Светлана

Светлана

Только недавно, поглядывая на телеэкран, где шелфильм из серии «Эммануэль» (из ранних), я вдруг понял, на кого Света Гр. похожа: на Сильвию Кристель. Тот же абрис лица, те же глаза, та жеулыбка. Она переступила порог, утомленная знойным августом исмутным желанием того, что сама так долго откладывала. Она знала, чтобудет, и как-то уже заведомо отяжелела от предвкушаемых наслаждений. Едва впустив ее, я тотчас принялся лобызать Светку вмаслянисто-аппетитную шею, в щеки, в притворно недающиеся губы. Мялгруди и ягодицы сквозь плотную белую юбку. - Дай передохнуть, - сказала она и, войдя в комнату, устало плюхнулась на диван.

Я сел рядоми лизнул ее виски, затем спустился ниже и стал облизывать мочку ееправого уха. Светка громко задышала. Затем с деланной ленивостьюизменила позицию: теперь ее голова лежала на моих коленях, придавивзатылком мое заволновавшееся под купальным халатом мужскоедостоинство... <!--StartFragment--> Она все крепче и крепчеприжималась к моему животу. Рука же моя тем временем гладила ее колено, поднималась по плотной ляжке, пощипывала ее. Наконец Светкапочувствовала, что под ее головой начинается некое долгожданноеотвердевание.

Легкими мерными нажатиями затылка она помогала этомупроцессу, да так успешно, что я уже не мог больше сдерживать себя. Схватил Светку в охапку и понес к тахте. Уложил ее, распахнул свойхалат, под которым предусмотрительно ничего не было, навалился наСветлану всем телом, задрал ее короткую юбку, сдвинул в сторону, не снимая, тонкуюполоску ее трусиков , прикрывавшую вожделенную, прикрытуюнебольшой порослью щелку, и, не вспомнив ни о каких предварительныхласках, сразу же вошел в нее. Тотчас же пришел в исступление: билв нее длинной струей, скрежеща зубами, закрыв глаза, а Светка крепкообнимала меня, не думая в эту минуту о собственном наслаждении, всяотдавшись моей эгоистической похоти. Наконец я вышел из нее, поднялся. Капли выпущенной спермы стекали с моего чуть обмякшего члена. - Мне нужно бы принять душ, - негромко произнесла Светка. Я показал ей, где находится ванная, и она насладилась там в полной мере. Вместе спотоками воды ее крашеные волосы заструились по спине и груди. Я невыдержал, вошел в ванную комнату и, поскольку уже был без ничего, сновакрепко обнял стесняющиюся молодую бабу, встав рядом с ней в ванне. Вдруг Светлана осторожно высвободилась из моих объятий, всталапередо мной на колени, открыла рот и... я замер. Мой член ласковообхватили ее нежные губы. Щеки Светика надувались и опадали, языкпорхал, как мотылек над цветком, и это продолжалось до тех пор, покаона не почувствовала приближение взрыва. Тогда она оторвалась от моегочлена и, откинувшись назад, стала любоваться плодами своего искусноготруда. Затем принялась натирать все мое тело густой ароматной мыльнойпеной. Обеими руками она описывала плавные круги по всему телу, натираяспину, ноги, грудь, а я стоял, как послушный мальчик, не мешая ей ниединым движением, пока, наконец, она не добралась до моих ягодиц, азатем и до моего члена. Она усердно работала ладонями и кончикамипальцев, переходя от мягких долгих поглаживаний к быстрым резкимрывкам, пока моя белопенная мачта не начала содрогаться. Она топрикасалась к моим яйцам, гладя и царапая ногтями мошонку, топродвигалась со своими ласками дальше, добираясь до ануса. Наконец онакрепко обхватила член и стала оттягивать его мантию так далеко, насколько было возможно, пока яростная струя не хлынула из навершияпрямо в жадно раскрытые Светкины губы. Вкус мыла придал этому напиткуизысканную горечь. Она застыла на мгновение с моим членом во рту. После мы ополоснули следы нашего экстаза, продолжая ласкать друг друга. Я проник своим пальцем в ее ямку между ног и принялся поглаживатьотзывчивый Светкин клитор. Палец другой руки погрузил в лощинку междуСветкиными ягодицами и, чуть раздвинув их и надавив, проник в заднийпроход. Светка стонала и извивалась. Когда она уже дошла доизнеможения, я повернул ее к себе спиной, приказным движением нагнулвперед, поставил раком и, обхватив аппетитную Светкину жопу, вновьпогрузил свой член в ее намокшие половые губы. Мое наслаждение былоудвоено, утроено от сознания того, что я впервые преодолел Светкиноханжество и ебал ее сзади, в положении раком. Она же не только невыказала сопротивления, но получала свое дополнительное удовольствие отдозволенного себе разнудства. Надо сказать, что это было для неевнове. Она была не слишком просвещенной в области секса, полагая толькоодну позу достойной (благо именно ее чаще всего видела на разныхизображениях – эротического кино в таком количестве у нас еще не было).Все остальное считала, по невежеству, извращением. Мне приходилосьпреодолевать ее консерватизм. Первой победой над Светкиным "ханжествомпо невежеству" было то, что после некоторого сопротивления она однажды, когда мы занимались любовью в постели, согласилась встать начетвереньки, повернувшись ко мне спиной, и предоставить моим манипуляциям свой роскошный зад. Я вошел в нее тогда сзади и сам был несвой от маленькой победы над этой всегда жеманничавшей бабой. Я боялсяраньше времени кончить и потому, погрузив член до конца в ее мягкоеотверстие, я какое-то мгновение не шевелился. "Ну что ты прилип?" - хмыкнула Светка и покрутила, для остроты ощущений, жопой. "Подожди-и-инемно-о-го!" - прохрипел, изнемогая, я. Это было за неделю до нынешнейнашей встречи. А теперь она уже знала, какие восхитительныеощущения дают эти животноподобные позы. У нее самой кружилась голова, когда она ощущала себя лошадкой, подставляющейся распаленному жеребцу. Наконец она вскрикнула, по-видимому, кончив, и я синхронно ответил наэтот звериный крик повторным, хоть и не таким мощным, как в первый раз, извержением струи. Затем мы обтерлись сухими полотенцами, но не спешилиодеваться. Я сел на стул, а она, расставив ноги, села на меня, надевшись, как на колышек, на мой вновь напрягшийся член (ну, и молодецон был в этот вечер!), и принялась, как амазонка в седле, приподыматьсяи опускаться. И опять я одарил ее божественной влагой, которую она всюсполна впустила в себя. Потом была другая игра: в лошадки. Наездником был уже я. Я поставил Светку на четвереньки и сел верхом нанее, как на кобылку. Светка, моя жопистая кобылка, попробовала пройтитаким манером сантиметра два. Смеялась. Груди ее свисали, как двазрелых плода. "Ну!" - кричал я ей, и хлопал ладонью по распареннойжопе. Мои яйца касались ее спины, и член вольготно распластался вдольпозвоночника. И вот на этом пике блаженства я вдруг вспомнил... увиделкак наяву... Я увидел картинки двадцатилетней давности. Осенние, зимние, летние. На одной из них я, завлекая Светку вкинотеатр, норовил во время фильма залезть рукою к ней под юбку, скользил по обтянутым чулками ляжкам, доходил до кромки, где начиналасьполоска неприкрытой синтетикой кожи, переходившая затем в плотный крайпояса, затем сваливался в ямку между ног и надавливал осторожно сквозьхлопковые трусики на вожделенный Светкин бугорок. Спустя некотороевремя я чувствовал (или мне это только казалось?), как намокали в этомместе Светкины трусики. Затем она, тяжело дыша, вынимала мою руку, но, минуту-другую погодя, я снова пускался по тому же маршруту. Однажды - не помню, где мы тогда были - я положил свою ладонь на Светланену жопу, погладил ее. Надо сказать, что Светкина жопа с самого начала нашегознакомства волновала меня больше всего. (Ну, и , конечно, глаза ее скакой-то с поволокой.) Задница была у нее загляденье. Обтянутая в черныебрючки, она кокетливо и маняще покачивалась, когда Светка входила вучрежденческий буфет. Помню, все мужики глядели ей в спину и, вероятно, не один мысленно потрогал этот вожделенный зад. И я тоже. Чувствовал, что, только вильни она призывно в мою сторону, я могу пойти за ней. Даже намекнул моему приятелю Диме, что симпатична мне эта девушка. Хотяслово «симпатична» тут не самое точное, поскольку магнитом было не лицо(которое, впрочем, было весьма красивым: выразительные глаза, чувственные губы), а задница. Дима решил помочь. Однаждыприбегает ко мне и говорит: «Ну вот, мол, есть повод познакомиться. Удевушки неприятности, и она нуждается в помощи». Она приходила к немукак к члену месткома, ища защиты. Кажется, она должна была оставитьработу, поскольку целый год замещала уходившую в декретный отпусксотрудницу. Та возвращалась, и место надо было освободить. А куда ейдеться с ребенком? Что у нее есть ребенок, я понял, когда она однаждыпришла с ним в буфет. Я тогда был несколько раздосадован. Думаю:замужем, ребенок… А тут выяснилось, что мужа нет – разведена. Ну простослучай для меня. Я любил выглядеть этаким бескорыстным доброжелателем,«Скорой помощью». Я обещал что-нибудь разузнать. Поговорил со знакомой, у которой были разные связи. И та вроде нашла Светке работу. Мыусловились со Светой подъехать к О. А. в музей, где та работала.

Поделиться:

Еще интересные материалы: