приподняв голову над диваном. Маленькая щель между ножек девочки слегка раскрылась из-за того, что я держал её ноги раздвинутыми. Розовая, чертовски привлекательная, нетронутая вагина малышки манила меня, но я наотрец отказался лишать её девственности в пять лет, зная, что за такое преступление сидеть лет 7-10 как минимум, да ещё и зэки за такое наказывают по-жёстки. Иак что я, как заправский актёр немецкой порнухи послюнявил указательный палец правой руки, и попросив девочку раздвинуть ноги самой, тихонько стал тереть малюсенькую пуговку детского клиторка по часовой стрелки. Девочку по виду одалевали самые неизведанные ощущения в жизни, и она внимательно следила за движениями моего пальца в недрах её письки, уже порозовевшей моими стараниями. Алёнка не вздыхала и не охала, а лишь смотрела и даже чуть чуть подмахивала моим движениям пальцем. Минуты через три я почувствовал, что скоро малышка должна кончить, и я просто убрал руки от её писи и стал дуть на раскрытые половые губки. В этой крошке меня привлекало лишь то, что она была пятилетней и мне просто хотелось узнать, как маленькая девочка испытывает половое удовольствие. Представьте себе картину: пятилетняя девочка лежит на диване, раздвинув ножки, и на неё нет трусиков, и её пися вся аж красная от ласк взрослого парня, только что вытащившего из её куночки свой мокрый палец. Я сказал малышке, что можно ещё полизать пипиську языком, и что это ещё лучше, чем трогать её. И сам, не дожидаясь разрешения засунул свой язык во всю глубину в тело девочки. Алёнка, не ожидавшая такого, подалась назад и, словно котёнок, попыталась вырваться, но я крепко прижимал её к дивану руками, и эта попытка оказалась безуспешной. Я в ответ на это стал обрабатывать языком клитор ребёнка всё сильней, и через секунд десять девочка сдалась. В уголках её глаз заблестели слёзы, однако уже через полминуты моих усилий Алёна стала шёпотом произносить букву "А". Я тогда заметил, что когда дети ели в обед, они вот так же ахали, видимо очень вкусным был свекольный суп. Девчушкина пися едва заметно потекла, а через минуту по вздрагиванию тела Алёны я почувствовал, что ещё секунд пять и девочка кончит. Я тогда даже побоялся, что ребёнок закричит от удовольствия на весь детский сад. Однако нет, пятилетняя Алёнка кончила бурно, но без крика. Она лишь стала после оргазма тяжело дышать и совсем расслабилась. Я встал, и на свою Нокию стал фотографировать её голенькую. Иногда я приподнимал девочку, ставил в лучшие позы, чтобы захватить в кадр обе дырочки малышки, которой уже по виду было всё пофигу. Нафотографировав свою юную модель, я удовлетворённо присел на диван рядом с ней. Минут через семь отдыха Алёнка одела свои трусики, сбегала в туалет пописать, и как не в чём не бывало пошла досыпать свой "тихий" час. Кстати, дети все эти двадцать минут без моего присутствия вели себя на редкость тихо, видимо думая, что я в комнате няни наказываю Алёну как следует. Остаток дня прошёл как обычно. Алёнка на меня особого внимания не уделяла, впрочем, как и я ей. Естественно, я строго запретил рассказывать ребёнку о наших играх родителям. Но она рассказала об этом кое-кому другому. Своей сестрёнке. Однажды по рекомендации Ирины Степановны, меня взяли их родители посидеть с близняшками на полдня, в которые дети по моей просьбе устроили мне настоящий стриптиз с продолжением в стиле инцеста. Но откуда им, пятилетним девочкам знать, что такое хорошо, а что такое плохо? После в детсаде я смог уломать позабавится со мной ещё одну девочку, белокурую и абсолютно лишённую стыда. Она не стеснялась выставлять себя без трусиков на показ передо мной, и даже сделала мне минет по моей просьбе. Но об этих историях в других рассказах.

Поделиться:

Еще интересные материалы: